Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Хороший директор должен уметь

Учительская газета, №10 от 10 марта 2015. Читать номер
Автор:

Игорь СКУБЕНКО, министр образования и науки Архангельской области:

– Игорь Васильевич, в прошлом году в рейтинг наиболее успешных школ России попало шесть ваших городских учебных заведений. И среди лучших сельских школ – пять архангельских. Вас это радует?

– Конечно, радует. Эти школы свое­образные маяки. У них нужно учиться, как достигать главной цели – высокого качества образования, как решать непростые финансовые и кадровые вопросы, как мотивировать детей на высокие результаты, как грамотно строить управление образовательным процессом. На базе этих школ создаются стажировочные площадки. Не только для учителей и директоров, но и для муниципальных управленцев. С другой стороны, я прекрасно понимаю, что таких школ должно быть как можно больше.

– Вы сказали, что главная цель системы образования – обеспечить высокое качество. А что такое высокое качество?

– Это качество, которое удовлетворяет потребителей наших услуг, нашей деятельности – родителей и детей. Это такое качество образования, которое позволит ребенку реализовать себя независимо от того, какой путь в жизни он выберет, какую освоит специальность. Важны не только баллы по единому государственному экзамену, количество участников всероссийских и международных олимпиад, важны личностные достижения учащегося, динамика его развития, ощущение комфорта, которое ребенок должен чувствовать в школе. Школу делают атмосфера, уклад. Они чувствуются с порога. Школа не тюрьма. Живя по своим законам и принятым сообща правилам – учителями, учениками, родителями, управленцами, – она должна максимально поддерживать ребенка, давая ему возможность учиться спорить, отстаивать свою точку зрения, соотносить свободу и ответственность. Жизнь – это поле выбора. И школа должна научить его выбирать, а выбрав, нести ответственность за него. Когда мы доживем до того времени, когда нашего потребителя будет все удовлетворять, тогда я смогу сказать, что качество образования у нас действительно на должном уровне. Человек должен зайти в школу и уже с порога получить удовлетворение от того, что он пришел сюда учиться.

– А кто должен оценивать это качество образования?

– Безусловно, потребитель – родители и ученики. И конечно, учителя. Сколько бы мы ни говорили о независимой оценке качества, внешнем аудите деятельности и учителя, и директора, и всего общеобразовательного заведения, самооценку ничто не заменит. Но ей тоже надо учиться, главное – уметь отстраниться от личного, персонального, взглянуть на ситуацию со стороны.

– Чиновнику какая роль отводится в этом процессе?

– Он должен обеспечить условия, скажем так, для реализации федерального государственного стандарта, эффективной деятельности образовательного учреждения и максимально вовлечь общественность в решение существующих проблем, выработку перспектив. Чиновник должен выставлять на конкурс как услугу проведение независимой оценки качества образования, привлекая сторонние организации к мониторингу и анализу. К сожалению, реальная система независимой оценки выстроится не в ближайшее время. Но я уверен, что чиновничество должно быть отодвинуто от этой работы, тогда оценка будет независимой.

– Игорь Васильевич, вы не педагог по специальности. Это вам мешает или, наоборот, помогает?

– Я окончил филиал Санкт-Петербургского государственного морского технического университета по специальности «экономика и управление». Я заточен на результат, на эффективность. Для меня важно, чтобы каждая копейка, которую мы направляем в образование, работала, приносила результат. С тех пор как я работаю в образовании, я занимаюсь экономикой образования и знаю ее изнутри. Это мне очень помогает в нынешней должности. А что касается содержания образования, необязательно оканчивать педагогический факультет, чтобы знать, о чем идет речь. Образование такая сфера, где все переплетено: педагогика и управление, психология и финансы, информационные технологии и ресурсное обеспечение. Я учился все эти годы у своих коллег и продолжаю учиться. В первом номере «Учительской газеты», вышедшем 3 октября 1924 года, который вы мне подарили, есть замечательные слова Анатолия Васильевича Луначарского о том, что учитель все время должен учиться. Так они касаются не только учителя, любого человека, а уж руководителя в первую очередь.

– Раз мы уже заговорили про экономику образования, что в ней самое сложное?

– Сложнее всего изменить менталитет наших руководителей. Не все хотят самостоятельности. Многие не готовы работать с финансами в новых условиях.

– Почему?

– Некоторые боятся ответственности. Некоторым не хватает знаний. Некоторые боятся ощутить свободу действий и, конечно же, их последствия. Не попробовав, не ощутить, насколько сладкий вкус этой свободы, когда ты самостоятельно управляешь, ни на кого не оглядываясь, не ожидая никаких мелочных указаний.

– Игорь Васильевич, кто такой, на ваш взгляд, хороший директор?

– Хороший вопрос. Дайте подумаем. Есть постулаты. Хороший директор должен быть эффективным менеджером. Не должен быть легкой добычей для чиновника. В условиях конкуренции за учащихся очень живо должен реагировать на происходящие внешние изменения. Должен не ждать готовых решений на блюдечке, а самостоятельно изучать возникающие вопросы, вникать в проблемы, понимать, почему одни учреждения достигают успеха, а другие нет, хотя находятся в одинаковых условиях, просчитывать возможные риски от своих решений. Поскольку учительская среда – это определенная каста со своей ментальностью, своими специфическими запросами, со своими внутренними законами, то хороший директор должен быть почти профессиональным психологом. И он должен уметь держать равновесие, баланс. И конечно, это человек, способный принимать решения и нести за них ответственность. И еще, это человек, который верит в себя и свою команду и в то, что он обязательно достигнет поставленной цели.

– Вы влияете на своих коллег в муниципальных органах управления?

– Прямо они Министерству образования и науки не подчинены. Но влиять стараемся. Через соглашения. Я думаю, у любого министра образования и науки есть свои рычаги влияния и свои секреты. Не хотелось бы их открывать. Хочу сказать, мне здорово помогает в управлении наше цифровое кольцо, которое объединяет все муниципальные органы. Видеосвязь есть с каждым районом. Но одно дело – совещание, другое – живое общение не только с руководителями, но и с рядовыми гражданами – родителями, учителями. Я в кабинете очень редко нахожусь. За год работы все районы объездил.

– Я знаю, какой у вас есть рычаг: вы распределяете субвенции и субсидии…

– Подход один: все равны. Все знают, как работают методики доведения средств. Перед тем как утвердить их, а это делается каждый год, мы обсуждаем разработанный документ с районами, выясняем, какие необходимо внести дополнения, уточнения и изменения. Кто как расходует выделенные средства – это другой вопрос. Мы постоянно анализируем, где надо – поправляем. Эффективность расходования бюджетных средств выходит на первый план.

– Кандидатуры руководителей районных органов управления образованием перед назначением согласовывают с вами?

– К сожалению, нет. Ставят перед фактом. У меня есть на этот счет определенные предложения нашим законодателям. Посмотрим, как они к ним отнесутся. Мою кандидатуру согласовывают в федеральном министерстве. Вот и мне бы хотелось, чтобы и у нас такая процедура существовала.

– Реструктуризация сети образовательных учреждений закончилась у вас в области?

– Практически да. Я говорю муниципалам: когда мы консолидированы, мы сильнее. Но нельзя ко всем территориям подходить одинаково. Взять Северодвинск. Там достаточно равно школы распределены по городу. И детские сады рядом с ними. Сам Бог велел объединяться. Нам надо избавляться от образовательных учреждений в деревянном исполнении – они составляют 60 процентов всего нашего фонда. Конечно, мы строим. В прошлом году сдали 5 дошкольных учреждений, две новые школы – в Архангельске и в поселке Подюга Коношского района – на свои средства. Понятно, что этого мало. Без федеральной помощи, софинансирования нам не решить проблему обновления нашего фонда.

– Модное словосочетание «образовательные кластеры»…

– Я бы сказал, актуальное словосочетание. Кластеры – это будущее профессионального образования и нашей экономики, если хотите. Они позволяют готовить высококвалифицированных рабочих, которых все больше требуется нашему хозяйству. Мы область разносторонняя. Поэтому и кластеры на разный вкус, вернее, экономические потребности. Сорок восемь учебных заведений объединены в 15 ресурсных центров. В Северодвинске судостроительный кластер – три учебных учреждения, два лесопромышленных – на юге и на севере. Есть ресурсный центр железной дороги в Няндоме, конкурирующий с одним из самых известных образовательных учреждений, готовящих железнодорожников, в Ярославле. Базовые предприятия помогают техникой, оборудованием, предоставляют базу для практики. И это правильно. Ведь надо учить так, чтобы потом не переучивать, когда выпускник придет на производство.

– Уже год прошел после вашего назначения. Команда сформировалась?

– Все еще формируется. Это не такой быстрый процесс, как мне могло показаться вначале. Была создана и утверждена правительством области новая структура. Поменялись акценты. Теперь мы уделяем больше внимания опеке и попечительству. В прежней структуре эти вопросы были немного размазаны. Усилили кадровое обеспечение вопросов дополнительного образования. Появился новый заместитель министра, отвечающий за ресурсное обеспечение. Мы участвуем в любых федеральных проектах, потому что федеральный проект – это всегда дополнительные ресурсы. Я не могу себе позволить пройти мимо тех средств, которые предлагает центр.

– Вы начальник, остальные – исполнители. По такому принципу строите работу?

– Я не царек. Мне нужны в команде близкие по духу люди, желающие работать, понимающие все трудности системы образования. Я могу разговаривать с подчиненными на ты, и они со мной соответственно на ты, мне не важны формальные признаки уважения, важно, насколько хорошо они понимают наши задачи и насколько оперативно и эффективно способны их решать. Мне нужна работоспособная молодая активная команда.

– Вы легко отдаете часть ответственности своим заместителям?

– Я им доверяю. Я знаю, что они профессионалы. Поэтому отдаю легко. Но понимаю, что-нибудь случись – ответственность все равно мне нести.

– А они делегируемые им полномочия берут с удовольствием?

– Кто как. Но работа так увлекает, что некоторые товарищи даже не замечают, что им делегировали новые полномочия. Они как бы сами начинают нести новую нагрузку – новую ответственность.

– Какая модель повышения квалификации работников образования, на ваш взгляд, самая оптимальная?

– Главное, чтобы не было формальных подходов. У нас основную работу по повышению квалификации и переподготовке кадров ведет Архангельский институт открытого образования. Половину своего времени они работают на собственной площадке, вторую – на выезде, и так уже лет пять. Область у нас огромная – две Франции, Северная Двина делит регион пополам, всего три стационарных моста. В некоторые районы гораздо легче и быстрее зимой добираться, чем летом. Поэтому и стали создавать в районах опорные точки, но вначале 25 районов разбили на 7 округов. В каждом из округов есть специалист, который изучает запросы конкретных муниципалитетов и формирует для института заявку на выездные курсы и семинары. Этот же человек, собирая лучшие образцы местного педагогического опыта, помогает институту пополнять банк данных. Специалисты из Архангельска дают теорию, практика познается на месте.

– Игорь Васильевич, у вас есть дети?

– Старшей дочери 12 лет. Она уже в пятом классе. Младшая в этом году пойдет в первый класс.

– Вы ходите в школу?

– Когда работал в Северодвинске, старался посещать родительские собрания. Сегодня у меня такой возможности, к сожалению, нет. Я уезжаю на работу в шесть утра и возвращаюсь домой около девяти вечера, когда детям уже нужно ложиться спать.

– О чем вас обычно спрашивает губернатор?

– Игорь Анатольевич Орлов замечательный менеджер. Его вопросы в основном одной темы касаются: эффективности. Попросишь денег, придешь с предложением, он спрашивает: «Насколько принятое решение будет эффективным и что даст в итоге?»

– На вас жалуются?

– Жаловались и губернатору, и в прокуратуру, когда проводил реорганизацию министерства. Понятно, что кое c кем вынужден был расстаться. Но увольняли людей согласно трудовому законодательству. Раз сижу перед вами, значит, все правильно сделали.

– А учителя на вас не жалуются?

– На меня нет. Мне жалуются.

Досье «УГ»Игорь Васильевич СКУБЕНКО родился 1 октября 1974 года в семье военно­служащего. В 1998 году окончил филиал Санкт-Петербургского государственного морского технического университета (Севмашвтуз). Прошел повышение квалификации по программе подготовки управленческих кадров в сфере образования в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. С 1998 по 2013 год работал в Управлении образования г. Северодвинска. В декабре 2013 года стал министром образования и науки Архангельской области. Женат. Воспитывает двух дочерейПетр ПОЛОЖЕВЕЦ, Москва – Архангельск – Москва


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту