search
Топ 10

Хогварда в отставку! От Республиканской школьной академии в Карелии осталась одна вывеска

«У нас был свой Хогвард», – студент Александр Матвеев при разговоре о Республиканской школьной академии не случайно вспомнил знаменитую школу волшебников из «Гарри Поттера». В РША дети из отдаленных уголков Карелии, порой не блестяще учившиеся в своих школах, но имевшие желание заниматься исследовательской и творческой деятельностью, получали возможность реализовать свои способности.

На семи отделениях академии учебный процесс состоял из восьми сессий, в перерывах между ними педагоги общались с учащимися в письменной форме. В последнее время стали применяться дистанционные формы обучения. В конце двухгодичного курса каждый слушатель писал работу и защищал ее в присутствии авторитетной комиссии. Какие жаркие споры порой разгорались! Но не только за это дети любят свою академию.

– Здесь преподаватели видят не толпу, а каждого человека, – восторженно говорит Оля Родькина из поселка Вяртсиля, выпускница РША этого года. – Они умеют найти «изюм» в каждом.

У всех слушателей РША, с которыми я беседовала, загорались глаза, когда они начинали говорить о своих преподавателях. А еще здесь они вволю общались с близкими по духу ровесниками. Как выразилась одна из выпускниц академии Маша Дмитриева, теперь на карте Карелии она может ткнуть в любую точку – везде у нее есть друзья. К услугам слушателей были все культурные блага столицы республики: музеи, театры, филармония, библиотеки. Академию, созданную по инициативе педагога Исаака Фрадкова, финансировало Министерство образования республики.

Как же попадали в Республиканскую школьную академию? Информация об очередном наборе доходила до каждой школы Карелии. Затем старшеклассники писали в адрес академии письма.

– Они рассказывали о себе и своих интересах, о семье, о школьных проблемах, о своих мечтах и о том, что мешает их осуществлению, – поясняет руководитель отделения литературного творчества и журналистики РША Светлана Заалова. – Откровенное письмо в противовес многим безликим тестам помогало увидеть и понять автора. Определить его возможности позволял второй этап конкурса. Педагоги разрабатывали систему вопросов и заданий, позволяющих выявить интерес к той или иной сфере деятельности, склонности к исследовательской и творческой работе. В академию попадали не самые лучшие и успешные в школе ученики, но спустя некоторое время они начинали нас удивлять.

Конкурс был огромный, иногда он доходил до 10 человек на место. Благодаря академии состоялись судьбы сотен детей. Среди выпускников есть уже и кандидаты наук. Но и те, кто не сделал карьеру, состоялись как личности, обрели цель в жизни. Можно много говорить о правах ребенка, о социально ориентированной политике государства, а можно без лишней говорильни дать детям реальный шанс пробиться в жизни. Или, напротив, перекрыть канал доступа к знаниям.

И вот теперь РША закрывается. Правда, в Минобразовании Карелии такую формулировку – «закрывается» – категорически отвергают. Но трудно иным словом назвать то, что сейчас происходит: вывеска остается, но суть академии меняется кардинально.

Да, по-прежнему в ней будут учиться сельские дети, но уже другие – проявившие себя на олимпиадах, отобранные органами образования, а не преподавателями, как было прежде. Улавливаете разницу? И цель перед академией ставится иная – подготовить детей к успешному выступлению на российских олимпиадах.

Идея, несомненно, имеет право на жизнь, хотя знакомство с новым положением вызывает много вопросов. Как возможно за четыре месяца достичь заявленных, кроме олимпиадной, целей «самореализации и развития, освоения основ научно-исследовательской и творческой деятельности»? Не получится ли галопом по Европам: установочная сессия в 6 дней, затем три месяца дистанционного обучения (из них два приходятся на лето) и заключительная сессия в 7 дней? Похоже, нет пока ни программ для новой академии, ни преподавателей. Но наверняка к июню все появится: к штурмовщине у нас привыкли. Только вот ради чего она затеяна? Многие сейчас ищут ответ на этот вопрос.

Тезис об успешности прежней РША в Минобразовании Карелии отвергают. Это стало ясно в ходе пресс-конференции, которая прошла недавно в стенах министерства по инициативе преподавателей академии и Союза журналистов Карелии. На ней присутствовали также выпускники академии и их родители.

Министр Галина Анатольевна Разбивная и на пресс-конференции, и потом в разговоре со мной упоминала о проблемах и издержках, которые существуют в РША. Конечно, они есть – как в любом живом деле. Но чего же все-таки больше – недостатков или достижений? Беспристрастного анализа в Минобразовании Карелии так и не было сделано. Не был изучен и обобщен уникальный опыт академии по поиску в глубинке детей со склонностью к исследовательской и творческой работе, по развитию в них лидерских качеств, культуры, воспитанию эстетического вкуса.

Несколько лет назад слушательница РША Ольга Тимошкина из поселка Пряжа, которая стихи писать стала только в академии, выиграла республиканский конкурс поэтов «Северная лира» и без экзаменов была принята на отделение классической филологии ПетрГУ, где успешно учится. Студент четвертого курса КГПУ Александр Матвеев – он из Суоярви – после РША поступил сразу в два вуза – педуниверситет и госуниверситет. Но дело не только в поступлении в вуз: академия подтолкнула его к исследовательской работе, дала шанс прикоснуться к ремеслу историка.

Кандидат педагогических наук Михаил Гольденберг, много лет бывший председателем ученого совета РША, подчеркивает: цель обучения в академии – пробуждение интереса к научно-исследовательской работе, а не поступление в вуз. К примеру, ребята приходят на историческое отделение с желанием изучать египетские пирамиды, Наполеона, а заканчивают тем, что пишут работы по истории своей школы, поселка, завода, сельской больницы, самодеятельного кружка, храма. Их учили исторической зоркости – умению разглядеть историю рядом, почувствовать себя в роли исследователя. Михаилу Гольденбергу обидно, что многолетний накопленный опыт будет, образно говоря, отправлен в мусорную корзину.

Катя Гребенникова из поселка Лоухи, выпускница отделения истории 2006 года, признается:

– Мы только здесь о таких науках услышали – историческая социология, архивоведение, этнология, россиеведение, музееведение, источниковедение.

Научные работы ребят имели реальную ценность. Темы слушателей географического отделения говорят сами за себя: «Влияние нефтебазы на бентозные сообщества литоралий Кандалакшской губы Белого моря» или «Шунгиты Карелии». Их авторы Евгений Бахмет и Сергей Шевяков выступали на школьных и студенческих научных конференциях в Москве, Петербурге и Архангельске.

Еще один аргумент у Галины Разбивной против РША: слишком она дорога для бюджета. Были приведены такие цифры: в год 923987 рублей, «стоимость» каждого слушателя за два года – 16148 рублей.

– А это деньги налогоплательщиков! – подчеркивает министр.

Думаю, ни один налогоплательщик не высказался бы против такой траты налогов.

Проблемы у РША начались в последние два года. Вынуждены были уйти прежние ее руководители, сократили педагогов-кураторов, к которым привыкли дети. Преподаватели держались – ради детей, ради идеи, а вовсе не из-за денег.

Последняя сессия, в марте этого года, была проведена формально. Три часа вместо двух дней, как это было прежде, отвели на защиту исследовательских работ – а это оригинальные труды, а не компиляция из опубликованных источников, как часто бывает на школьных конференциях. Зато на подготовку к балу и на сам бал, о чем свидетельствует программа сессии, щедро отпустили 7 часов 45 минут!

Сокращение срока сессии Галина Разбивная объяснила опять-таки недостатком средств: санаторий «Белые ключи», где проходила сессия, слишком накладен для бюджета.

А разве обязательно проводить сессии РША в дорогостоящих «Белых ключах»? Но дело даже не в этом: все слова о цене вопроса, конечно же, лукавство. Новая структура потребует не меньших расходов, что признала министр. И очень хорошо, что в детей начинают вкладывать деньги! Но зачем разрушать «до основанья» занявшую свою нишу академию, чтобы на ее обломках создавать нечто другое? Пусть даже под тем же названием.

…Слушатели и выпускники РША, с которыми я недавно разговаривала, очень переживают за судьбу академии. Илья Серко, научный сотрудник Медвежьегорского музея, выпускник РША 1994 года, узнав о том, что происходит, сказал: «Очень жаль. Для меня, как и для многих, РША стала счастливой судьбой». У некоторых подрастают младшие братья и сестры, которые тоже мечтали здесь учиться. Похоже, не придется: как было сказано на пресс-конференции, отделы образования с апреля уже ведут отбор детей среди победителей олимпиад.

Как же все-таки легко лишить детей их Хогварда! Один росчерк пера министра на новом положении об академии: «Согласовано». Так и хочется спросить: а с детьми согласовано?

Петрозаводск

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту