search
Топ 10

Грозит ли вузам двоевластие? Пенсионеры станут президентами

Государственная Дума РФ в первом чтении приняла законопроект «О внесении изменений в статьи 12 и 20 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», предусматривающий меры по совершенствованию системы управления вузами, развитию его государственно-общественного характера, повышению эффективности кадровой политики в сфере высшего профобразования. Законопроект, именуемый в народе законом «О назначении ректора» и предусматривающий введение должности президента, а также аттестацию кандидатов на должность ректора, внесли депутаты ГД РФ Булаев, Иванова, Колесников, Хамитов и член СФ РФ Солонин. Думское большинство сразу отвергло предложение депутата Смолина устроить рассмотрение после грядущего в начале июня Российского съезда ректоров. Представлял законопроект председатель Комитета ГД РФ по образованию и науке Николай БУЛАЕВ.

Николай Иванович отверг все упреки в том, что ректоров будут назначать. «Это бессмысленно, беспочвенно, и серьезных аргументов для таких упреков я не слышу. Есть эмоции, но нет аргументов, – заявил депутат. – Что касается должности президентов, то изначально инициатором ее введения будет ученый совет вуза. Если он считает, что такая должность нужна, то обращается с конкретным предложением к своему федеральному ведомству, тот вносит кандидатуру на должность президента, и ученый совет тайным голосованием простым большинством голосов определяет того, кто может стать им. В законе есть норма: им может быть избран человек, имеющий опыт работы в вузе, что снимает достаточно много вопросов. Полномочия президента определяются по согласованию с ректором, и это убирает всякие опасения, что в вузе возникнет двоевластие». Булаев объяснил, что президентами станут те, кто долгие годы работали ректорами, достигли почтенного возраста и вынуждены уходить на пенсию. Пенсия мала, а заслуги у этих людей велики, поэтому предполагается, что на каждого ежемесячно государство будет тратить до 80 тысяч рублей, включая представительские расходы. Из 32 региональных отзывов по этому поводу только три содержат замечания или отрицательные мнения. По мнению Булаева, то обсуждение, что прошло в профильном комитете, а также в ректорском сообществе, позволяет учесть все интересы, избежать все возможные риски. На вопрос о том, одобрен ли законопроект отраслевым профсоюзом, Николай Иванович ответил, что профсоюз в обсуждении участвовал. Вопросы задавали депутаты Виноградов, Смолин, Попов, Глотов, Коган и другие. Булаев, к сожалению, не смог или не захотел привести примеры, когда выборы ректоров становятся похожими на выборы политические, когда используется административное влияние и на должность ректоров приходят люди, профессионально не готовые к этой работе, хотя, по его мнению, при сегодняшнем порядке такое вполне возможно. «Наш законопроект не ставит задачу аттестации всего ректорского корпуса, речь идет только об аттестации тех, кто претендует на избрание на эту должность, – пояснил Николай Иванович. – При составе аттестационной комиссии, в которой наполовину представлены органы федеральной власти, а наполовину – общественные организации, субъекты РФ, мы можем рассчитывать на объективное обсуждение деловых и профессиональных качеств людей, претендующих на должность ректора, и исключение возможности участия в выборной кампании людей, не отвечающих предъявляемым требованиям». Объяснения докладчика депутатов оппозиции не устроили, и позже они в довольно резкой форме высказали свое неприятие законопроекта. Но тем не менее только 86 депутатов проголосовали против, один воздержался, большинством голосов – 345 – законопроект был одобрен в первом чтении.

Многие нынешние депутаты Госдумы РФ имеют за плечами солидный опыт работы в вузах. Кто-то из них был ректором, кто-то – преподавателем, а кто-то работал в управляющих органах на самых разных уровнях. Поэтому мнение депутатов – людей, не посторонних высшему образованию, основано на личном практическом опыте.

Борис ВИНОГРАДОВ:

– Николай Иванович очень аргументированно представлял законопроект, опирался на мнение Российского союза ректоров. Я думаю, у каждого Союза есть периоды становления, развития и успокоения. Я как человек, который принимал участие в создании Российского союза ректоров, могу сказать, что нынешнее время для него – время успокоения, и это уже не столь боевая организация, что была в 90-е годы прошлого века. Наше отраслевое министерство всегда хотело принять такой проект, когда оно начинало себя чувствовать слабее ректорского корпуса. Такая попытка была сделана в 1992 году. Министерство отступило на долгое время. Сегодня я не буду говорить о всех тех подводных камнях, которые есть в законопроекте и о которых не говорил Николай Иванович. Отмечу некоторые. К примеру, проходит так называемая аттестация, кандидата не рекомендовали, он подал в суд. Как быть дальше? Пока суд не принял решение, нельзя проводить выборы ректора, в результате происходит длительная задержка. Другой пример: вуз не прошел аккредитацию, ректора по закону снимают, ученый совет распускают и назначают антикризисного управляющего. Как будет отвечать при этом аттестационная комиссия за то, что она аттестовала и рекомендовала избрать ректором этого кандидата? Думаю, сегодняшняя система избрания ректора себя не дискредитировала и не опорочила. Выстраивая вертикаль власти, мы назначаем губернаторов, теперь станем назначать ректоров, потом то же сделаем с РАН, и уже есть такой проект, по которому Президент РФ будет выдвигать своего кандидата на должность президента академии. Нам остается одно: создать аттестационную комиссию по избранию Президента РФ, и, может быть, эта комиссия рекомендует Владимира Владимировича на третий срок. Иначе вертикаль власти не замыкается.

Юрий КОНЕВ:

– Я больше тридцати лет – член совета ректоров Тюменской области. На мой взгляд, нынешний закон явно опаздывает, потому что в реальной работе нормального ректора есть всегда опора на общественные организации, на появившиеся попечительские советы. Нормальный работающий ректор всегда ищет поддержку в своем профсоюзе. Ничего нет страшного, если выдвигать и аттестовывать кандидата на ректорскую должность будут и представители общественности в составе комиссии. Что касается президентства, то сегодня бывший ректор становится советником нынешнего и порой даже «подснежником» – занимает одну должность формально, а работает по другой. Поэтому должность президента необходима именно для такого случая, когда ректор уходит на пенсию по возрасту. Сегодня многие крупные российские вузы переходят к работе по системе, когда в их составе появляются институты, и в будущем, возможно, функции президента изменятся, потому что он будет объединять уже несколько небольших вузов, входящих, скажем, в крупный университет.

Сергей ГЛОТОВ:

– Нам надо понять, для чего нужен этот законопроект, почему он появился. На наш взгляд, череда бесконечных административных реформ докатилась сегодня и до высших учебных заведений. Сегодня у нас есть повод задуматься над тем, что мы обсуждаем. О чем идет речь? О двоевластии? Или об административном диктате, который ожидает в недалеком будущем высшие учебные заведения? Это вопросы, на которые надо ответить. На пятой странице законопроекта написано: «Лицо, замещающее должность президента высшего учебного заведения, должно иметь опыт работы в должности ректора». Но почему, скажем, спикер Госдумы РФ Борис Вячеславович Грызлов, имея опыт работы в высшем учебном заведении, в случае введения этой нормы не сможет стать президентом вуза и выполнять эти обязанности на общественных началах, как это делали, будучи председателями попечительских советов, многие из нас? Зачем мы городим этот огород? Мы должны честно и откровенно сказать, что те ректоры, которые этого достойны и которым исполнилось 65 лет и больше, должны иметь право на продление договора. Или нам надо ввести норму продления сразу на три года, или предложить иную систему, не устраивая никаких ломок в системе высшего образования и особенно в системе его самоуправления. Ведь политика 90-х годов и начала нового столетия была направлена на укрепление самостоятельности, ответственности и самоорганизации вузов. Следующая норма в законопроекте говорит, что кандидатуры ректоров государственного и муниципального высшего учебного заведения представляются (тут нет слова «только», но на самом деле оно присутствует) в ученый совет вуза исполнительным органом власти или городским округом. Очевидно, что министерство или городской муниципалитет будут выбирать и предлагать эти кандидатуры. Ни слова не сказано, что эту кандидатуру смогут представить группы депутатов законодательного собрания, иные лица, имеющие отношение к этому учебному заведению. Почему круг этих людей так ограничивается, мне непонятно.

Олег СМОЛИН:

– Закон, казалось бы, частный, но чрезвычайно важный. Непосредственно сейчас он касается нескольких сот человек, потенциально – нескольких тысяч и даже десятков тысяч, а опосредованно – уже нескольких миллионов человек в нашей стране. Я не слышал ни одного серьезного аргумента за этот закон. Я напомню: проблема возникла ровно тогда, когда в Российском Государственном гуманитарном университете ввели должности ректора и президента, Юрий Николаевич Афанасьев стал президентом, Леонида Невзлина протолкнули в ректоры и потом не знали, что с этим делать. Вот пример реального действия, в котором нет ничего похожего на закон. Закон о назначении ректоров явно политический, ему можно давать только политические оценки, потому что юридическая техника -вопрос второго чтения. Когда-то Александр Сергеевич Пушкин сказал нам, что «История государства Российского» Карамзина доказывает необходимость самовластия и прелесть кнута. Нынешний закон, безусловно, закон кнута и пряника. Пряник при этом подмочен, а кнут шелковый, но с гирькой. Пряник – пост президента, действительно для ректоров, достигших 65 лет, он становится некой запасной площадкой, и в этой части ректоры законопроект поддерживают. Но все мы заметили, что пряник подмочен процедурой – создание должности президента инициирует само высшее учебное заведение, а предлагает его кандидатуру соответствующий федеральный орган. То есть могли попытаться создать должность для одного, а получить совсем другого. Что касается кнута, то закон, конечно, делает шаги в сторону фактического назначения ректора. В первой редакции нам предлагали аттестовать одну кандидатуру, теперь – кандидатуры, поэтому роль аттестационной комиссии сведется к отсеву неугодных кандидатур. Всех неугодных будут отсеивать еще на ближних подступах к выборам именно на стадии аттестационной комиссии. Думаю, ко второму чтению опять появится одна кандидатура, и тогда действительно закон станет законом о назначении ректоров. На мой взгляд, действующий порядок избрания ректоров вполне сбалансирован: коллектив избирает ректора. Его утверждает соответствующий федеральный орган, если он не утверждается, коллектив может набрать две трети голосов, преодолеть мнение федерального органа и избрать себе ректора. Это некоторая парламентская система преодоления вето. Нам предлагают систему а-ля назначение губернаторов. Фактически Рособразование будет отбирать того, кто станет ректором, а коллективу дадут право соглашаться или не соглашаться с мнением федерального органа. Не хватает только одного: если коллектив не согласится с мнением федерального органа, коллектив надо распустить. Аргументы о том, что закон расширяет вузовскую демократию, представляются мне насилием над логикой, причем никаким кодексом такое насилие, увы, не карается. Закон урежет автономию вуза и академические свободы, но ректор МГУ Виктор Антонович Садовничий на заседании совета Российского союза ректоров, обсуждавшего законопроект, сказал: «Конечно, это шаг назад, но, наверное, в нынешнее время придется с этим соглашаться». В Госдуму РФ уже внесен законопроект «Об автономных учреждениях», который фактически открывает дорогу к приватизации в системе образования. В 90-е годы Российский союз ректоров был мощным защитником образования, теперь его пытаются превратить в очередной приводной ремень реформ.

Сергей ПОПОВ:

– Более двадцати лет я работал в политехническом вузе, и меня настораживает та спешка, с которой пытаются провести этот законопроект. Нам говорят, что получено согласие совета Союза ректоров, но совет не съезд, а съезд у нас состоится в начале июня, и ректоры могли бы высказать свое мнение. Выходит, мы не хотим их выслушать. Ректор – фигура служебная, а главные лица в вузе – студенты и преподаватели, только они и определяют учебный процесс, кроме того, в вузах работает масса вспомогательного персонала. Профсоюз мог ознакомиться с законопроектом, внести свои замечания, но нам об этом ничего не известно. В образовании, как и медицине, очень важно действовать по принципу «не навреди!».

От редакции

Интересно, а что в самом деле скажет по поводу законопроекта съезд ректоров?

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту