search
Топ 10

Гражданские мотивы на уроках литературы. Печальный юмор Чехова

Обратим внимание школьников на то, что даже в маленьких произведениях великого писателя можно найти много тем для актуальных, довольно-таки серьезных бесед.

В начале разговора вспомним строки Игоря Северянина об Антоне Павловиче Чехове:

Не знаю, как для англичан и чехов,

Но он отнюдь для русских не смешон,

Сверкающий, как искристый крюшон,

Печальным юмором серьезный Чехов.

Вот, например, сегодня, когда Россия понемногу осваивает азы капитализма и тут и там открываются новые магазины. От названий пестрит в голове: «Выгодный», «Дешевый», «Сберегай-ка», «Эконом», «Зайди», «Магазин низких цен»… И чего только тут нет?!

От одного китайского тряпья до другого такого же китайского барахла. Открываются магазины, что называется, на каждом шагу. И разоряются так же и там же. Был магазин, торгующий дешевым ширпотребом, стал клубом игровых автоматов. Торговали женским бельем – после ремонта предлагают мужскую обувь.

Что же рождает спрос и предложение?

С тех пор как был опубликован рассказ А.Чехова «История одного торгового предприятия», прошло сто четырнадцать лет. Но до сего дня произведение представляет для нас интерес, ибо на его примере можно поговорить с ребятами о том, как рождаются спрос и предложение на те или иные товары, что движет предпринимателем, открывающим какую-либо торговую точку, каковы его мысли и чувства. Важно подчеркнуть и то, что А.Чехов «принадлежал к тому типу художников, у которых нет откровенной риторической нравоучительности, чьи оценки, идеи, суждения выражаются в образах».

Некто Андрей Андреевич Сидоров получает в наследство от матери четыре тысячи рублей. Капитал по тем временам хороший. Что же предпринять? Куда вложить деньги?

Герой решает открыть книжный магазин. Почему книжный? Потому что «город коснел в невежестве и предрассудках».

Это проявлялось, по мнению героя, в том, что «старики только ходили в баню, чиновники играли в карты и трескали водку, дамы сплетничали, молодежь жила без идеалов, девицы день-деньской мечтали о замужестве и ели гречневую крупу, мужья били своих жен, и по улицам бродили свиньи».

Спросим у учеников, достаточно ли поводов для того, чтобы открывать магазин? Есть ли уверенность, что в книжном магазине не будет отбоя от покупателей? Изменится ли жизнь обывателей городка в связи с открытием новой торговой точки?

В течение первых трех недель после начала работы книжного магазина, несмотря на то что герой привез из Москвы «много старых и новейших авторов», большое количество учебников, ни одного покупателя не было.

Зададимся вопросом: почему? Нужны ли книги обывателям? Но вот через три недели после открытия магазина появился и первый покупатель – «толстый, седой господин с бакенами, в фуражке с красным околышем, по всем видимостям, помещик». Он купил вторую часть школьной хрестоматии «Родное слово» и спросил: «А грифелей у вас нет?»

Между хозяином и этим помещиком происходит такой разговор:

– А грифелей у вас нет? – спросил он.

– Не держу.

– Напрасно… Жаль. Не хочется из-за пустяка ехать на базар…

Андрей Андреевич задумался: «Здесь, в провинции, нельзя узко специализироваться, а надо продавать все, что относится к просвещению и так или иначе способствует ему». Через некоторое время он уже торговал кроме книг школьными принадлежностями: перьями, карандашами, ручками, ученическими тетрадками. Появились в качестве посетителей школьники и первая, хорошая, выручка – один рубль сорок копеек.

Кстати, вспомним, что отец будущего писателя Павел Егорович держал в Таганроге лавку и Антон вынужден был торговать в ней. Поэтому рассуждения героя рассказа «История одного торгового предприятия» о невозможности в провинции узкой специализации торгового заведения взяты писателем,что называется, из жизни.

Обратимся к воспоминаниям старшего брата великого писателя Александра Чехова: «Павел Егорович – отец Антоши – торговал бакалейным товаром. На его большой черной вывеске были выведены сусальным золотом слова: «Чай, сахар, кофе и другие колониальные товары». Вывеска эта висела на фронтоне, над входом в лавку. Немного ниже помещалась другая: «На вынос и распивочно». Эта последняя обозначала собою существование погреба с сантуринскими винами и с неизбежной водкой… Лавка Павла Егоровича была в одно и то же время и бакалейной лавкой, и аптекой без разрешения начальства, и местом распивочной торговли, и складом всяческих товаров – до афонских и иерусалимских, будто бы, святынь включительно, – и клубом для праздных завсегдатаев. И весь этот содом, весь этот хаос ютился на очень небольшом пространстве обыкновенного лавочного помещения с полками по стенам, с страшно грязным полом, с обитым рваною клеенкою прилавком и с небольшими окнами, защищенными с улицы решетками, как в тюрьме… Оба торговые заведения – и бакалейная лавка, и винный погреб – были тесно связаны между собою и составляли одно целое, и в обоих Антоша торговал…» (Ал.П.Чехов «А.П.Чехов – лавочник»).

Андрей Андреевич Сидоров стал держать в своем магазине и почтовые и гербовые марки, и вексельную бумагу, и ранцы, и кукол, и барабаны, и сабли, и мячи, и всякие игрушки. Далее пошли в продажу велосипеды, украшения для елки, гитары, портмоне, посуда. Прошло еще немного времени, и герой уже торгует также бакалейными товарами: чаем, сахаром, керосином.

В городе Андрей Андреевич стал одним из самых видных торговцев. Про книги он давно уже забыл, продав их по одному рублю пяти копеек за пуд. Да и к чтению у него изменилось отношение. Он стал считать это занятие отрицательным делом.

На четырех страницах чеховского рассказа перед нами предстает судьба второго «Ионыча»: человека, мечтающего своей деятельностью изменить к лучшему окружающий мир и превращающегося в обычного, ничем не интересующегося обывателя. Не случайно Максим Горький сказал о Чехове: «Пошлость всегда находила в нем жестокого и острого судью». Но нам также важно проследить, как потребности окружающих людей формируют характер торговца.

Сначала человек пытается подстроиться под запросы покупателей, вытесняя из своего книжного магазина основной предмет торговли и заменяя всем, чем угодно публике. А позже уже и сам Андрей Андреевич превращается в такого же обывателя, что и посетители его, забывая первые свои благородные мысли: «Идей, побольше идей! Идей!»

Может, поэтому во многих наших провинциальных российских городках растут и растут, как грибы после осеннего дождичка, игровые клубы и казино. А вот книжный магазин днем с огнем не найдешь.

Александр ИКОННИКОВ, преподаватель русского языка и литературы, Орел

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту