Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Говорите, пожалуйста, тише

Учительская газета, №17 от 28 апреля 2009. Читать номер
Автор:

Культуру речи можно определить как область экологии языка, так как одной из основных ее задач является охрана литературного языка. Культура речи – зеркало, отражающее состояние общества, его эстетику и ценности. В пушкинском «Опровержении на критики» есть множество примечательных примеров, отражающих отношение общества к языку, полемику критики и литераторов о нормах речи: «Вот уже 16 лет, как я печатаю, и критики заметили в моих стихах 5 грамматических ошибок (и справедливо): 1.остановлял взор на отдаленные громады; 2. на теме гор (темени); 3. Воил вместо выл; 4. был отказан вместо ему отказали; 5. Игумену вместо игумну. Я всегда был им искренно благодарен и всегда поправлял замеченное место. Прозой пишу я гораздо неправильнее, а говорю еще хуже и почти так, как пишет г. **».

Д.С. Лихачев в статье «О языке устном и письменном, старом и новом» замечал, что «вернейший способ узнать человека – его умственное развитие, его моральный облик, его характер – прислушаться к тому, как он говорит». Сегодня мы можем сколько угодно прислушиваться к полифонии средств массовой информации, голосу Интернета и отмечать крайне пренебрежительное, какое-то совершенно не русское отношение к родной речи.

Учитель на уроках русского языка и литературы чувствует себя абсолютно одиноким, вооруженным «бутафорским копьем» требований к культуре речи для подготовки ЕГЭ, с одной стороны, и всеобщим пренебрежением нормами языка – с другой, он бросается на «ветряные мельницы», перемалывающие правила грамматики, орфоэпии, засыпающие шелухой варваризмов лексику, поющие торжество устного просторечия над правильной литературной формой, и… обречен отступать.

Как-то незаметно слово «русские» было заменено на ельцинский неологизм «россияне», в 2000-м я еще удивлялась, встретив его в учебнике русского языка второклассницы-дочки, сейчас ко многому начинаю привыкать, причем давление извне настолько ровно и незаметно (переход количества в «качество»), что иногда с растерянностью ловлю себя на том, что начинаю сомневаться в привычном опыте и открываю словари. Бесспорно, язык – живая материя, он развивается, в чем-то противоречиво, нарушая установленные нормы, преодолевая себя. Но это развитие ничего общего не имеет и не может иметь с грубыми снобистскими нарушениями норм в угоду «скорости» обработки информации, приобретения «англоязычного привкуса».

Сейчас мы наблюдаем настоящее нашествие варваризмов, так называемых иноязычных слов, которым есть эквивалент в нашей речи, но этот эквивалент игнорируется, потому что «не в моде». Классический варваризм – замена слова «убийца» на «киллер». Убийца он и есть убийца – нелюдь, преступник. Зато как романтично звучит – киллер… Язык как любое творение природы имеет свой запас прочности, и однажды он может погибнуть или переродиться в суррогат, на котором нельзя говорить, а главное, очень трудно думать!

Подмена происходит и на уровне самой интонации, мелодики языка. Интонологи считают, что мелодика русской речи сформировалась под мелодикой молитв: в русской речи интонация к концу фразы понижается, в английской – повышается. Эта, казалось бы, незначительная деталь отражает отношение к жизни всей нации! Мне очень хочется, чтобы выражения «культура речи» и «культ речи» объединялись не только внешним созвучием, чтобы слова, произносимые нами, звучали тихо и сокровенно, только тогда будет возможность услышать, понять и оценить друг друга.

Татьяна ПАРФЕНОВА, преподаватель литературы МОУ «Гимназия «Квант», Великий Новгород


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту