Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Готовы ли мы к инклюзивному образованию? Событие недели

Учительская газета, №42 от 16 октября 2018. Читать номер
Автор:

Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова заявила о том, что более половины российских школ не готовы к приему детей-инвалидов в рамках инклюзивного образования. «В 2017 году только в 41% общеобразовательных учреждений созданы условия для беспрепятственного доступа детей-инвалидов. Но еще нужны специалисты по инклюзивному образованию, тьюторы, которых недостаточно, педагоги, которые могут вести образовательный процесс с учетом инклюзивного компонента», – сказала уполномоченный. Кроме того, она подчеркнула, что очень важна психологическая готовность принятия ребенка-инвалида в школьную среду. Между тем бывают случаи, когда против обучения такого ребенка в обычном классе выступают родители других детей.Насколько российские учителя и родители готовы к инклюзивному образованию? Об этом размышляют наши эксперты.

Любовь ДУХАНИНА, заместитель председателя Комитета по образованию и науке Государственной Думы РФ, член Центрального штаба Общероссийского народного фронта:- Вопрос обучения детей с особенностями здоровья в инклюзивных классах действительно непростой как с точки зрения создания необходимой среды, так и с точки зрения эмоционального состояния всех вовлеченных в этот процесс.За последние годы в направлении развития инклюзивного образования было достигнуто многое, в том числе при участии Общероссийского народного фронта. Несколько лет назад были разработаны стандарты для начальной школы, и учителя начали учить детей по этим особым адаптированным образовательным программам. Сегодня мы решаем вопрос аттестации таких детей: должны ли мы к ним предъявлять такие же требования, как к здоровым детям, на выпуске из четвертого класса? Но задач еще много. По данным мониторинга «Доступность школьного образования», проведенного в 2017 году с участием более трех тысяч родителей, только треть опрошенных признают наличие в школе, где учатся их дети, доступной среды. Лишь каждый пятый сообщает о наличии специальных программ для обучения детей с ОВЗ и детей-инвалидов. Примерно столько же респондентов считают, что в школе нет условий для инклюзивного обучения. В ближайшее время Народный фронт проведет опрос родителей детей с особенностями здоровья, чтобы оценить итоги проделанной работы и актуализировать стоящие перед нами задачи. Но очевидно, что предстоит работа по возвращению в школу психологов, тьюторов, медицинских работников.Когда в России перенимали западный опыт инклюзивного обучения, не было учтено, что к каждому ребенку там прикрепляют не менее двух специалистов, которые занимаются с ним в течение всего процесса обучения. К такой обеспеченности процесса нужно стремиться, если родители выбирают для своих детей инклюзивное образование. Для тех, кто предпочтет специализированные школы, важно сохранять и развивать коррекционное образование. Есть крайне полезные практики в дополнительном образовании, когда педагог создает возможность полноценной социализации особенных ребят в кругу сверстников. Например, в рамках проекта ОНФ «Равные возможности – детям» такие пространства создают не только профессионалы, но и просто неравнодушные увлеченные люди. Для того чтобы школа могла так же гибко выстраивать систему роста для каждого ребенка, ей нужны принципиально другие ресурсы. В Десятилетие детства нужно приложить все усилия, чтобы они были обеспечены.Наталья ТИМОШИНА, начальник Управления образования администрации городского округа Красногорск, Московская область:- Вопросы обучения в школах детей с ОВЗ индивидуальны и деликатны, решаться они должны исходя из интересов каждого ребенка. Педагогическое образование предусматривает работу с детьми с ОВЗ. Другое дело – потребности конкретного ребенка, нуждается ли такой ребенок в дополнительных компетенциях педагога или в наличии тьютора, а также в наличии специальных условий пребывания в школе? Если компетентности педагогов не хватает, достаточно ли рекомендаций или краткосрочного обучения или нужны иные виды содействия специалистов по инклюзивному образованию? Мне представляется важным наличие тиражируемого опыта по работе с детьми с ОВЗ в обычных школах.Лилия БУЛАТОВА, директор школы №1 им. Героя РФ Андрея Алексеевича Туркина, абсолютный победитель Всероссийского конкурса «Успешная школа»-2017, ст. Динская, Краснодарский край:- Мы в течение трех лет пытаемся реализовать инклюзивное образование. Но существует множество проблем, которые сложно решить в нынешних условиях. Во-первых, планировка школ, построенных в советское время, не позволяет оборудовать помещения для детей-колясочников. Во-вторых, курсов повышения квалификации явно недостаточно для вооружения педагогов необходимыми компетенциями. Нужна серьезная переподготовка педагогов, включающая не только методику преподавания предметов по адаптированным образовательным программам, но и психологическую, и медицинскую подготовку. Считаю, что для каждого особого ребенка нужен педагог-тьютор, который в течение дня мог бы сопровождать учащегося и помогать и в организационных, и в учебных вопросах. Нужны комнаты релаксации, позволяющие ребенку при необходимости отдохнуть и разгрузиться. Кроме того, родители большей частью не готовы к тому, чтобы их больной ребенок учился вместе со всеми. Не настолько толерантно еще наше российское общество (а школа – его отражение!). Родители боятся доверить своего больного ребенка чужим людям, боятся проявления жалости или насмешек в его сторону. А большая часть из них (как это ни прискорбно!) стыдится своих детей. Ведь не случайно многие, приходя в школу, скрывают диагнозы или отказываются при выявлении проблем проходить ПМПК. Поэтому нужны серьезные механизмы психологической поддержки и подготовки родителей детей-инвалидов еще в дошкольный период.Наталья ПРОТАСОВА, директор школы №14, Великий Новгород:- У нас в школе сейчас трое учеников с ограниченными возможностями здоровья, для которых предусмотрена индивидуальная образовательная траектория. Наблюдается тенденция к увеличению числа таких учеников, связанная с тем, что родители детей с ОВЗ перестают опасаться отдавать таких ребят в школы. Мы ожидаем, что в ближайшем будущем у нас будет 10 детей с ОВЗ. Сейчас одна мама думает над тем, отдавать ли ребенка с церебральным параличом к нам. И уже есть старшеклассники-волонтеры, которые готовы помочь этому ребенку, возить его в коляске по школе. Самое главное в инклюзии, как мне кажется, – подготовленные педагогические кадры: в нашей школе, например, отличные логопед, психолог-дефектолог. Все остальное можно корректировать. У нас ни разу не было случая, чтобы к ребенку с ОВЗ кто-то из учеников, учителей или родителей отнесся недоброжелательно.Татьяна ВАСИЛЬЕВА, председатель карельской региональной общественной организации родителей, имеющих детей-инвалидов с детским церебральным параличом, «Поможем нашим детям», мама особого ребенка, Петрозаводск:- Ни учителя, ни руководство школ, на мой взгляд, абсолютно не готовы к инклюзивному образованию. Родители – 50 на 50. Для успешной инклюзии детей-инвалидов однозначно должны быть тьюторы с достойной оплатой труда и образованием. Без них ни учитель не может донести в полном объеме необходимую информацию до ученика, ни ученик не может ее принять. Это касается практически всех детей с задержкой развития, нарушением речи, слуха и зрения. Если у ребенка проблема опорно-двигательного аппарата без сопутствующих заболеваний, то ему в первую очередь необходима физически доступная среда. У нас же большинство инклюзивных детей – это дети, которые находятся на домашнем обучении и посещают школу только по доброму согласию учителя, который в данном случае берет на себя двойную неоплачиваемую нагрузку.Светлана БАБАЛЕВСКАЯ, Санкт-Петербург:- У моей сестры ребенок с ЗПР. Учится во 2‑м классе коррекционной школы. Почему она не отдала дочку в массовую школу? Даже на детской площадке можно заметить, что ребенок, отличающийся от других, вызывает повышенный интерес со стороны обычных малышей, и кто-то из них обязательно начинает проверять его «на прочность». Для моей племянницы такие «проверки» заканчиваются истериками или полным замыканием в себе.В массовой школе, когда больше 30 человек в классе, у учителя вряд ли хватит времени уделять такому ребенку особое внимание. Если племянница будет отличаться по поведению от других, начнутся обзывания, высмеивания, дразнилки. Все дети такие, никто не может им запретить быть естественными. Мы в их возрасте тоже унижали слабых и непохожих. Для того чтобы массовая школа спокойно приняла детей-инвалидов, мы все измениться, но это не происходит за один-два года.Александра КИТАЕВА, мама семиклассника, менеджер торговой фирмы, Воронеж:- У меня обычный сын, а у моей подруги ребенок-инвалид. Они поэкспериментировали с обычной школой, но только потеряли время. В каждом случае надо конкретно смотреть, какое заболевание у ребенка: если просто физический недостаток, но он может посещать обычную школу, то пусть приходит и учится, даже на коляске приезжает, такие дети у здоровых одноклассников, как правило, не вызывают отторжения. Но если одноклассники понимают, что перед ними человек с умственной неполноценностью, не будет ни дружбы, ни понимания. Моя подруга в итоге увела своего мальчика из обычной школы в специальную и теперь жалеет, что не сделала этого раньше, потому что именно в новой школе его научили хорошо читать и даже считать, он начал развиваться. У них в классе семь учеников, а не тридцать, что для таких детей очень хорошо и правильно.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту