search
Топ 10

Гость “УГ”

Карикатуристов я всегда представляла себе с морщинками-лучиками в уголках жизнерадостных глаз и улыбкой до ушей. Каково же было мое разочарование, когда я встретилась с известным российским мастером карикатуры Игорем Смирновым. За целый час нашей беседы на его лице ни разу не возникло даже намека на улыбку.

– Игорь Алексеевич, как вы пришли в карикатуру?

– Вы знаете, ведь карикатуре не учат в вузах, потому что научить этому нельзя. Если есть у человека чувство придумывания, юмора, то оно есть. Многие карикатуристы вообще не имеют никакого отношения к живописи. По профессиям они физики, химики, железнодорожники… Люди с юмором, которые придумывают и рисуют разные смешные картинки следующим образом: палка, палка, огуречек, вот и вышел человечек. Это вполне приемлемо для карикатуры.

– Какими качествами нужно обладать, чтобы стать карикатуристом?

– Я толком и сам не знаю. Наверное, для этого нужен особый склад ума. Я всегда сравниваю карикатуриста с врачом, который ставит диагноз. Вылечить я не смогу, но показать, что будет впереди, что за этим последует, обнажить изъяны в обществе и в характерах людей… Ведь с самых древних времен человек нисколько не изменился, только внешняя мишура стала другой. Предательство, чванство, ханжество – все осталось. У карикатуриста есть чувство предвидения. Он, как пророк, предостерегает. В Турции, например, советники президента – карикатуристы.

– А когда вы начали печатать свои работы?

– Я начинал в “Красной звезде”, “Комсомольской правде”, “Крокодиле” и в вашей “Учительской газете”. Году в 70-м или 71-м я повстречался с политическим карикатуристом Михаилом Кузнецовым, который посоветовал мне рисовать для газет. Я сделал четыре или пять рисунков, отнес в редакцию, и их сразу же взяли. А кто-то годами ходит по редакциям, обивает пороги, и пристроить куда бы то ни было свои работы у них получается с трудом.

– Игорь Алексеевич, вы назвали себя серьезным карикатуристом. У вас никогда не возникало проблем с властью?

– Было, конечно. В конце 60-х-начале 70-х годов начала пробиваться философская, проблемная карикатура. И вот мы – молодые ребята Володя Иванов, Игорь Макаров, Михаил Златковский, Сергей Тюнин, Олег Тейслер, Вася Дубов, Виталий Песков, я – стали посылать свои работы за рубеж на международные конкурсы. Советский Союз из-за своей закрытости никогда в них не участвовал. И вдруг мы стали получать какие-то премии, нас стали замечать карикатуристы за “кордоном”. А вместе с ними и КГБ. Нам запрещали посылать работы, приходилось это делать через десятые руки. Если картинки шли от Министерства культуры, то они проверялись Гослитом или еще кем-нибудь. Помню, меня на разговор вызвал начальник Главпочтамта и, показывая рваный конверт, спрашивал: “Это ваше? Вы же знаете, что советский гражданин не имеет права посылать за рубеж произведения искусства!” Я ему отвечаю: ну так купите эти рисунки! Но оказывается, что они никому не нужны, потому что это не произведения искусства. А посылать все равно не разрешают. Давали даже список того, что нельзя пересылать за границу: деньги, драгоценности, икру и рисунки. Последние были объединены в один пункт.

– А кто ваш любимый герой?

– Дон Кихот. Я считаю, что человечество пока изобрело две гениальные вещи: колесо и Дон Кихота. Я все время его рисую, но не иллюстрирую Сервантеса. Мой герой живет своей жизнью, сам выбирает ситуации. Вот, например, у меня есть один такой жирный, толстый Дон Кихот. Такой толстенный. Сидит с женщинами, пьет вино. И таким он тоже может быть.

– Чем вы сейчас занимаетесь?

– Я воплощаю в жизнь свою заветную мечту: организовать музей карикатуры. Я побывал во многих странах, и везде есть музеи карикатуры. У нас же, в стране с богатейшей историей этого искусства, начиная от лубка и до наших времен, нет музея. И все удивляются этому факту. Много лет я долбился, крутился, писал письма во всевозможные инстанции, и ничего не получалось. Терпение лопнуло, и в сентябре прошлого года я написал письмо… Ельцину. В 1991 году, когда была его инаугурация, меня пригласили нарисовать шарж на президента. Ему рисунок очень понравился. В своем послании я ему напомнил о нашей встрече и попросил помочь с музеем. Очень скоро со мной связались из администрации президента, сказали, что он, мол, вас вспомнил. Бюрократическая машина закрутилась в очень хорошую сторону. Долго думали, что, как, где устроить музей и временно решили разместиться в Центральном музее современной истории России. Его директор Тамара Григорьевна Шумная с первого слова поняла меня и приняла с распростертыми объятиями, и тут же отдали три зала.

Наконец-то мечта Смирнова стала реальностью: 31 марта, специально к Дню смеха, в Государственном Центральном музее современной истории России открылась выставка карикатуры. Посетителей, пришедших посмеяться над всем XX веком, представленным в работах более 80 авторов, было много. Залы с трудом вмещали всех поклонников искусства и представителей прессы. Надо сказать, что все выставленные работы – собственность Игоря Алексеевича. Он собирал карикатуры для себя, на память. Потом это превратилось в навязчивую идею.

Русская карикатура начала свою жизнь в XVII веке. Спустя сто лет в смешное искусство пришли иносказания, сатирические сцены-аллегории. Одним из самых популярных средств был гротескный портрет-шарж. Двадцатое столетие стало золотым веком карикатуры: этот жанр расцветает именно в периоды крупных общественных и политических конфликтов.

В 1920-1930 годы карикатура – часть агитационно-массового искусства, когда рисунки были направлены против внешних и внутренних врагов революции и советской власти. В годы Великой Отечественной войны карикатура сыграла важную роль в борьбе с фашизмом. Именно она спасла людей от уныния.

60-70-е годы принесли в искусство философское, проблемное направление. А карикатура 90-х стала более откровенной и агрессивной. Все чаще художники обращают внимание не только на политические, но и на интимные стороны жизни.

– Игорь Алексеевич, а сколько стоит карикатура?

– Это зависит от имени художника и от кошелька покупателя… За работу, на которой изображены идущие против ветра люди со знаменем, которое не развевается, в Турции на конкурсе я получил гран-при и пять тысяч долларов. Но я бы ничего не добился, если бы не моя супруга Татьяна. Она первая, кто видит мои работы, она мой самый компетентный критик. Ей я доверяю, как себе. И моя мечта – создание музея – так бы и осталась мечтою, если бы не участие Татьяны. Да и вообще, скажу я вам, без женщин ничего не бывает…

Джамиля САЙРАМОВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте