search
Топ 10

Генриетта ЯГИБЕКОВА: В долг жить стыдно

Так и не удалось сделать фотографию, на которой Генриетта Карповна Ягибекова была бы в гордом одиночестве. Не любит она портретироваться – заслуженный работник культуры России, директор гатчинского кинофестиваля “Литература и кино”, а по жизни еще и просто директор единственного в славном городе Гатчина кинотеатра “Победа”.

На снимке: Генриетта ЯГИБЕКОВА и телеведущая Алла БУДНИЦКАЯ

– Генриетта Карповна, идет молва, что однажды Никита Сергеевич Михалков назвал вас не просто директором фестиваля, а еще и ядерной установкой. Соответствует действительности?
– Чего только о себе не услышишь!.. Когда у нас в Гатчине была премьера “Сибирского цирюльника”, Никита Сергееевич приехал к нам в гости. Был замечательный день, прекрасная погода, множество народу, толпа горожан стояла на лестнице перед кинотеатром, словом, был настоящий праздник. Нам очень хотелось увидеть “Цирюльника”, а тогда его все по кремлевским дворцам показывали. Однако все же повезло быть среди первых, не очень кремлевских зрителей, и это состояние праздника и хорошего настроения буквально витало в воздухе. Мы постарались сделать все вокруг показа картины нестандартно, придумали театрализованное представление, взяли музыку из других фильмов Михалкова. И Никита Сергеевич, наверно, оценил весь этот труд. Конечно, ему было приятно. Он тогда, правда, не про ядерную установку сказал, а про мотор, который движет праздником.

– Но как бы там ни было, а без некоего энергетического заряда, предполагаю, достаточно мощного, в вашем деле все же не обойтись?
– Без такого заряда, на мой взгляд, не обойтись никому, кто занят организацией непростого, масштабного дела. Говорят, кстати, тут и темперамент особый нужен. С этим я, однако, как раз и не согласна. Не в темпераменте дело, а в очень простой вещи: интересно тебе самой или нет, хочешь, чтобы произошло, случилось, или нет. Когда это совпадает, то все получается, может, во всяком случае, получиться.

– Но для вас, Генриетта Карповна все же не секрет, что кинофестиваль в Гатчине стал теперь чем-то большим, чем одно из многих в череде общегородских культурных мероприятий. Не буду, наверно, далек от истины в утверждении, что за восемь лет “Литература и кино” в чем-то изменил и саму жизнь города, да и он, город, жить стал несколько иначе.
– Сейчас я уже не ошибусь, сказав, что наши люди в течение всего года живут ожиданием предстоящего. Ожидание это в разговорах, воспоминаниях, в предвкушении того, что будет, когда придет новый фестиваль. И все это мы слышим, переживаем вместе со всеми и потому ощущаем радость, что наш труд не пропадает, что заслуживаем добрых слов, что, наконец, фестиваль стал, если хотите, потребностью города, частью его жизни.

– А сам-то город для себя, извините, из этого события что-то выгадывает? Все же большие начальники губернский фестиваль посещают, люди знаменитые приезжают.
– По правде говоря, визитами больших начальников мы не обижены, город наш от Петербурга недалеко. Но, конечно, нельзя не заметить, как преобразился он за восемь фестивальных лет. Даже трудно представить себе, что после самого первого фестиваля в какой-то газете появилась заметка, где город упрекали за его не очень фестивальную внешность. А посмотрите, как теперь Гатчина преобразилась, как много в ней отреставрировано. А какая чистота на улицах! Мне наш город кажется почище даже, чем Санкт-Петербург.

– Вообще интересная вещь получается. По своему дирижерско-хоровому образованию вам, Генриетта Карповна, выпускнице Института культуры имени Крупской, заниматься киноделами не совсем по специальности было. Но именно на этом поприще вы и заслуженным работником культуры РФ стали, и директором одного из самых интересных российских кинофестивалей.
– Про все сказали, а про еще одну мою специальность – методиста-организатора – не упомянули. Но дело не в этом, потому что работать в кино я пришла из культуры, собственно, я всегда в ней, в культуре, работала и работаю. Правда, мне все же требовалось понять, что такое работа в кино. И теперь я счастлива, что узнала это искусство, что могу заниматься им.

– Вы сказали: мне требовалось понять про работу в кино. Что такого поняли?
– Кино оказалось огромным миром, значительно большим, чем тот, что был мне известен как зрителю. А когда узнаешь изнутри, тут совсем другое. Я счастлива, что попала в мир профессионального кино. Понимаете, по своему характеру, содержанию даже я не чиновник, а творческий работник. Иначе себя не мыслю, не вижу, другой быть не могу. Даже на сугубо административной должности директора кинотеатра. Может, потому у нас и в кинотеатре все получается, может, потому у нас и кинофестиваль жив. Его же мы не под диктовку чью-то придумывали, никто нам сверху не приказывал. Скажу больше, я бы с удовольствием отдала административную должность директора ради занятия в кинотеатре творческим процессом. Но так все совпало, что и с административными делами справилась, и про творческие в кинотеатре не забывала.
Вообще думаю, что если бы была только чиновником и администратором, которому, кроме финансового плана, ни до чего другого нет дела, наш кинотеатр вряд ли бы уцелел, сохранился. Ведь какое было время: конец 80-х, начало 90-х, все рушится, падает. А мы тихо, шаг за шагом, поднимались вверх.
Я приняла кинотеатр с деревянными неудобными креслами, дощатыми полами, а сейчас сами видите – и паркет, и сцена, про кресла полумягкие не говорю. А фойе какое роскошное, почти ботанический сад. И чиновник во мне тоже горд: мы же никому ничего не должны – ни электросети, ни тепловикам, ни водоканалу. Ни в какие времена у нас не было ни единого дня задержки зарплаты. Чиновник говорит вам это с полной ответственностью. И это при том, что мы хозрасчетная организация лишь с частичным бюджетным финансированием. Но все равно и бесплатные сеансы для пенсионеров у нас бывают, и для воинов, и для школ-интернатов. Да, это связано с денежными потерями, частник такого делать не будет. И россйскому некоммерческому кино к частнику пробиться трудно, а у нас оно не на последнем месте. Наконец, у частного предпринимателя глаза деньгами замылены, а вовсе не творчеством. Я не в обиду, а как получается.

– А вы, Генриетта Карповна, выходит, бессребреница, и про деньги и думать не думаете?
– Как это не думаю? Просто у нас есть только те деньги, на которые мы можем реально рассчитывать. Просто это мой человеческий принцип, и к нему можно относиться как угодно, но мы не живем в долг, потому что в долг жить стыдно. Мне говорят: весь мир живет в кредит. Возможно. Но я же из прошлого века, а мы не знали, что это такое, не учились этому.

– Чтобы закончить с этой темой: на вашей должности хорошо или плохо оставаться советским человеком?
– А чего плохого-то было в советском человеке? Мне кажется, надо оставаться тем, кем был всегда. И потом, кто ты сейчас? И откуда, не оттуда разве? Те, кто идет за нами, наверно, будут другими, с иным менталитетом, мировоззрением. А мы другими быть не можем, мы такие, как есть, и ничего плохого в этом нет. При всем том, что новое время принесло свое.
Конечно, прежде разве смогла бы я сделать наш фестиваль, если только не по приказу сверху. А так ведь только наша инициатива, когда сумели привлечь на свою сторону власть. Доказать, что это нужно. А доказывать требовалось, потому что деньги ведь бюджетные. У меня же нет генеральных спонсоров с большими мешками.

– Каждый год, как я понимаю, вы приходите к городской власти и просите денег чуть-чуть больше, чем в прошлый раз. Как она к вам относится, городская власть?
– А я не хожу, знаете, и не прошу. Я хорошо понимаю возможности нашего города. И если бы власть ко мне плохо относилась, меня бы давно уже не было на этом месте, потому что я достаточно “напрягаю” город, достаточно. Ведь для города и его служб вся наша затея – дело непростое и напряженное. А отношение все равно прекрасное. Мы и дотацию получаем, которую можно было бы нам и не давать, это необязательно. Мы, еще раз напомню, не бюджетная организация. Но на любую мою просьбу любая наша городская служба тут же откликается, вопрос даже не обсуждается. Если помочь сегодня не выходит – помогут завтра. Я благодарна городу, что меня терпит.

– А вам город благодарен?
– Конечно. Я это не просто чувствую – слышу…

– Жюри “Литературы и кино” все годы бессменно возглавляет и писатель, и ректор Литературного института, и профессор и академик словесности, и секретарь, наконец, Союза писателей России Сергей Есин. Как у фестиваля возник “роман” с таким занятым и известным человеком?

– Все получилось случайно. На первом фестивале в Выборге я встретилась с его супругой Валентиной Сергеевной Ивановой, она тогда в газете “Культура” заведовала отделом. Разговорились. И я сказала, что обиду чувствую. Не на Выборг, на себя. Тут сделали фестиваль, а мы, получается, не можем? Я тогда еще не знала, что Есин – муж Валентины Сергеевны. Потом встретились на “Кинотавре”, и она говорит: есть идея сделать фестиваль экранизаций. Меня словно током ударило: ведь наша гатчинская земля – это сплошная экранизация: Пушкин, Набоков, Куприн – все здесь, получается, сам Бог велел. С этой мыслью пришла к мэру города, и меня поняли. А уж когда Валентина Сергеевна познакомила меня с Сергеем Николаевичем, оказалось, что идея-то его, от него все шло. И тут я поняла, что мы собираемся войти в прекрасную реку. Нам повезло. Как людям, как тем, кто попросту любит и книгу, и кино. Да что там нам? Я поняла, как мне повезло, что жизнь столкнула вот с такими людьми. Ведь как ни близок от нас Питер, а занимаемся-то мы все равно узким каким-то делом. А тут же совсем другой уровень, дыхание другое, и тебе, как человеку, предстоит делать что-то особенно интересное. Мы же за эту работу взялись не потому, что она нам денег сулит. Не сулит, поверьте, ничего на этом не заработать, это вообще некоммерческая затея. Но все равно все мы, кто делает этот фестиваль, кто приходит на него, богаче становимся. И счастливее, потому что у нас появляется возможность встречаться с элитой отечественной культуры. И завидовать нам никому не надо, потому что нашли свое собственное лицо. А что масштаб поменьше, чем где-то, так чего нам за масштабами гоняться? Не они фестиваль делают.

– Мы разговор начали с “Сибирского цирюльника”. Сам-то фильм вам понравился?
– (Смеется.) Да как же он мне может не понравиться, когда мы на нем три плана сделали. Как директор кинотеатра говорю…
Алексей АННУШКИН
Фото автора

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте