Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Фундамент. Как не стать холопами чужой мысли

Учительская газета, №30 от 24 июля 2007. Читать номер
Автор:

«В народном воспитании преподавание истории есть дело государственное!» В далеком 1813 году молодой чиновник Сергей Уваров начал этими словами свою записку, обращенную к императору Александру I. Тогда, на заре XIX столетия, когда русская общественная жизнь еще во многом опиралась на древние сословные традиции и религиозную мистику, трудно было поверить, что уже очень скоро ее фундаментом станет идеология, основанная на том или ином толковании истории страны. Будущий министр народного просвещения Российской империи Уваров не только создал первую такую государственную идеологию, но и одним из первых угадал ключевую культурно-политическую роль исторической науки в ее обосновании.

Со времен Уварова и до наших дней школьный учебник российской истории остается одним из главных орудий государственной образовательной политики. В этом смысле материалы Всероссийской конференции преподавателей гуманитарных и общественных наук, 18-22 июня проходившей в Москве, практически не сообщают нам ничего существенно нового. Представленное 21 июня во время встречи делегатов конференции с Президентом России Владимиром Путиным пособие для учителя по новейшей отечественной истории под редакцией Александра Филиппова и все истинные и ложные подробности конфликтов между его авторами уже почти разобрали по косточкам. Между тем сами высказывания президента по разным вопросам исторического образования, как это ни парадоксально, остались в тени. Даже оппозиционная к власти пресса предпочла ограничиться лишь кратким и выборочным цитированием его речи, дав к ней минимум комментариев. Российское гуманитарное сообщество, к которому и был обращен президентский призыв, видимо, просто предпочло не заметить этого призыва и как можно скорее забыть о нем.

Разумеется, у такого забвения есть и объективные причины. Исторические размышления президента вскоре были заслонены такими важными событиями, как приостановка Россией договора ДОВСЕ или английский дипломатический шантаж, связанный с делом Литвиненко. Однако слова Владимира Путина, обращенные к гуманитарной интеллигенции, были, похоже, крепко забыты еще до начала этих исторических событий. Общество не только не захотело откликнуться на них, но даже не смогло понять, о чем ему говорили, в чем его упрекали, а к чему призывали.

Взять хотя бы вот эти слова президентского обращения: «В условиях современного, довольно противоречивого мира ценность гуманитарного образования только возрастает, несмотря на то, что, на первый взгляд, на передовые позиции выходят знания в прикладных областях, связанных с техникой, с экономикой и так далее. Но необходимо видеть роль России в мире и понимать мотивы действий тех или иных общественных систем, государств, политиков. Без этой базы нам невозможно ни укреплять страну, ни развивать ее».

Интеллектуалы-технократы и менеджеры, наверное, лишний раз поморщатся, читая эти строки. Им слишком хорошо известно, что мотивы поведения человека определяются его физическими и психологическими особенностями, на худой конец экономическими потребностями… Но ведь как часто подобный механистический подход к общественным отношениям разделяют с ними и отечественные гуманитарии.

«Не будем изобретать велосипед», – эта фраза, оправдывавшая любое нетворческое заимствование в деле перестройки государственных и общественных отношений, за последние 20 лет буквально навязла в зубах. Употреблявшие ее философы, обществоведы и журналисты до сих пор продолжают пользоваться такими заимствованными прямо из XVIII века метафорами, как «отсталый народ» или «реакционное сознание». Для них в гуманитарном пространстве как будто не было ни славянофилов, ни Данилевского, ни Константина Леонтьева, ни Шпенглера, ни Тойнби и Хантингтона, создавших новый, цивилизационный подход к анализу общественных отношений у разных народов. Вместо того чтобы серьезно изучать, какое влияние на современную Россию продолжает оказывать, к примеру, византийский выбор киевского князя Владимира в момент крещения Руси (Х век), эти господа предпочитают эмоционально (и заметим, абсолютно ненаучно) сокрушаться о «тяжелых последствиях выбора незападной версии христианства» и строить утопические планы по переделке «стереотипов сознания» целого народа, даже не желая понять, что такое менталитет.

Люди, исповедующие подобные взгляды, до сих пор не стесняются называть всякое культурное и государственное своеобразие собственной страны «дикостью» или «азиатчиной» (термины хлесткие, но в научном отношении абсолютно пустые), а всякое некритическое следование по путям развития других, соседних, цивилизаций – стремлением к «общезначимым нормам» или к «общечеловеческим ценностям». Вера в эти ценности, а также в модернизацию, демократизацию и прочую компьютеризацию приобретает у таких интеллектуалов какой-то самодовлеющий, магический характер. По их мнению, чтобы стать «современным», русскому человеку нужно прежде всего выучить английский язык и обзавестись мобильником или кредитной картой. Если же люди пытаются достигнуть современности какими-то иными путями, более отвечающими характеру и традициям собственной страны, то их почему-то немедленно обзывают «варварами». При таком диком подходе к историческим предпосылкам формирования России как цивилизации действительно «невозможно ни укреплять страну, ни развивать ее».

Получается, что президент не напрасно призывает гуманитарное сообщество «особо выделить в общей системе знаний философию». «Современному российскому обществу, – говорит он, – нужны глубокие мировоззренческие исследования. К сожалению, это очень часто подчинено текущей потребности, текущей конъюнктуре. И это жаль. Потому что нам не нужно конъюнктурить – нам нужны основные приоритеты, основные знания в этой области, глубокие, фундаментальные. И у нас нет никакой необходимости уходить от этой фундаментальности».

Но ведь для «фундаментальности» мышлению прежде всего нужен фундамент. Однако многие наши гуманитарные интеллектуалы, по словам известного русского историка Василия Ключевского, «получив волю размышлять, стали холопами чужой мысли». «Всякая наша личная прихоть, а еще более всякая полудетская мечта о каком-нибудь улучшении, выдуманная нашим мелким рассудком, дают нам право отстранить или нарушить всякий обычай народный, какой бы он ни был общий, какой бы он ни был древний», – с горечью писал об этом явлении еще в первой половине XIX века русский мыслитель Алексей Хомяков. Однако его мировоззренческие противники и в те времена, и сегодня часто просто отказываются признавать Хомякова, а также его соратников Киреевского, Аксакова, Самарина философами. «Это же реакционеры, обскуранты, фундаменталисты… Их мышление неадекватно современности, это же позапрошлый век!» – твердят нам вчерашние преподаватели кафедр научного коммунизма, спешно перековавшиеся в ультрасовременных постмодернистов.

По мнению подобных «специалистов», древнерусской литературе и даже русской литературной классике XIX-XX веков до сих пор отводится «слишком большое место» в школьных и университетских курсах. А ведь это «препятствует освоению новых тенденций мировой культуры» и вообще «мешает творческому мышлению». Где еще, в какой стране литературоведы всерьез предлагают сократить количество часов на изучение местного языка и литературы?! Какая уж тут «фундаментальность»?!..

Президент также свидетельствует: «Эксперты говорят, что нет системного изложения большинства тем. Говорят об отсутствии у нас новых направлений и школ, выдвигающих крупные доктрины и способных трактовать события современности. И это при том, что российская историческая, правовая и философская школы имеют мировую известность и вошли в классику науки».

Этот фрагмент президентской речи заставляет нас вспомнить о письме одного из виднейших советских ученых ХХ века, Петра Капицы, направленном Сталину в 1946 году. Посылая руководителю государства рукопись книги писателя и историка науки и техники Льва Гумилевского (1890-1976) «Русские инженеры», Капица сообщал, что эта книга была создана по его предложению: «…я ему сказал, что надо бы писать…о наших талантах в технике, которых немало, но мы их мало знаем. Он это сделал, и получилась… картина развития нашей передовой техники за многие столетия. Мы, по-видимому, мало представляем себе, какой большой кладезь творческого таланта всегда был в нашей инженерной мысли… обычно мы недооценивали свое и переоценивали иностранное».

«Один из главных отечественных недостатков», согласно письму Капицы, – как раз «недооценка своих и переоценка заграничных сил. Ведь излишняя скромность – это еще больший недостаток, чем излишняя самоуверенность. Для того чтобы закрепить победу в войне и поднять наше культурное влияние за рубежом, необходимо осознать наши творческие силы и возможности. Ясно чувствуется, что сейчас нам надо усиленным образом подымать нашу собственную оригинальную технику… Успешно мы можем это делать, только когда будем верить в талант нашего инженера и ученого… когда мы, наконец, поймем, что творческий потенциал нашего народа не меньше, а даже больше других… Что это так, по-видимому, доказывается и тем, что за все эти столетия нас никто не сумел проглотить».

К нашему стыду, стоит признать, что львиная доля отечественных гуманитариев не только не знакома с этим письмом, но и не готова к принятию изложенных в нем идей. Говоря о русской мысли, либералы обычно подчеркивают ее вторичность, а патриоты упирают на какую-то особенную «непонятость». Между тем достижения Достоевского или Лихачева в мировой культуре, точно так же, как труды Лобачевского или Капицы в мировой науке, не только не вторичны, но имеют действительно общечеловеческое значение. Речь идет не просто об «известности», но неоспоримом культурном первенстве, которое в некоторых ситуациях может выглядеть и как политический приоритет. Понятно, почему о нем беспокоится президент. Но остается совершенно неясным, почему к нему так равнодушна российская интеллигенция.

«Кто управляет прошлым, тот управляет будущим. Но кто управляет настоящим, тот управляет прошлым», – писал когда-то Джордж Оруэлл. В свете этого высказывания ясно, почему Владимир Путин определил Всероссийскую конференцию гуманитариев, как «далеко не рядовое событие». «Ее трудно отнести к сугубо отраслевой встрече, – сказал президент. – Темы, которые вы поднимаете, действительно волнуют сегодня все российское общество. Образование и воспитание наших детей, передача им лучших традиций и ценностей отечественной культуры никого не оставляют безучастным».

Хочется надеяться, что российское гуманитарное сообщество, в свою очередь, не останется безучастным к этим словам. Что будущие учебники по истории и другим общественным дисциплинам будут отличаться не только объективностью, но и сочувствием к изучаемому объекту. В конце концов это же не просто «объект», а наша история, наша страна. Россия!

NB!

Ознакомиться с полным текстом стенографического отчета о встрече Президента России Владимира Путина с делегатами Всероссийской конференции преподавателей гуманитарных и общественных наук, а также с другими официальными материалами по теме встречи наши читатели могут по электронному адресу: http://www.kremlin.ru/text/news/2007/06/135369.shtml

О том, как оценило профессиональное сообщество пособие для учителей истории «Новейшая история России. 1945-2006 годы», читайте в «УГ» №29 за 17 июля 2007 года.

Официально

…Что же касается каких-то проблемных страниц в нашей истории – да, они были. Так они были в истории любого государства! И у нас их было меньше, чем у некоторых других. И у нас они не были такими ужасными, как у некоторых других. Да, у нас были страшные страницы: давайте вспомним события начиная с 1937 года, давайте не будем об этом забывать. Но и в других странах было не менее, пострашнее еще было. Во всяком случае, мы не применяли ядерного оружия в отношении гражданского населения. Мы не поливали химикатами тысячи километров и не сбрасывали на маленькую страну в семь раз больше бомб, чем за всю Великую Отечественную, как это было во Вьетнаме, допустим. У нас не было других черных страниц, таких, как нацизм, например.

Да мало ли чего было в истории каждого государства и каждого народа! И нельзя позволить, чтобы нам навязывали чувство вины, – о себе пускай подумают. Но мы для себя должны не забывать об этом – и мы не будем об этом забывать. Но при всем при том мы, конечно, будем исходить из того, что важнейшим принципом и способом организации нашего государства и общества, конечно, будет ориентация на нужды, на запросы гражданина, на его развитие, на его защиту.

Из ответов Президента России Владимира ПУТИНА на вопросы делегатов Всероссийской конференции преподавателей гуманитарных и общественных наук


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту