search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет

Филология, как и математика, требует доказательств

“Рассказать о самом главном” – такую цель поставили перед собой авторы нового учебника по литературе для выпускного класса общеобразовательных заведений.

Стремясь “охватить как можно больше явлений литературы” и вместе с тем осознавая многообразие “ликов” русской литературы XX столетия (советская, литература русского зарубежья, андеграунда), авторы обратились к внешне простой структуре учебника: обзорные статьи, рассматривающие литературный процесс в историческом контексте, предваряют исследование биографий, философских и эстетических принципов отдельных писателей.
Отказавшись от традиционного для учебников прошлых лет очерка творчества отдельных писателей, авторы рецензируемого учебника ограничиваются краткими биографиями (что не вызывает возражений, ибо более подробно обстоятельства жизни писателей можно узнать из рекомендуемых авторами книг мемуарной и биографической литературы), делая акцент на исследовании художественного мира писателя в целом и идейно-эстетическом анализе одного или нескольких его произведений.
Справедливо полагая, что “филология, как и математика, требует доказательств” (ч.1, с.5), авторы пытаются ввести молодого читателя в “таинственный и неисследованный мир художественного слова” (ч.1, с.5) через “Задания для самостоятельной работы”, “Вопросы для повторения”, “Вопросы и задания повышенной сложности” (дифференциация вполне оправданна и в комментариях не нуждается). В качестве дальней перспективы самостоятельного творчества ученикам предлагаются темы сочинений по рассматриваемым произведениям. Некоторые из них нетрадиционностью своих формулировок непременно вызовут отклик у пытливых юных исследователей литературы:
Как не надо писать “Историю” (по произведениям А.Платонова “Сокровенный человек” и “Котлован”).
Дом и история в русской прозе 20-х годов (“Белая гвардия” Булгакова, “Котлован” Платонова, “Тихий дон” Шолохова).
Ребенок-сирота в творчестве Платонова и Шолохова (“Возвращение” и “Судьба человека”) (ч.2, с.59).
Василий Теркин и Иван Чонкин (ч.2, с.40).
Особую ценность, на наш взгляд, представляют вопросы и задания актуализирующего характера, введенные в обзорные статьи и монографические главы с целью пробуждения мысли читающего и осознания им XX века как “преемника всего многообразия традиций русской культуры” (ч.1, с.3):
Вспомните, какое место в литературе XIX века занимала тема “маленького человека” (ч.1, с.18).
Кто из героев литературы прошлого столетия мог претендовать на роль “лишнего человека”? (ч.1, с.209).
Подумайте, что общего и что различного у миниатюры Бунина и “Стихотворений в прозе” И.С.Тургенева (ч.1, с.171).
Перечитайте один из внутренних монологов Раскольникова и сравните построение фразы у Достоевского и в замятинском тексте (ч.1, с.356).
Сравнивая литературу с математикой, авторы, разумеется, не отождествляют эти понятия (“Литература тем и отличается от математики, что предполагает множество решений”, ч.1, с.6), они стремятся стимулировать самостоятельность, инициативу читателей, дать возможность выработать свою интерпретацию предлагаемого произведения:
Как характеризует Луку его проповедь? Согласен ли Горький со своим героем или же между ними на протяжении всей пьесы идет напряженный спор? (ч.1, с.128).
Сопоставьте этику, утверждаемую Достоевским и Фадеевым… Не оборачивается ли расчет Левинсона “злой арифметикой” Раскольникова? Нет ли здесь утопической антилогики: революционный отряд приносит смерть тому, во имя кого вершится революция? (ч.1, с.213).
Хорошо понимая, что квалифицированный читатель, тонкий знаток литературы невозможен без усвоения основных понятий теории литературы, авторы в конце издания (ч.2, с.339-350) помещают “Краткий терминологический словарь”, включающий основные термины, знать которые (с авторами трудно не согласиться) “необходимо каждому культурному человеку”.
Судя по аннотации, авторы учебника стремились рассмотреть “творчество наиболее ярких писателей XX века”. Отрадно увидеть монографические главы, посвященные Леониду Андрееву, Ивану Шмелеву, Валентину Распутину, Юрию Трифонову, Фазилю Искандеру, Иосифу Бродскому – авторам, чей художественный мир долгое время по разным причинам был либо закрыт от читателя школьного возраста, либо вынесен на периферию “уроков внеклассного чтения” и “бесед по советской литературе”.
Вместе с тем не могут не вызвать удивление критерии, согласно которым авторы отбирают “самое главное”.
Обойден вниманием Александр Куприн: автору, чей рассказ “Гранатовый браслет” и повесть “Поединок” текстуально изучаются на уроках в 11-м классе, уделено всего две с небольшим страницы издания (ч.1, с.24-27). Зато Юрию Тынянову, чей роман “Смерть Вазир-Мухтара”, судя по “Заданиям и вопросам для самостоятельной работы”, предлагается для выборочного, фрагментарного анализа (вступление, главы первая, одиннадцатая, тринадцатая – ч.1, с.412), авторы посвятили монографическую главу.
Отбирая “наиболее ярких” представителей русской поэзии XX века, авторы вернули из забвения Георгия Иванова, поэта трагического мироощущения и непростой судьбы (ч.1, с.473-488), но удостоили лишь упоминания в статье “Акмеизм” несравненно более значительных – и при жизни, и посмертно – русских поэтов, без которых невозможно представить XX столетие, “век – волкодав”: Николая Гумилева и Осипа Мандельштама. При такой расстановке акцентов “молодому читателю” непросто будет понять, почему Г.Иванову, по утверждению тех же авторов учебника, бывшему на “периферии течения” (акмеизма) (ч.1, с.40), посвящена отдельная глава.
Несмотря на высказанные замечания, рецензируемый учебник, по нашему твердому убеждению, является несомненной удачей его авторов, хорошим подарком и “молодому читателю”, и его учителю, так как последовательно, тактично и аргументированно раскрывает уникальное явление в жизни русского общества – литературу XX столетия.
Евгений ВАСИЛЕНКО,
учитель русского языка и литературы средней школы N 43
Ярославль

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте