Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Евгений Вирячев, Вологда: Что делать с закоренелыми двоечниками?.

Дата: 30 мая 2016, 20:13
Автор:

Чаще всего закоренелые двоечники все-таки получают документ об основном общем образовании. Традиционный довод: «Он же всё равно не будет учиться, даже если останется на второй год!» Так кто же прав: педагоги-«прокуроры» или их коллеги – «адвокаты»?

Конец учебного года, майская сирень дурманит и манит в красное лето, а за казёнными дверями идёт педсовет по допуску 9-классников к экзаменам. Кульминационный момент – очередной классный руководитель в своём отчёте называет выпускника, у которого количество итоговых «двоек» превышает разумный предел. Сам герой в это время мается в коридоре с мамой, ожидая решения «присяжных заседателей». Классика жанра заключается в следующем. Как правило, этот охламон так насолил своим учителям «успехами» в познании и «подвигами» в отстаивании своего образа школьной жизни, что они в праведном гневе выступают суровыми прокурорами, отвергая компромиссное решение, которое обычно выдвигает администрация школы – дать время на исправление и допустить бедолагу к экзаменам при благоприятном исходе. При этом все прекрасно понимают, что времени уже нет и ничего изменить нельзя. Человек не может, не хочет, не умеет учиться! Не имеет, так сказать, физической возможности. Вообразите себе больного, который год пролежал на койке, а потом вдруг встал и поднял штангу килограммов сто! Это невозможно.

Но только не в наших школах! Чаще всего под нажимом администрации и сочувствующей сердобольной части педколлектива – «Дадим ему шанс!» – нашего «раздолбу» выпнут-таки на экзамен, а там он получит свои 4 балла (необходимый минимум на ОГЭ по математике), если чуть умнее шимпанзе.

Пикантность ситуации всегда в том, что учителя не могут простить ему своё унижение (по сути он показал их педагогическую несостоятельность!), и хотят его наказать, лишив аттестата. Но и терпеть его ещё один год не имеют ну никакого желания! (выпускник девятого класса остаётся на второй год при академической задолженности).

Чаще всего, как все знают, такие «диссиденты» получают документ об основном общем образовании. Традиционный довод: «Он же всё равно не будет учиться, даже если останется на второй год!»

Кто же прав больше в отношении таких закоренелых двоечников: педагоги-«прокуроры» или их коллеги – «адвокаты»? Попробую аргументы обеих сторон выразить на примерах, не относящихся к области образования.

Как-то раз Хрущёв был с визитом в США, где ему показали автомобильный завод Форда. Никита Сергеевич, верный своей манере, обратил внимание на работниц, тщательно моющих окна цехов, и упрекнул Форда в том, что он нерационально использует рабочий труд: «Они могли бы заняться чем-то более полезным». Генри на это ответил: «Нет, пожалуй, это самое полезное занятие на моем предприятии. Через эти прозрачные стекла, каждый мой работник видит очередь безработных на бирже труда через дорогу от завода, и это заставляет его работать лучше».

Аналогия к школе обратная. Бездельник-выпускник, благополучно получивший документ об образовании, сам того не ведая, плодит армию своих поклонников-подражателей. Тех, кто ещё учится в младших классах, но уже усвоил – можно не напрягаться, всё равно всё дадут! Через окна школьной реальности они видят не очередь неграмотных безработных без аттестата, а беззаботных «остапов бендеров», раз за разом оставляющих учителей в дураках. И когда педагоги вздыхают: «Откуда они берутся, эти лодыри, наглецы, тунеядцы?», отвечаю – оттуда! Мы их сами создаём!

Из этого следует, что оставленная за бортом корабля выпускников небольшая часть учащихся – надёжный стимул к учебному труду для остальных, ещё готовящихся к большому плаванию. Что касается «изгоев», то шанс, о котором не устают жужжать милосердные наши коллеги, у них остаётся – есть же вечерняя школа.

Но всё ли так просто?

Однажды на карандашной фабрике решили сократить расходы. Кризис как-никак. Объявили конкурс. Выиграл рационализатор, предложивший вкладывать в карандаш не целый стержень (грифель), а укороченный. Карандаш никогда не стачивают до конца, оставляя место для пальцев, которые его держат. Так зачем мы тратим дорогой графит для стержня, если он вместе с огрызком карандаша оказывается со временем в мусорной корзине? Разумное предложение! Так и сделали. Расходы сократились, а покупатель ничего и не заметил. Прошло 10 лет. Новый кризис. Надо опять что-то оптимизировать. Объявили конкурс. Предложение-победитель: зачем мы делаем такие длинные карандаши, тратим драгоценную древесину, если стержень занимает лишь половину длины изделия? Укоротим весь карандаш на длину его грифеля! Сказано – сделано. Расходы снизились… Продажи тоже. Замаячила угроза банкротства.

Эта история нам, учителям, замысловато намекает: то, что вначале может приносить плоды, дать результат, в долгосрочной перспективе может погубить не только плоды, но и само дерево. Если школе разрешат де-факто не выдавать документ об образовании тем, кто его не заслужил, то постепенно школа перестанет учить тех, кто учиться не хочет. Она просто разучится это делать окончательно. И их станет больше, больше, больше. «Карандашных огрызков». Тех, которые когда-то самим своим существованием стимулировали учебную деятельность остальных учеников. Но теперь, как мигранты в Европе, расплодились, захватив школьные коридоры, и заявили о своих правах «нацменьшинств».

Так чью же сторону занять в этой дилемме: тех, кто жалеет двоечников («Сами их воспитали»), или тех, кто призывает их к ответу («Сколько можно нянчиться!»)? Конечно, есть спасительный вариант: в каждом случае поступать индивидуально, учитывая, так сказать, все смягчающие и отягчающие обстоятельства. Так чаще всего и поступают в тысячах российских школ. Но есть закавыка: а не подменяем ли мы закон своим субъективным мнением, которое зависит от о-о-очень многих факторов? (О них я писал выше). Тут либо устав поменять, либо самим измениться. Первое от нас не зависит. Второе – маловероятно: в какой-то степени, мы все «двоечники», не желающие исправлять свои «неуды», не признавая жизнь экзаменом.

Об авторе

Евгений Вирячев, лауреат Всероссийского конкурса «Учитель года России-2007», преподаватель-организатор ОБЖ, учитель физкультуры школы №7, Вологда


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt