search
main
Топ 10
Частичная мобилизация студентов: кому положена отсрочка, кого могут призвать Под Уфой мобилизовали единственного в школе учителя биологии Каким должен быть педагог XXI века: профессии учителя посвятят следующее занятие «Разговоры о важном» Студентов частных вузов с госаккредитацией освободят от частичной мобилизации Мобилизованный учитель из челябинского Снежинска возвращается домой Ограниченно годный к военной службе учитель из Петербурга получил повестку о мобилизации 2 октября в России отмечается День среднего профессионального образования В Башкирии мобилизовали лауреата конкурса «Лучший учитель родного языка и родной литературы - 2022» У московского учителя отозвали повестку до его явки в военкомат На конкурсе «Учитель года России – 2022» названы победители в специальных номинациях В Тюмени объявили имена пяти призеров конкурса «Учитель года России» - 2022 «Учитель года России – 2022»: 1 октября станут известны имена пяти призеров конкурса Учителям и воспитателям детских садов увеличивают зарплату На конкурсе «Учитель года России – 2022» вручили специальный приз «Учительской газеты» Погибшую в ижевской школе учительницу наградили знаком «Отличник просвещения» России Ко Дню учителя более 45 тысяч педагогов Самарской области получат выплаты В Новосибирских школах больше не будут работать охранники без специальной подготовки Акцией «Скажи педагогу спасибо!» в России начинается Большая учительская неделя Пятого октября в Кремлевском дворце состоится концерт ко Дню учителя Как подготовиться к ЕГЭ без репетитора – советы экспертов
0

Евгений БУНИМОВИЧ, заслуженный учитель РФ, главный редактор журнала «Математика в школе»:

– ЕГЭ – часть образовательной политики. Не знаю, что такое наш ЕГЭ, но у всех стран независимые национальные экзамены есть, их не может не быть. Это обычная система, но весь вопрос в том, как их выстраивать.

У нас произошла имитация нескольких вещей. Первая заключается в том, что, как всегда, мы решили, что такие толковые, такие умные сейчас варианты ЕГЭ сделаем и у нас все получится. Не получается! Мы намеревались с ЕГЭ разрешить все проблемы – и коррупцию, и проверку школьника итоговую, и поступление в институт, и проверку регионов, и проверку учителя. И все это через один механизм? Но так не бывает, нет такого простого ключика, который открывает образование.

Кто сказал, что по литературе и по математике итоговый экзамен должен быть в одной форме? У каждого предмета свои цели и своя модель, спрашивать детей нужно исходя из этой модели. Проблема с ЕГЭ по литературе – просто катастрофа. Не самое главное, чтобы ученик знал четырехстопный или пятистопный ямб, гораздо важнее, чтобы он понимал, а что там в этих стихах, почему поэт написал: «Я вас любил, любовь еще, быть может…»

Многим профанам кажется, что по математике уж точно можно сделать единый экзамен. В советское время я был одним из авторов советского экзамена. И в советской, униформистской, школе, где вообще все должно быть одинаково, мы делали 4 разных уровня: для гуманитарного класса, где было 3 часа; для обычного класса, где было 5 часов; для физмата или экономического, где было 7 часов, и для математического (в смысле элитного), где было больше 8 часов. Это были разные варианты. Что сейчас мы имеем с ЕГЭ? Мы имеем один вариант и для гуманитарного класса, где три часа математики, и для класса профильной математической школы. Во Франции есть 4 разных уровня математики, у них национальный экзамен – это национальная святыня. Если бы спросили французского президента, что такое символ Франции, он бы сказал – БАК, бакалавриат. В Париже есть даже улица БАКа (трудно представить в Москве улицу ЕГЭ!), потому что это придумал еще Наполеон. Это национальная идея.

Кажется странным, вот я, честный мальчик или честная девочка, которые все делали, получали 5 баллов, честно получали, прихожу на экзамен, в котором две трети заданий не знаю, как решить. У меня претензии к схеме: она, во-первых, не может быть одинаковой по литературе и математике. Кто сказал, что единый значит одинаковый? Да, конечно, если ты сдаешь «гуманитарный уровень математики», то ты, конечно, не сможешь с ним пойти на мехмат. Ну а сколько людей собирается на этот мехмат идти? Зачем выпускнику сдавать то, что ему вообще не нужно, что он вообще не учил? Пусть такие выпускники сдают базовый уровень, четко понимая, что они дальше не собираются идти, делая свой выбор. Почему мы не хотим доверить школьнику выбор? Почему мы считаем, что лучше него знаем этот выбор?

Думаю, единственное, что есть хорошего на самом деле в ЕГЭ, – то, что его разрешили обсуждать и он улучшается.

Жесткая, напряженная критика приводит к тому, что стали принимать через олимпиады, то есть появилась еще одна форма. Министр недавно сказал: пожалуй, мы должны и с сочинением что-то еще делать. Не знаю, чем он это все аргументировал, но я на Правительстве Москвы год назад аргументировал это тем, что литература – не ответы на вопросы, а постановка вопроса. От того, что ученик будет отвечать правильно, смысла нет в таком предмете. У нас теперь уже не русский с литературой, а только русский обязательный, Толстой с Пушкиным – по выбору. Здесь уже проблема не только в конкретном знании пушкинского стихотворения, а в том, что делает Россию Россией. Русская литература – база нашей нравственности, морали. Как, кстати говоря, и история. Особенность российской школы в том, что она всю жизнь стояла на литературе и на математике с кругом предметов. Давайте поймем, где наши традиции. Давайте сделаем единый экзамен, чтобы он действительно был независимым, прозрачным. Мне нравится то, что ЕГЭ можно открыто обсуждать, поэтому через него мы выходим на очень многие проблемы в образовании. Бороться отдельно за ЕГЭ, отдельно против ЕГЭ – бессмысленно. Нужно бороться за честность и прозрачность механизмов.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте