search
Топ 10

Эпоха Ренессанса наступает и для детских садов Москвы

Ни для кого не секрет, какая в Москве сложилась напряженная ситуация с обеспечением дошкольников местами в детских садах. На то есть две основные причины: массовое закрытие ведомственных дошкольных учреждений и некоторое увеличение, начиная с 2000 года, рождаемости детей в столице. В декабре прошлого года на заседании правительства Москвы, посвященного этому вопросу, мэр Юрий Михайлович Лужков поставил задачу ликвидации очередности в детские сады. О принятой затем комплексной программе развития столичной системы дошкольного образования мы говорили с заместителем начальника Управления дошкольного и общего образования Департамента образования города Москвы Марией ЦАПЕНКО.

Большая стройка

Знаете, заседаний правительства по проблемам развития образования в целом было немало. Но такое специальное, связанное с состоянием современного дошкольного образования, – первое за последние десять лет. Наболело: очередников на сегодняшний день у нас свыше 16 тысяч.

– Мария Михайловна, расскажите, пожалуйста, подробнее о программе, способной решить эту, кажется, нерешаемую задачу. Ведь практически большинство ведомственных садов проданы под банки и офисы, да под что угодно… Сеть, что называется, полетела.

– Программа включает в себя несколько направлений деятельности: первое – это строительство новых детских садов. В этом году их будет построено сто. В 2007-м – около ста. Причем раньше сады строились в основном в районах-новостройках, а у нас ведь в городе есть здания 36-37-го годов постройки, которые не соответствуют никаким нынешним санитарным нормам и правилам, современным представлениям о том, каким должно быть здание дошкольного образовательного учреждения. У нас всегда была мечта, чтобы новые современные детские сады возводились и в обжитых районах. В таких, например, как Измайлово Восточного округа. Там все – старые, чаще всего встроенные в жилой дом. И вот сейчас наконец запущена такая программа, во всех округах Москвы, за исключением Зеленограда, где нет очередности, уже сносятся 43 старые постройки.

– А что же с детьми – на улицу?

– Тут все продумано. В конце мая родители забрали ребенка, а в сентябре приведут его уже в новый сад, построенный, что важно, на месте прежнего. С бассейном, компьютерным классом, спортзалом, игровыми, со столовой, со специальными помещениями для организации кружков и студий дополнительного образования…

– Мария Михайловна, 100 новых садов до конца года. Мне кажется, названные вами сроки нереальны.

– Строительство идет на месте сноса, то есть начинается не с нулевого цикла. Подведены все коммуникации, есть вода, электричество… И потому дело спорится. А кроме того, работы лично контролирует заместитель Лужкова Владимир Ресин. Он ежедневно проводит оперативные совещания. По субботам они с Галиной Ивановной Гущиной, заместителем руководителя Департамента образования, совершают объезд площадок.

Но я хочу сказать, для москвичей случившееся – настоящий подарок. В этих районах строительство новых дошкольных учреждений никогда и не предполагалось, разве что в случае реконструкции. Но когда еще этот район попадет под нее…

– Итак, это первое направление деятельности.

– Второе – прием ведомственных садов в городскую систему образования и организация их работы по прямому назначению. Если за последние пять лет мы приняли всего 21 ведомственное дошкольное учреждение, то уже за пять месяцев 2006-го – 33. И сейчас идет работа по передаче еще 27 садов в нашу систему. Что тоже позволит снять проблему с обеспечением детей местами. Но там ситуация какая: эти сады в большинстве своем находятся в запущенном материально-техническом состоянии, потому что в последние годы ведомства не заинтересованы были ни в их ремонте, ни в обновлении. Приходится вкладывать значительные средства, чтобы наладить нормальную работу этих ДОУ, а может, лучше сразу сносить и строить тут новые. Кроме того, мы сейчас принимаем здания, в которых размещались различные офисы, организации. И, естественно, их нужно реконструировать капитально. А это опять-таки требует серьезных затрат. Средства, надо сказать, выделяются из бюджета московского правительства.

Следующее направление мы называем «внутренние резервы». Лет десять – пятнадцать назад, когда пошло значительное сокращение рождаемости, часть московских детских садов перепрофилировали свои групповые помещения под организацию различных студий, музеев… Ну разрешили им там работать. А теперь – полный назад. Второй год работает программа по обратному перепрофилированию. Мы эти занятые площади проверяем, и там, где возможно, возвращаем группу на круги своя. Сейчас в этих освобожденных помещениях идет ремонт, и с сентября откроется порядка шести тысяч дополнительных мест. Программа будет продолжена и в следующем году. Вот три глобальных направления, которые позволят существенно снизить очередность уже к сентябрю и значительно – к декабрю. И с задачей, которую поставил перед нами Юрий Михайлович Лужков, – к концу 2007-го ликвидировать эту беду во всех дошкольных образовательных учреждениях, – мы должны справиться.

Методическая кухня для поваров и поварят

– Мария Михайловна, сегодня в стране много говорят о так называемой предшколе. А что, у нас на это новшество наложено табу?

– Принципиальную позицию столицы выразила руководитель Департамента образования Любовь Петровна Кезина: специального предшкольного образования в Москве нет и не будет. У нас есть дошкольное образование детей старшего дошкольного возраста – с 5 до 7 лет.

– Понимаю, что разница тут не в приставках.

– Проблема предшкольного образования возникла в связи с тем, что, как посчитало Минобрнауки РФ, значительное количество пяти-семилеток в стране не посещают детские сады. А у детей, поступающих в первый класс, должны быть равные стартовые возможности. Для Москвы такой проблемы не существует. Более трех лет назад, еще до того, как министерство поставило эту задачу перед Россией, Департамент образования поставил ее перед Москвой, чтобы все родители детей старшего дошкольного возраста, проживающих в столице, при желании могли получить для своего ребенка место в детском саду. Причем сразу, без всякой очереди. Это правило неукоснительно соблюдается. Но мы идем не только, говоря языком казенным, к 100-процентному охвату ДОУ детей этого возрастного диапазона. Для нас важно содержание образования. Поэтому прошла коллегия департамента, проводятся конференции, «круглые столы», посвященные этому непростому вопросу. И, судя по всему, эти встречи не напрасны. Растет доверие москвичей к государственной системе дошкольного образования как гаранту качества. Эта система контролируется, она работает успешно. Помните недавнюю моду на частные садики? Сегодня менее одного процента старших дошкольников посещают негосударственные образовательные учреждения.

– Мария Михайловна, вопрос, который не перестает волновать наших читателей. Должен ли ребенок, посещавший детский сад, приходить в школу читающим?

– Не обязан. Во-первых, Любовь Петровна Кезина категорически запретила всякие тестирования при приеме в первый класс. И то, что тем не менее такое происходит, незаконно. С этим нельзя мириться. И если к нам поступают подобные сообщения, мы эти ситуации оперативно разбираем. Но здесь дело в чем: программа дошкольного образования не предусматривает обучения письму и чтению. Сейчас у нас реализуется программа подготовки детей к обучению грамоте. Родители не понимают одного, и школа, наверное, тоже: старший дошкольный возраст – это сензитивный период для такой подготовки. Иными словами, когда ребенок пишет грамотно? Когда он слышит звук. Потом этот звук трансформируется в букву. То есть фонематический слух развивается в дошкольном возрасте. Наши же программы этому учат. Учат различать звонкие и глухие звуки, гласные и согласные. Потому что, повторяю, если фонематический слух не развит, ребенок никогда не будет писать грамотно. Хоть что ты там с ним ни делай. Ошибки на письме у учеников идут из дошкольного детства. А родители просят: «Научите его читать». Да не в чтении суть. Кроме того, мы подводим ребенка к пониманию, что предложение состоит из слов, а слово – из слогов. Что в конце предложения ставится точка. Нужно учить связной речи, то есть умению рассказать… Вот что надо делать. И это заложено в Программе дошкольного образования.

– Уточните: речь идет об одной программе или о нескольких?

– Программы у нас разные, и разные авторы их создали. Но все они своим путем шли в одном направлении, к одной цели, которая отнюдь не формулируется «научением читать». Иногда на собеседовании при поступлении в первый класс ребенок читает, как второклассник в конце учебного года. Но ты его спроси, про что читал? Не помнит! Разве такое умение нужно? Грамотный читатель разделяет предложение, слова. И понимает смысл прочитанного. Выигрывают те школы, которые ждут от ребенка именно такого осмысленного чтения. Выигрывают перед теми, кто требует от поступающего чтения «на скорость». И я бы все-таки советовала родителям прислушиваться к рекомендациям специалистов в детском саду. Потому что здесь, в группах пяти-семилетних, в обязательном порядке работают люди со специальным дошкольным, средним специальным или высшим образованием. Профессионал подскажет, чему и как учить ребенка. Кроме того, очень важно именно в этот период сформировать знаковую символическую функцию. То есть умение переводить в цифры и буквы то, что ребенок слышит. Как развить это умение? Вопрос! Не случайно ему посвящен специальный раздел программы. Тогда же у ребенка формируется так называемая произвольность поведения. Ведь когда дети первый раз приходят в класс, они частенько не понимают, что школа живет по своим определенным правилам. Что урок длится определенное время и на уроке нельзя сидеть под партой… То есть нужно умение контролировать свое поведение. Быть контактным, ладить с товарищами… Все это тоже идет отсюда, из детского сада.

– А как же вы эту, такую непростую для большинства произвольность поведения формируете?

– С помощью специальных игровых приемов, игр. Сюжетно-ролевая игра великая, конечно, вещь для детского развития. Потому что когда дети играют, например, в стройку, а там кто-то носит кирпичи, еще кто-то их кладет, а кто-то руководит процессом, они невольно учатся соподчиняться, жить по правилам, определенным нормам. Ведь любая сюжетно-ролевая игра предполагает свои правила. То же самое оказывается с уроком. Так что умение жить по предлагаемым правилам, установленным нормам в хорошем смысле слова формируется в том же дошкольном детстве. А это, согласитесь, посерьезнее, чем умение автоматически читать.

– Мария Михайловна, иногда в школе требуют, чтобы ученик еще и писать умел.

– Мы – я имею в виду нашу команду, своих коллег (собеседница сама преподавала в начальной школе, была заведующей успешным детским садом. – Е.К.), – категорически против этого. И это «против» складывается из множества «мелочей». Ну, во-первых, не открою нового: у семилетнего еще очень плохо развита мелкая мускулатура кисти руки. Во-вторых, будущих воспитателей в педагогических колледжах не учат технологии обучения письму. Много занимаются лепкой, аппликацией, рисованием, развивают эту самую мелкую моторику с тем, чтобы малыш мог регулировать движение ручки, работу пальчиков.

– Но все-таки что плохого в том, если какой-нибудь первоклассник с ходу объявит, что умеет писать?

– Смотрите, ребенок приходит в школу к новому учителю, а тот по-другому писать учит. И вот представьте, уже пишущего ученика начинают переучивать. Школьный стресс обеспечен. И «идеально подготовленный к школе» (разумеется, с точки зрения родителей), который вроде бы на ура прошел собеседование, уже к концу первого класса теряет интерес к учебе…

– …и скатывается чуть ли не в класс коррекции, и родители идут к психотерапевту…

– …Да куда угодно. Но все это происходит как раз из-за того, что ребенок был неправильно подготовлен к школе. А мы самоценность дошкольного детства сохраняем. Хочешь быть открытым миру? Пробуй смелее выражать свои мысли, пой, рисую, танцуй, играй… Все эти «несущественные» «хочешь» входят в решение задачи, именуемой «подготовкой к обучению грамоте». А еще у нас есть сады с такими интересными лестницами. Прямо на ступеньках буквы нарисованы. Одна ступенька – «а», потом – «б»… Идут на прогулку и самостоятельно учатся читать. Никто над ним не стоял, не заставлял: «Читай, Вася, по слогам читай!» И Вася сидит, мучается, тупеет, и, извините, потом обливается (за окном же лето, дети бегают). Потом и не хочет он читать, потому что он этого не по-ни-ма-ет. И так естественным образом начинает ненавидеть это «чтение» на всю оставшуюся жизнь. (Может, это одна из причин, отчего наши люди нечитающими стали?) А все потому, что его неправильно готовили к школе. А тут ребенок вдруг сам естественным путем зачитал: буквы, которые он узнал, звуки складываются в буквы и потом в слова. Игра! Это все реальные вещи, которые происходят в детском саду, в Москве. Да вы мне сами только что под впечатлением увиденного рассказали о Центре развития ребенка в Митине. И о шестилетней девочке Даше, которая вас поразила. Которая похвасталась: «А я умею читать. Сама научилась!» Она с радостью вам это сказала, правильно. Для нее чтение будет в радость. Потому что игра, потому что «сама». И она будет уметь читать хорошо. Лучше, чем тот ребенок, которого с секундомером на скорость, на количество слов в минуту готовят в престижную школу.

Старые-новые группы раннего возраста…

– Мария Михайловна, похоже, для московских детских садов наступает долгожданная эпоха Ренессанса. Столько педагогических новшеств. И разные новые группы открываются. Но и некоторые из сурового прошлого, как из пепла, являются. Я имею в виду возрождение яслей.

– Тем родителям, которые не водили детей в детский сад, выплачивали денежные пособия. А страна была в тяжелейшем социально-экономическом положении. И группы раннего возраста позакрывались, и сама эта система обвалилась. Теперь приходится все это восстанавливать. А это очень дорогое удовольствие. Потому что для шестимесячных нужны специальные игрушки, оборудование, вещи. Такие группы есть, но их пока не очень много.

– Вы считаете такой возврат к прошлому нормальным?

– Нет, конечно. Хотя бы до года ребенок должен быть с матерью, это общая аура, разрыв с которой грозит негативными, самыми непредсказуемыми последствиями в будущем. Но коли есть на то социальная потребность, придется открывать. Сейчас в основном принимаем в группы раннего возраста детей с двух до трех лет. И значительно увеличилось в детских садах количество детей с года и с полутора лет. Оно и понятно, очень часто мама, чтобы не потерять хорошее место работы, должна отдать малыша в сад.

…и кратковременного пребывания

– Они тоже в Москве развиваются всего пять-шесть лет. Как сказал мне один папа: «Ваши группы кратковременного пребывания – разумный компромисс между моим стойким нежеланием отдавать ребенка в детский сад и желанием приобщить его к общению со сверстниками. И вот для таких родителей, которые имеют возможность воспитывать ребенка в домашних условиях, но нуждаются в помощи государственной системы дошкольного образования, организованы такие группы.

– Сколько часов в день и сколько раз в неделю они работают?

– Работают от двух до пяти часов в день, два, три, четыре, пять раз в неделю… В зависимости от возможностей учреждения и потребностей родителей. Режим также устанавливается по их запросам. Сюда, помимо занятий, может включаться и прогулка, и прием пищи.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту