search
Топ 10

Ему было двадцать четыре… Литературный вечер в 10-м классе

Мы не случайно обратились к изучению материалов о жизни и творчестве Сергея Копничева. Судьба его тесным образом была связана с нашим поселком. Здесь живут его родители Зоя Васильевна и Алфей Николаевич, которые работали учителями литературы в кадуйской школе N1. Сергей много писал о природе нашего края, о земляках-кадуйчанах. Поражает в нем то, как сказал его учитель из Междуречья М.А.Свистунов, ныне член Союза писателей России, что “по отношению к семье, родителям, служебному и поэтическому дому, к Родине и миру он был идеальным человеком”.
И, осмысливая судьбу Сергея Копничева, невольно думаешь, как богата Россия людьми талантливыми и ей верно преданными.
Мы, учителя и ученики кадуйской средней школы N1, гордимся тем, что жизнь связала Сергея Копничева с Кадуем. Мы надеемся, что его светлые стихи, полные жизни, любви, получат должное признание читателей.

Звучит песня “Офицеры” в исполнении О. Газманова.
1-й ведущий: “Хочется стать мастером”, – так написал однажды в своем дневнике Сергей Копничев, офицер, журналист, поэт, жизнь и творчество которого тесным образом связаны с Кадуем. “Кадуй – райский уголок”, – говаривал часто Сергей. Поселок нравился ему тем, что до него можно легко добраться. В весеннее и летнее время Кадуй утопает в зелени, вокруг него прекрасные сосновые леса, куда можно сходить за грибами и ягодами или просто подышать свежим воздухом.
16 апреля 1979 г. ему исполнилось бы 25 лет. А
1 декабря 1977 г. после сложной операции, которую ему сделали в госпитале, Сергея не стало.
Бережно, по крупицам, собрали его родители Зоя Васильевна и Алфей Николаевич все, что создано их сыном. Мы изучили этот материал, а также публикации газет, журналов и решили рассказать о Сергее Копничеве, воине, журналисте, поэте, навсегда оставшемся двадцатичетырехлетним.

2-й ведущий: После окончания института по распределению Зоя Васильевна и Алфей Николаевич работали в Туровецкой школе Междуреченского района. Здесь же учился и Сережа. Мальчик рос очень любознательным: с удовольствием ходил в походы, увлекался спортом, фотографией, живописью, иностранными языками. Он рано проявил интерес к поэзии, много читал, сам сочинял стихи. В немалой степени пробуждению литературного дарования способствовало общение с родителями. Алфей Николаевич и Зоя Васильевна работали в школе учителями-словесниками, Алфей Николаевич к тому же сочинял стихи. Сергей жил в атмосфере домашнего уюта, семейного тепла. Может быть, поэтому самые сокровенные стихи он посвящал родному дому, своим близким.

Чтец:
Спешу домой. Сейчас за поворотом
Покажется селенья первый дом.
О, Господи! Ну до чего охота
К нему с восторгом броситься бегом.
Быстрей, быстрей! Я наконец в поселке.
Ну так и тянет закричать “Ура!”
– Серега! Ты ли? Слушай, палки-елки,
Когда приехал? Где ты был вчера?
– В дороге, где же!
– Очень жаль, дружище.
Вчера гулянье было, Бог ты мой!..
– Ну, как тут жизнь?
– Сидим, в кулак вот свищем.
Да, ладно!.. Все нормально. Жми домой!

И я бегу. Взлетаю на крылечко,
Без стука – в дом. Там радость, суета.
Шипят блины, потрескивает печка,
Объятья, поцелуи, слезы там…

От счастья в мыслях и светло, и пусто.
Все смысл приобретает лишь потом.
Нет, не сравню ни с чем я это чувство,
Когда вот так в родной вбегаешь дом.
(“Спешу домой”)

1-й ведущий: Его первые поэтические опыты, небольшие рассказы, написанные в 6, 7, 8-м классах, были опубликованы на страницах районной газеты “Знамя труда”.
Уже тогда поэт Александр Романов юному “поэту”-школьнику написал письмо, по достоинству оценив его вирши: “Стихи произвели на меня самое хорошее впечатление – в них есть поэзия, есть ощущение родной природы, есть чистота и искренность. Вот, например, очень хороша такая строфа:

Ворочаются в небе облака,
Им, как и мне, наверное,
не спится,
Покачивает ветерок слегка
Их серые неровные ресницы.

Тут и свежесть восприятия мира, зоркость глаза и тонкое, через себя, ощущение природы.
Сергей, вот что я думаю:
1. Напиши, сколько тебе лет, в каком классе учишься. Это нужно для того, чтобы определить: можно ли тебя пригласить на семинар начинающих поэтов в Вологду в декабре.
2. Есть ли у тебя другие, кроме этих, стихи? Если есть, собери все вместе и пошли на меня тетрадочкой.
А так тебе надо писать стихи. Мне думается, в тебе есть, заронена маленькая поэтическая искорка, которую надо раздувать. От души желаю всего доброго…
Александр Романов”

И действительно, читая стихи Сергея Копничева, можно сказать, что так писать мог только человек с большим сердцем, горячо любящий родную землю, желавший ей добра, силы.

Осенняя песня
Горит закат, и небо голубое
Свой мягкий бархат звездам
отдает.
Запели песню где-то за рекою,
И кажется, что все вокруг поет.

Поют леса. Кудрями огневыми
Они качают звонкой песне в такт.
Поет река моторами стальными,
И вторит ей трудяга – шумный
тракт.

Поют поля созревшими хлебами,
Поют сады под тяжестью плодов,
Поют корзины с белыми грибами
И ведра ягод на миллион ладов.

Поет костер веселый.
Торжествуя,
Поют на сборе школьники
в строю,
И это все сливается в большую,
Красивую и мягкую струю.

От этой песни сердце замирает,
Я с тихой грустью слушаю ее.
Хозяйкой доброй осень золотая
О лете красном ласково поет.

Летняя ночь
Ворочаются в небе облака,
Им, как и мне, наверное,
не спится.
Покачивает ветерок слегка
Их серые неровные ресницы.

Лежит, как вата, над рекой
туман,
на спящей под березами
лужайке.
И тишина кругом. Лишь иногда
В своем гнезде спросонья
крикнет чайка.

И от волшебной синевы небес
Деревья вдруг загадочными
стали.
И ночь тихонько обнимает всех,
и люди спят, они ведь днем
устали.

2-й ведущий: В 1970 году семья Копничевых переехала в Кадуй. Сергей уже учился в Калининском суворовском училище. Затем – на факультете журналистики во Львовском высшем военно-политическом училище, работал в Сибири, сначала в дивизионной, а затем в окружной армейских газетах. А во время каникул, отпусков он всегда приезжал в Кадуй. Здесь он работал над своими сравнительно крупными вещами, над повестью “На той далекой на гражданской” и над поэмой “Минное поле”, замысел которой здесь и родился. Здесь написал ряд стихотворений о Родине, о любви, которые звучат сокровенно, с тревогою и надеждою.

Аленушке
Не грусти, моя Аленушка,
Только волю дай мечтам,
На листах кусочки солнышка
Оставляет осень нам.

Ты возьми листок березовый,
Весь туманом оберни,
И в заре, от ветра розовой,
Словно в книжке, сохрани.

Сохрани, как песню старую,
О любви и о войне,
И не выгляди усталою,
Вспоминая обо мне.

Я вернусь к тебе с морозами,
К дорогим твоим глазам,
И листочек тот березовый
Талисманом будет нам.

И не верь, не верь, Аленушка,
Страшным сказкам, глупым
снам…
На листах кусочки солнышка
Оставляет осень нам.

Черничник
В сердце песня, простая
до крика.
Я иду по знакомым местам.
Боже мой, под ногами черника
Щедро зреет, черна и чиста.
Много как да какая большая!
С чувством ягоды ем прямо с рук.
Но за сладостью их ощущаю
Привкус горечи наших разлук.
Помнишь, солнце в деревья
садилось,
Наши руки, как ветви, сплелись.
Как-то само собой получилось,
Что с тобой мы в любви
поклялись.
Был и там неприметный
черничник,
Пусть без ягод – мне дорог
любой.
Как черника созрела, так нынче,
Может, вызрела наша любовь.
Потому-то я в мелких листочках
Вижу вновь дорогие глаза.
– Здравствуй, милая! –
И многоточье.
Я хотел бы лишь это сказать,
Если б мог… Но родная далеко,
И любовь от разлук не спасти.
Завтра с мыслью о ней,
ясноокой,
Вновь в черничник приду
погрустить.

О Родине
Пейзажи прикарпатские
синеют вдалеке,
а мне б проплыть на катере
по Сухоне-реке.
Проплыть бы утром солнечным,
туманно золотым,
нарадоваться свежестью
неброской красоты,
лесной, знакомой осенью,
подчеркнутой чуть-чуть,
на берег в блестках инея,
на дом родной взглянуть.
Еще березы желтые
скучают кое-где,
зубчатые закраины
сверкают на воде.
И легкость в настроении,
в душе – игра огней,
рукой махнула девушка,
и это – только мне.
Простая, незнакомая,
на правом берегу,
и я махнул ей с катера,
а крикнуть не могу.
И только песню мысленно
душевную пою
про Север, Вологодчину,
про родину мою.
А песнь трембит печальная,
как осени приход,
мечты мои раздваивая,
в Карпаты вновь зовет.
И можно жить, не жалуясь,
но сам я не такой,
болею эмигрантскою,
российскою тоской.
Здесь вязы шепчут нежности,
задумчиво склонясь.
Но тянет пуще прежнего
на Сухону меня.

1-й ведущий: Выбрав твердо профессию военного, защитника родной земли, Сергей стал истинным патриотом своего Отечества. В одном из произведений он напишет:
“В гарнизонах, хоть близких,
хоть дальних,
Нашей Родине буду служить”.

В 1977 году он пишет отцу о замысле поэмы, которую условно назвал “Минное поле”. Произведение это он посвятил выпуску военных училищ 1945 г. и видел его как глубоко антивоенное.
Главный герой ее – молодой офицер, еще недавно плясавший на выпускном вечере в военном училище, приезжает служить в Карелию. “Подразделенье брошено на минные поля”, – читаем мы в третьей главе поэмы. Дальше – ранение, госпиталь, тяжелые личные переживания недавно абсолютно здорового и искренне влюбленного молодого офицера в свою Аленушку. Теперь же никому не нужного, жалкого (с его точки зрения) инвалида. Затем – постепенное успокоение, взаимная любовь и работа, дающая удовлетворение. И заключение: вся жизнь – минное поле.

В образах хамства, невежества,
Подлости, дури, гнилья…
Надо их всех обезвреживать,
Чертовы эти поля.

1-й чтец:
Ржаное поле мирное,
Веселый звон стеблей.
А вот другое – минное
Припомнилось тебе.

То поле, где жестокая
Прошла в огне война,
И вовсе не широкое:
От тропки до холма.
Тоскливо одинаковых
Воспоминаний рой…
Беседуешь о злаковых
С глазастой детворой.
Ты говоришь, а в памяти
Блиндаж, фугасы, дот…
Уж тут не до ботаники:
История идет.
Нет, дума не уляжется,
Хоть и война вдали,
А класс всем взводом
кажется…
И сердце “барахлит”.
Сейчас ребят внимание
Присвоил хлеб. И вот
Летишь в воспоминаниях
Ты в сорок пятый год.

Звучит песня “В лесу прифронтовом”, ученики танцуют вальс (мальчики в военной форме).

2-й чтец:
Это трепетно – радостно –
здорово!
Был курсант – и курсанта нет.
Хороша эта новая форма,
Лейтенантских звездочек свет.

Хруст ремней заманчиво-
звучный.
Комсоставских блеск хромачей!..
Будто не направленье получено,
А от счастья связка ключей.

Пой, пляши, каблуки
не отвалятся,
Отлетят – не твоя вина,
Лейтенанты все ж печалятся:
Мимо них прошла вся война.

А мечтали на фронте преданно
Воевать за счастье земли.
“Да, была желанна Победа нам!
Жаль, не мы ее принесли”.

И мотив этот в зале вертится,
И не знают России сыны,
Что с войной, может быть,
они встретятся
Даже после этой войны.

Под звучание вальсов бальных
Ты подумал: не стоит тужить.
В гарнизонах, хоть близких, хоть
дальних,
Тоже Родине буду служить!

Эх, пляши, каблуки не отвалятся,
А отвалятся – что за беда.
Лейтенанты друг с другом
прощаются,
Кто – на месяц, а кто – навсегда.
(Отрывок из “Минного поля”)

2-й ведущий: Основная тема творчества военного корреспондента Сергея Копничева, естественно, армейская, но было много и других произведений этого талантливого офицера. Они печатались в Кадуе в газете “Заря коммунизма”, в “Вологодском комсомольце”, в военных газетах – дивизионной и окружной. Это рассказы “Вперед, курсант”, “Последняя стрельба”, “Бегство”, “Обратка”, “В палатке”; юморески “О человеке напротив”, “Шинель” и др. Материала для них было достаточно.
Вспоминает курсант Волкович: “Однажды, после очередного учения, взвод расположился на короткий отдых.
– Слышишь? – спрашивает друга Сергей.
После шума боя, после выстрелов и взрывов кажется особенно тихо. Где-то высоко в апрельском небе звенит песня жаворонка. Задираем голову, слушаем. Сергей размышляет вслух:
– Необычно как-то. Автоматные очереди и песня птицы.

Может, тогда-то и родились
эти строки:

Земля теплом и лаской дышит,
Пейзаж воздушен, словно
акварель,
Мне друг сказал с улыбкою:
– Ты слышишь? Ведь это точно
жаворонка трель!

И верно: над суровым
полигоном,
Что полон звуков выстрелов
сухих,
Льет песенку беспечный
жаворонок –
Мотив свой на военные стихи.

Дни напролет высоты
мы штурмуем,
А ночью, как нарочно,
не заснуть…
Вот так ее встречаем –
боевую,
Нелегкую курсантскую весну.
(“Жаворонок”)

1-й ведущий: Сергей был очень работоспособен, строил большие творческие планы. Об этом мы узнаем из его дневниковых записей.
“31.12.1974 г. Публиковался в нашей центральной печати. Выступил в болгарской печати. Напечатался в книжке “Навалиття”. Подготовил к печати первый научный труд (имеются в виду исследования Копничева о русской северной частушке)”.
“12.09.1975 г. Материал собираю. То на автобусах, то на попутках, то на мотоциклах. Один раз проломил какой-то шкаф и чуть не распрощался с жизнью, болтаясь за бортом машины. Пишу много… Хоть бы день без спешки поработать. Сложно все это, а хочется стать мастером”.
“29.03.77 г. Планы обширнейшие! Кроме литературного творчества, ничто не привлекает”.
1 декабря 1977 г. сердце его остановилось.

2-й ведущий: Не рассказать о Сергее Копничеве было невозможно. Это был человек с доброй, чуткой душой. Никогда не покидала его увлеченность, искренность, живое участие в судьбах людей. И везде и всегда – творчество.
Жизнь Сергея Копничева оказалась короткой. Вспыхнула его звездочка на высоком небе и сгорела. Но не погасла память о нем, то, что он успел сделать, сказать. Остались страницы газет с его стихами, рассказами, очерками. Остались детские и юношеские дневники и письма, рукопись первой неоконченной книги, выпущенный сборник стихов. До сих пор в Калининском суворовском училище на выпускных вечерах, наверное, поют песню, слова которой написал С. Копничев:

Младшие братишки будут брюки
клешить,
Алыми лампасами пламенить
траву.
Перемен не будет. В дождики,
пороши
Не ударят пушки по СВУ.

Милое училище! Пусть тебе
приснится
Юности армейской
светлая заря.
Может все проститься,
Может все забыться,
Только вот друг друга
Нам терять нельзя.
Вечер заканчивается песней “Офицеры” в исполнении О. Газманова.

Валентина КУЗНЕЦОВА
Кадуй, Вологодская область

Сергей Копничев, офицер, журналист, поэт, родился в
г. Вологде 16 апреля 1953 г. Закончил Суворовское училище в Калинине, отделение журналистики во Львовском ВВПУ, работал в Сибири в редакциях военных газет, сначала – в дивизионной (г. Омск), затем – в окружной (г. Новосибирск). Печатался на страницах районной газеты в Междуречье Вологодской области, в областной газете “Вологодский комсомолец”, в армейских изданиях (“Политработник”, “За Родину”, “Красный воин”, “Слава Родины” и др.). Умер после болезни 1 декабря 1977 г.
Книги, выпущенные после его смерти, – сборник стихов “Сорванные струны”, “Без страха и упрека” (о жизни Сергея Копничева).

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте