search
Топ 10

Экология и дети Человек – существо духовное

Вот уже пять лет в разных городах России проходит Международный фестиваль “Дети и экология: XXI век”. Инициатор и главный организатор его Благотворительный фонд местных инициатив. Президент этого фонда Андрей Рыбаков, рассказывает, как удалось сделать фестиваль массовым и любимым сотнями и тысячами его юных участников.

Андрей Рыбаков, президент благотворительного фонда “Фонд местных инициатив”, президент Международного фестиваля “Дети и экология: XXI век”

– Андрей Валентинович, расскажите, пожалуйста, о вашем фонде. Почему он называется фондом местных инициатив, хотя находится в Москве?
– Цель нашего фонда, которая записана в уставе, – содействие развитию малых городов России. В наших небольших городах и даже совсем маленьких городках часто рождаются замечательные идеи, замыслы каких-то интересных дел, акций, которые, если вовремя поддержать, вполне могут развиться до уровня общероссийских и стать традиционными и привлекательными для многих.
Именно через поддержку местных инициатив самого населения мы планируем оказывать содействие не столько собственным проектам, сколько самим этим городам. Но для этого наша организация сначала должна была сама заявить о себе, чтобы стать узнаваемой и популярной, выражаясь современным разговорным языком, “модной и раскрученной”, показать себя способной решать многие задачи.
Наш фонд сначала был зарегистрирован в Переславле-Залесском. С 1995 г. он стал довольно заметным явлением. Большая часть проектов, которыми мы сейчас занимаемся, либо общероссийского, либо международного звучания. Конечно, одна из наших задач – работать с инициативами на местах. Мы были поддержаны многими известными общественными, политическими деятелями. И это придало нам уверенность в том, что мы занимаемся весьма значимым и важным делом. Это прежде всего Ролан Быков, президент нашего первого Международного фестиваля “Дети и экология: XXI век”. Тогда он писал: “Мы говорим о ресурсах. Но почему-то мы не говорим о главном ресурсе – о Человеке, о его жизни, о его духе, о его сознании, о его потенциале. Мы не только существа биологические! Человек – существо духовное, для него важна духовная среда, которая столь же подвержена разрушениям в XX веке, как воздух, вода, животный и растительный мир. Человек – феномен духа, и решение проблем экологии и устойчивого развития возможно только на основе укрепления духовной среды обитания Человека”.
И вот после встречи с Роланом Быковым мы подписали соглашение о подготовке нашего первого фестиваля.
– А по роду своей прежней деятельности имеете какое-то отношение к экологическим проблемам?
– Я специалист по экономической географии, кандидат географических наук. В Переславле-Залесском я в свое время занимался созданием национального парка, его техно-экономического обоснования.
Первый фестиваль прошел в 1998 году, на него собрались представители всех регионов России. К сожалению, были некоторые организационные шероховатости.
Я довольно много времени занимался национальными парками. Однако работа с детьми и детское творчество были для меня новым делом.
– Детей нетрудно было заинтересовать экологией?
– Думаю, что она становится им интересной, когда взрослые сумеют доступно и увлекательно объяснить, что это такое.
Вот наш фестиваль был определен Роланом Быковым как экология души. Экология является условием развития нашего общества. Развитие не может быть устойчивым, если нет устойчивых ценностей. Воспитание этих ценностей во многом зависит от людей, которые занимаются с ребятами каким-либо творчеством.
Когда ребенок творит, он о многом задумывается, его начинают интересовать многие причинно-следственные связи.
В рамки фестиваля мы стараемся ввести как можно больше видов различного творчества, которые способствуют формированию мировоззрения ребенка. Наши конкурсные номинации очень разнообразны. Привлекательность этого фестиваля заключается в том, что ребята с различными интересами собираются вместе.
Приехавшие только на один вид конкурса, естественно, присутствуют и на всех других. Они начинают интересоваться еще чем-то. У нас такие случаи бывали.
Здесь возникает огромное поле для творчества и для самих педагогов. Это, во-первых, возможность обмена опытом, это и общение с теми, кто работает в “смежных” областях.
У нашего фестиваля вполне серьезные, взрослые задачи. Мы пытаемся вывести ребят на уровень партнерства со взрослыми. Те юные участники, которые выходят на финальные этапы соревнования, демонстрируют свои достижения, которые в полной мере свидетельствуют об их даровании. Отбор работ на фестивале делает детское жюри. Судьбу победителей решает оно. Например, в номинации “Самая добрая публикация” лучшие материалы отбирают ребята, которые сами являются юными корреспондентами.
Члены жюри, которое определяет лучшую работу в театральной номинации, занимаются в театральных студиях. Очень часто в таких случаях бывают возражения руководителей детских студий: вот наш коллектив побеждал на международных конкурсах, а здесь даже в число финалистов не попал. Разве это настоящий, квалифицированный отбор?
Я в таких случаях отвечаю, что все, что мы делаем, – это для детей. Дети – наша главная забота. Они имеют право на свою точку зрения. Они оценивают каждую работу по-своему. Поэтому все наши номинации начинаются словами “Самый добрый…”: “Самый добрый детский фильм”, “Самая добрая детская телеигра”, “Самый добрый детский спектакль”, “Самое доброе детское хореографическое представление”, “Самая добрая детская книжка”, “Самая добрая детская выставка”, “Самое доброе детское изобретение” и т.д.
– Уже в этом, наверное, ваши фестивали отличаются от многих других?
– Да, мы действительно на доброте сделали особый акцент всех детских конкурсов. Доброта – это очень субъективный подход. Но каждый ребенок по-своему воспринимает доброту. Он имеет право говорить: “Я считаю, что это самый добрый фильм”. Эта традиция фестиваля зародилась в 1999 году.
Как мы пришли к критерию “Самый добрый…”? С одной стороны, мы опасались поставить детей в неловкое положение, а с другой – мы понимаем, что детей надо выводить на уровень партнеров.
Каждую комиссию, в которую входят шесть детей, тем не менее возглавляет взрослый – педагог. Вся организационная часть лежит на нем. Педагоги руководят отборочными комиссиями и жюри. Это всегда профессионалы, к тому же умеющие работать с детьми. Их задача – сформулировать для нового состава жюри, что такое “добрый”.
Другая задача взрослых – помочь своим юным партнерам определить лучших участников. Когда ребята видят 10-15 спектаклей подряд, у них, как говорится, глаза разбегаются. И им, конечно, сложно вынести свой вердикт.
Третья задача – организовать дискуссию – обсуждение. В четвертых, взрослый все-таки имеет право на голос. Если большинство голосов детей не совпадает с мнением взрослого и он не смог убедить детей, то это его проблемы.
Комиссии меняются во время фестиваля. Отборочный тур происходит в Москве, и комиссия создается из московских школьников, а заключительный этап проходит в городе проведения фестиваля, и жюри составляется из жителей этого города.
Дети оценивают порой очень неожиданно. Помню, на четвертом фестивале ко мне приходили возмущенные руководители коллективов и говорили: как можно детям доверять работу взрослых? Есть и чисто взрослая работа. Это две номинации, которые находятся как бы за рамками основного фестиваля: “За доброту к детям”, “Самый добрый урок”. Это чисто педагогические работы, которые имеют и экологический оттенок. Тут и экологическая тема, и образовательная.
– Есть ли хоть один пример, когда педагоги, входившие в состав комиссии, на равных общались с детьми, тоже участвовавшими в этой комиссии?
– К сожалению, не могу пока привести такого примера. Взрослые не готовы воспринимать детей как равноправных партнеров. Они по-прежнему хотят воздействовать на ребят силой своего авторитета, не принимают возражений, отказывают ребенку в праве иметь свое мнение.
– Наверное, не только так нарушаются права ребенка, бывают и другие случаи?..
– У нас есть один большой проект, который мы реализовали совместно с Детским фондом ООН. Мы провели детский конкурс по правам ребенка. Сейчас взрослые много говорят о правах ребенка, однако мнение их никак не учитывается, не выслушивается. Наш проект, пожалуй, первый в стране, нацеленный на то, чтобы услышать, что сами дети говорят и думают об этом. Проект называется так: “Детский национальный доклад и положение детей в российском обществе”.
Ребята в своих творческих работах описывают, как они понимают свои права и как они оценивают ситуацию. Сто процентов взрослых не готовы к восприятию этого. Они и Конвенцию о правах ребенка воспринимают отстраненно, просто как очень важный документ.
– Благодаря чему вам удается сделать эти фестивали по-настоящему массовыми и привлекательными?
– Фестиваль в Брянске проходил под патронажем полномочного представителя президента в Центральном федеральном округе Георгия Полтавченко. Мы с его помощью направили письма главам администрации о том, что в их области, городах есть дети, которые получили известность благодаря нашему фестивалю. Кто-то остался равнодушным, а кто-то отыскал этих ребят, пригласил их к себе и вручил денежные премии. И теперь руководители регионов сами стараются больше выделить средств для того, чтобы отправить детей на фестиваль.
– Что было особенного на последнем фестивале?
– К нам, например, приехала девочка Алена, которая была отмечена президентом Мордовии Николаем Меркушкиным. Ей была вручена премия: “Самой молодой участнице”. И была у нас “Самая пожилая участница” – это дама, которой было уже около восьмидесяти лет. Она получила приз “Большая хрустальная черепаха”.
На фестивале было три категории призов. Главный – хрустальная черепаха, которая вручается победителю той или иной номинации. Он был разработан еще совместно с Роланом Анатольевичем Быковым.
Зрители, приходящие на фестиваль, получают анкеты. Они ставят галочки против имени того или иного номинанта, который, с их точки зрения, лучший. Так получается приз зрительских симпатий – “Малая хрустальная черепаха”. В этом году было 15 номинаций и столько же больших и малых черепах.
Есть еще один приз – “Большая хрустальная черепаха”. Это приз открытия фестиваля. Обладателя его определяют взрослые – руководители комиссий. Они собираются в последнюю ночь. Однажды, это было на втором фестивале, этот приз был вручен не участнику, а городу Ярославлю, потому что юные ярославцы получили максимальное количество призов.
Приз черепаха был выбран под влиянием фильма “Внимание, черепаха!” Черепахи – древние, мудрые животные, которые живут только в экологически чистых местах. Ярославль был отмечен как город, вырастивший наибольшее количество участников. Сейчас приз находится в музее города.
На четвертом фестивале, посвященном очередной годовщине чернобыльской аварии, единогласно приз был вручен организации из Новозыбкова Брянской области, помогающей детям Чернобыля. Эта некоммерческая организация занимается реабилитацией и развитием больных детей.
В этом году на пятом фестивале мы единогласно решили отдать этот приз пожилой даме из Пензы за работу с детьми.
– Кто вам помогает в организации фестивалей?
– Очень многое, если не все, здесь зависит от администрации города, в котором состоится фестиваль. Сначала глава города принимает решение о проведении его у себя. Обычно начало его символизирует шествие всех участников, которое растягивается на весь город. Так было в Саранске.
Мы отказались от идеи проводить эти акции в крупных городах: Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, чтобы они не затерялись в череде других событий. А в маленьком это может стать событием года, и не одного.
С первого до четвертого фестиваля в конкурсах участвовало две – две с половиной тысячи участников со всей страны. Мы расширили их количество, и уже на пятом было десять тысяч.
– Как взрослые и дети узнают о ваших фестивалях?
– В нашем бюджете существует рекламный фонд. Но сами мы особо рекламой не занимаемся, за исключением наших спонсоров. Один из наших партнеров – “Пионерская правда”. Она организует детский пресс-центр в дни заключительной работы фестиваля. Мы привлекаем к участию также местные телеканалы. Давнишними нашими партнерами являются Британский совет, Детский фонд ООН. Оба нам помогали финансированием предыдущих фестивалей. Кроме того, для нас это также очень большая моральная поддержка, потому что мы считаем: если нас поддерживают такие серьезные партнеры, значит, мы действительно делаем серьезное дело. В последнее время и президент страны больше внимания обращает на детей. Может быть, к шестому фестивалю что-то изменится к лучшему. Кстати, хочу отметить, что нам хорошо помог МакДоналдс. Они кормили ребят на заключительном туре.
Хочу признать, что мы недостаточно работаем со спонсорами, в основном занимаемся содержанием будущего фестиваля. К нам на фестиваль приезжают представители из других стран: Украины, Белоруссии, Киргизии.
Для того чтобы мы стали известны за рубежом, нужна определенная рекламная кампания. У нас есть поддержка Российского отделения ЮНЕСКО, но это только моральная и эмоциональная поддержка. Если бы мы вышли на международный уровень, то затраты во много раз увеличились бы. Кроме того, инфраструктура малых российских городов не позволяет нам принимать иностранные делегации. С моей точки зрения, наши фестивали полезны прежде всего для российских участников.
Мы должны подтянуть уровень подачи детских работ до международного, потому что по содержанию они уже конкурентоспособны.
– Андрей Валентинович, а кто ваши непосредственные помощники, то есть назовите имена тех, с кем вы поддерживаете постоянные контакты?
– Наш фестиваль прожил свою первую пятилетку. Я думаю, что это были непростые годы. И только благодаря усилиям многих людей фестивали “Дети и экология: XXI век” стали реальностью.
Среди них – Светлана Баянова и Зухра Гарифулина – сотрудники Фонда местных инициатив. Это Алексей Николаев – глава города Краснознаменска, благодаря решительности его, исключительному энтузиазму и самоотверженности состоялся первый фестиваль (это было время, когда только что случился дефолт). Это Виктор Мосенков, вице-президент Фонда Ролана Быкова. Это Марина Татаринцева, бессменный исполнительный директор последних четырех фестивалей. Это Максим Шуб – вице-президент концерна “Шелл” в России, благодаря усилиям которого мы смогли убедиться в том, что еще существуют компании, для которых имидж дорогого стоит. А главное, фестивали не состоялись бы, если бы не было его замечательных участников – детей и педагогов.

Елена ВАЛЬКОВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте