search
main
Топ 10
Что будет, если оставить телефон рядом с собой во время сна - мнение ученых О проблемах детей – языком родителей: почему «Очень странные дела» стоит посмотреть вместе с подростками Спать, чтобы худеть: ученый СКФУ поделилась секретами стройности Список разрешенных электронных учебников определили в Минпросвещения Жительница Петербурга родила первенца в 56 лет: мама и малыш чувствуют себя хорошо Земля ускорилась – ученые зафиксировали самый короткий день в истории В Бразилии хирургам удалось разделить сросшихся головами сиамских близнецов Перегрузки и неудовлетворительные зарплаты – НИУ ВШЭ обнародовал мониторинг экономики образования Зачисление в вузы, дополнительный набор, иностранные абитуриенты – Валерий Фальков рассказал о приемной кампании Глава Минобрнауки заявил, что благодаря зачислению в одну волну, абитуриенты выбирают учебу в регионах Большинству учителей не хватает времени на подготовку к урокам Математик рассказала, как нужно проводить утро, чтобы оно стало идеальным Заслуженный учитель из Свердловской области умерла после 12-часового ожидания медицинской помощи Сергей Кравцов предложил учителям высказать свои идеи по проведению Года педагога и наставника Минпросвещения: поступило 270 заявок от педагогов, которые хотят войти в Совет учителей-блогеров Как выбрать арбуз, чтобы он оказался действительно вкусным Граждане Египта и Узбекистана подали больше всего заявлений о признании их образования в России Срок обучения в магистратуре могут сократить для ряда специальностей Недостаток этих витаминов может помешать избавиться от лишнего веса

ЕГЭ в картинках: регионы учатся интерпретировать результаты экзамена

Очевидный факт, что корректная интерпретация результатов ЕГЭ позволяет использовать их для управления качеством образования. Но насколько в действительности после очередной кампании сдачи ЕГЭ на разных уровнях – федеральном, региональном и муниципальном – готовится корректный анализ? Какую информацию получают в итоге учителя, родители, СМИ, а какую управленцы? И как это происходит в других странах?

«На сегодня, к сожалению, главным показателем ЕГЭ в России, отражающим образовательные результаты, является средний балл ЕГЭ, – резюмировал . – Средний балл по школе сравнивается со средним по муниципалитету, региону и стране.  Мало кто задумывается, совпадают ли шкалы оценочных процедур. А ведь шкалы также должны быть одинаковыми». остановился подробно и на теме региональных отчетов по итогам ЕГЭ. В идеале требуется их детализация: интерпретация результатов ЕГЭ для школы (администрации, педколлектива, социума, учеников); интерпретация результатов ЕГЭ для управления образовательными системами и т.д. Докладчик перечислил основные минусы такого рода отчетов: – Преобладание статистики в ущерб анализу и интерпретации данных. – Широкое распространение среднего балла по 100-балльной шкале. – Материал отчета и табличные данные не всегда выставляются в открытый доступ. – Преобладает анализ по предметам в ущерб совокупным результатам ЕГЭ каждого выпускника как получателя бюджетной услуги. В завершение вебинара, кстати, 13-го по счету в этом учебном году, сделал несколько объявлений.

На эти и многие другие вопросы отвечали эксперты на заключительном в этом учебном году вебинаре, который состоялся 25 июня на портале Российского тренингового центра Института управления образованием РАО. Заявленная для обсуждения тема звучала так: «Интерпретация и представление результатов оценки качества образования для разных групп пользователей». Записаться на вебинар могли все желающие. В итоге в интерактивном общении приняли участие 342 человека – представители 25 регионов России и 6 стран – Армении, Беларуси, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Молдавии. В статусе слушателей были органы управления образованием, ИПК и ИРО, центры оценки качества образования, школы, вузы, информационные и методические центры.

Виктор Болотов, вице-президент РАО, предваряя начало вебинара, сказал о том, что информация об итогах ЕГЭ для управленцев, учителей, родителей и самих участников экзамена должна быть адресной. Например, педагогам важен содержательный аспект: какие задания на ЕГЭ успешно выполняются, а какие в большинстве случаев нет. Управленцам необходим сопоставительный анализ. Используя его, руководители разных уровней смогут делать выводы, принимать решения, менять что-либо в будущем. Осторожнее нужно быть с внутришкольной оценкой. Это во многом личное дело ученика и учителя, а не начальника «сверху».

Игорь Вадьдман, зав. лабораторией мониторинговых исследований Института управления образованием РАО, директор Российского тренингового центра РАО, построил свое выступление на примерах зарубежного опыта. Что конкретно предлагается в США, Сингапуре и Австралии для изучения и осмысления итогов национальных экзаменов в картинках, диаграммах и графиках? Какие параметры берутся за основу для их презентации разным группам людей?

В Австралии в качестве информации для ученика и родителей публикуются результаты ребенка в сравнении со средним результатом в его школе и средним результатом по стране. Данные приводятся по генеральной совокупности, то есть проверка касается всех детей. В картинках и схемах есть описание основных типов заданий по предметным областям и описание уровней заданий. Получив такой индивидуальный отчет, семья может анализировать достижения своего ребенка. Школы в Австралии сравнивают по кластерам, то есть по группам похожих учебных заведений. В каждом кластере их может быть до 30-ти. Школа видит свое положение в группе и может оценивать свои проблемы или успешность. В США управленцы получают подробные иллюстрированные данные национального мониторинга по уровням достижений из четырех градаций – ниже уровня, базовый, продвинутый и продвинутый высокий. Приводятся динамика по годам и сравнение самих участников. Итоговая оценка учитывает и уровень дохода семьи ребенка, и этнические группы.

В Сингапуре результаты национальных экзаменов используются только для сертификации ученика и приема в вузы. Остальное – частное дело ребенка и его родителей. На сайте сингапурских школ могут быть портреты выдающихся учеников с перечислением их достижений. И никаких графиков и сравнений конкретно по всем ученикам школы. Информационные карты американских школ более информативны. Там может публиковаться процент детей по чтению и математике, получивших средний балл или выше. Размещаются таблицы по группам – этническим и по доходам. Есть и графики с динамикой развития ситуации, например, как в школе меняется доля высокоуспешных детей. В России функцию национальных мониторингов пока выполняет ЕГЭ. Однако стартовый опыт проведения мониторинга в нашей стране имеется. Прежде всего это мониторинг по начальной школе. Руководитель группы по его проведению – Галина Ковалева, зав. Центром оценки качества образования Института содержания и методов обучения РАО.

Завершая доклад на вебинаре, Игорь Вальдман особо подчеркнул, что «без привлечения и анализа значительного количества данных результаты ЕГЭ могут использоваться лишь для двух целей – завершения обучения в школе и отбора кандидатов для продолжения учебы в вузе. А при оценке деятельности учителя, школы и образовательных систем результаты ЕГЭ могут использоваться лишь в сочетании с другими данными, характеризующими различные результаты деятельности».

Также с докладом на вебинаре выступил Сергей Боченков, эксперт независимого агентства «Лидер», город Чебоксары. Он рассказал о рисках использования среднего балла ЕГЭ.

В экспертном сообществе оперировать средними величинами принято только после того, как обеспечена их типичность и надежность. Средние величины в неоднородных совокупностях недопустимы. Некорректно, например, сравнивать по этому показателю вечерние и общеобразовательные школы. Но на практике мало кто задумывается, что такое однородность, и продолжает считать «среднюю температуру по больнице».

«На сегодня, к сожалению, главным показателем ЕГЭ в России, отражающим образовательные результаты, является средний балл ЕГЭ, – резюмировал Сергей Боченков. – Средний балл по школе сравнивается со средним по муниципалитету, региону и стране.  Мало кто задумывается, совпадают ли шкалы оценочных процедур. А ведь шкалы также должны быть одинаковыми».

Сергей Александрович привел конкретный пример сравнения по среднему баллу двух школ с разными профилями – инженерным и медицинским. Величина ошибки оказалась 17 процентов.

Но если не средний балл, тогда что, собственно, оценивать? Докладчик назвал несколько позиций:

– Освоение минимальных требований образовательного стандарта. – Доля выпускников, успешно сдавших выше минимального порога все экзамены по выбору. – Уровень освоения образовательного стандарта по каждому предмету.

Сергей Боченков остановился подробно и на теме региональных отчетов по итогам ЕГЭ. В идеале требуется их детализация: интерпретация результатов ЕГЭ для школы (администрации, педколлектива, социума, учеников); интерпретация результатов ЕГЭ для управления образовательными системами и т.д.

Региональные отчеты для общества и СМИ – единственный источник получения информации. Потому так важно отражение в них ключевых показателей и таблиц значений.

Докладчик перечислил основные минусы такого рода отчетов: – Преобладание статистики в ущерб анализу и интерпретации данных. – Широкое распространение среднего балла по 100-балльной шкале. – Материал отчета и табличные данные не всегда выставляются в открытый доступ. – Преобладает анализ по предметам в ущерб совокупным результатам ЕГЭ каждого выпускника как получателя бюджетной услуги. В завершение вебинара, кстати, 13-го по счету в этом учебном году, Виктор Болотов сделал несколько объявлений.

Проведение вебинаров возобновится уже в августе – начале сентября.

Их расписание будет опубликовано на сайте Российского тренингового центра Института управления образованием РАО  http://www.rtc-edu.ru. На этом портале также можно посмотреть материалы всех проведенных ранее вебинаров, включая сегодняшний.

Фото автора

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте