Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Другая школа – киношкола

УГ - Москва, №5 от 9 февраля 2010. Читать номер
Автор:

В Юго-Западном округе есть замечательная школа, которая занимается воспитанием ребят, серьезно интересующихся искусством. В этой школе всегда преподавали выдающиеся мастера, например Алексей Баталов, из этой школы выходили и становились выдающимися актерами и режиссерами молодые талантливые люди, например сестры Кутеповы, играющие в театре Петра Фоменко. У учеников и преподавателей этой киношколы есть свое мнение о другой школе – телевизионной – о сериале «Школа».

Замкнутый круг

Владислав САКАРА (11-й класс):

– В титрах сериала «Школа» сказано, что это многосерийный фильм. Но, на мой взгляд, это зрелище максимально отдалено от самого понятия «фильм». С произведением киноискусства роднит «Школу», боюсь, только то, что она снята на видеокамеру и показывается на экране.

Могу предположить, что такой минимум по отношению к форме воплощения, к языку искусства или даже несерьезность для авторов были оправданы максимальной приближенностью к жизни подростков, то есть к самой теме сериала. Нам показаны герои, которые относятся к жизни мутно и несерьезно. И это выражено не только в содержании, но и в форме: сериал снят мутно и поверхностно.

Название сериала претендует на рассказ о школе, о том важнейшем периоде в жизни человека, который связан со школой. При этом отобраны почему-то только самые грязные моменты подростковой жизни: пьянство, дерзость по отношению к взрослым, похоть, дискриминация слабых. Можно сделать вывод, что для автора только из этого и состоит мир подростков. И показан весь этот пьяный мутный мир с точки зрения такого же подростка: камера представляет собой взгляд одного из них, того, кто там находится, камера все время шатается, ее движения хаотичны и бессмысленны. Но раз показан мутный мир таким же мутным взглядом, то это замкнутый круг. Фильм предполагает присутствие взгляда автора, взгляда постороннего всей этой мути и грязи, взгляда, ищущего выход, свет, спасение. Задача искусства, как я ее понимаю, в том, чтобы не только выставить проблему, но и глубоко понять ее (на это в сериале «Школа» нет даже намека), и если не напрямую показать, то хотя бы предположить выход, посмотреть на эту проблему другим взглядом. А в этом любительском видеоролике, почему-то названном фильмом, авторский взгляд отсутствует, есть только хаотическое погружение в мутный хаос.

Правда и ложь

Арсений КОЛМЫКОВ (10-й класс):

– Я посмотрел 8 серий «Школы». Самое первое, о чем я подумал, почему режиссер снимает сериал, как документальное кино. И у меня есть версия, что режиссер хотел что-то сказать про правду и ложь.

В школе, которая показана в фильме, все врут: и ученики, и педагоги, и родители (например, отец, который встречается с учительницей сына, хотя у него есть жена). Сама школа показана как место вранья, и люди там такие же. Образованием там никто не занимается. Есть девочка, которая идет на золотую медаль, но и она, и ее мама больше волнуются из-за оценок, чем за саму учебу. По-моему, есть только один персонаж, которого волновала учеба, – это классный руководитель и учитель истории. Он говорил, что учебник истории выпустил и очень следил за образованием внучки. Но в результате он оказался в больнице. Получилось, что правда никому не нужна. И самой внучке гораздо лучше не заниматься дома уроками, а «тусить» в школе.

Потом в классе появляется новенький. Он вроде бы привносит какую-то «правдивость», но очень странную и грубую. Например, когда он говорит охраннику: «Ты этого хотел? Охранять детей? Тебя же никто не вспомнит после смерти. Зачем ты живешь?!» Но и этот новенький любит приврать. Допустим, когда говорит, чтобы его мама на просьбы прийти в школу отвечала, что она болеет, или когда он втюхивает всем какие-то таблетки, чтобы заработать деньги на операцию маме. Он врет, но от его вранья кому-то легче, а от правды – наоборот (когда, например, разговаривает с охранником или когда он доводит учительницу, принявшую взятку).

Судя по тому, что я понял, мысль авторов сериала можно сформулировать так: «Правда никому не нужна, в этом мире есть только плохое вранье и вранье во благо». Я боюсь, что подростки, которые смотрят «Школу», могут сделать из этого сериала странные выводы, потому, что мир, изображенный на экране, лишен правды.

Но лично я верю в то, что правда есть.

О методах борьбы с искусством

Максим ЗУР (11-й класс):

– Все снято на ручную цифровую видеокамеру. Манера, в которой выстроены и смонтированы кадры, напоминает обычную туповатую съемку, сделанную каким-нибудь тринадцатилетним подростком, которого просто попросили что-нибудь поснимать. Даже слово «выстроены» сложно сказать про эти кадры.

В сериале сразу бросаются в глаза нарочито вульгарные костюмы и нарочито обыденные интерьеры. В звуке – наигранные речи школьников; такое впечатление, что подростковый жаргон выдавливается из актеров. Содержимое кадров, движение камеры, повадки актеров – все какое-то выдавленное, полуживое, тусклое, одномерное. Камера трясется, но воспринимается это не как элемент «фирменного» стиля, скорее как то, что оператор не хотел напрягаться, снимая все это, не хотел ничего обдумывать. Он, оператор, как будто один из героев сериала, которые также вяло шатаются по бледному интерьеру школы, по блеклым квартирам и улицам. Благодаря такой съемке оператор становится слишком навязчивым, слишком заметным зрителю.

По сути дела, все выразительные средства кино используются авторами настолько грубо, примитивно и назойливо, что это перечеркивает видимые намерения сделать фильм «под документ», показать нашу жизнь непредвзято, «без прикрас».

Борьба с искусственностью происходит столь безграмотно, что приводит к исчезновению искусства. Получается «Без божества, без вдохновенья…».

На два фронта

Александр СОСОВ, выпускник киношколы:

– Невероятный общественный резонанс среди кинематографистов, культурных деятелей и чиновников вызвал новый проект Валерии Гай Германики – сериал «Школа». Независимые интернет-блоги, радиопередачи, пресса и, конечно, подогревший для всего этого почву сам Первый канал, все, как сговорившись, принялись обсуждать, осуждать, возносить и пиарить многосерийный фильм о жизни школьников, их родителей и учителей. В «Школе» красной нитью проходит так называемая остросоциальная линия, поднимающая актуальные проблемы национализма, социального неравенства, проблему «отцов и детей» и много такого, без чего массовый российский зритель не может воспринимать новое кино. «Школа» пытается работать на два фронта, подкупить два поколения зрителей.

С молодым зрителем сериал разговаривает формой – рваным монтажом, репортажным стилем съемки с рук, «реалистичностью» речи героев со всеми этими междометиями «блин», «ну че», «да лана», «харэ» и тому подобное. Старшее поколение может насладиться одним из главных эффектов кинематографа – возможностью «подглядеть» за своими детьми, точнее, за их прототипами. В «Школе» уровень и подача материала настолько приближены к документальности, что можно говорить о зарождении нового жанра нашей киноиндустрии – «сериале-мистификации».

Складывается ощущение, что режиссер очень плоско видит взаимоотношения между людьми и саму жизнь. Что не кадр – то ругань или драка. Каждая новая сцена в «Школе» – это новый конфликт, и от переизбытка однотипных эмоций становится смешно. Неужели в арсенале молодого режиссера нет ничего другого, чтобы привлечь зрителя? «Школу» в каком-то смысле можно сравнить с передачами «ЧП за неделю» или «Дежурная часть», где каждый репортаж – это убийство, пожар или стихийное бедствие. Зрители этих программ разряжаются, ведь им не нужно размышлять, сочувствовать, сострадать, а можно расслабленно подглядывать за чужой бедой.

«Школа» и жизнь

Ольга КЕРЗИНА, директор Московской международной киношколы:

– Искусство – это ЖИЗНЬ, очищенная от всего лишнего и несущественного. Создатели «Школы» исходят из противоположной концепции: на экране нашему взгляду предстает все несущественное, очищенное от признаков подлинной жизни. Мертвечина. Но это сделано намеренно. Авторам сериала все равно, КАК он снят, просто потому, что они ничего не умеют. Кадры разваливаются композиционно, свет уродует и без того невыразительные лица актеров. Дай камеру в руки любому парнишке из массовки – он снял бы лучше. Но это «все равно» доводится до манифеста Первого канала ОРТ.

Мы ничего не умеем – не умеем писать сценарии, не умеем ставить свет, не разбираемся в звуке – не беда! Сделаем же нашу безграмотность центром всеобщего внимания! Ура, товарищи!

Пусть мертвые хоронят своих мертвецов.

Глаза открыты

Даниил САКСОНОВ, педагог Московской международной киношколы:

– В разгоревшейся вокруг «Школы» дискуссии всерьез звучат голоса, будто этот сериал открывает зрителю глаза на реальность. По этому поводу у меня, как у представителя зрительской массы, возникает несколько соображений.

Мы, конечно, догадывались, что в российских школах можно встретить лицемерие, жестокость, взятки, секс, алкоголь. Но теперь мы окончательно и бесповоротно открыли глаза и увидели, что в школе есть все это и нет ничего другого.

Мы знали, что существуют разные способы открытия глаз. Теперь понятно, что самый прогрессивный из них показан в фильме С.Кубрика «Заводной апельсин». Подростку вставляют в глаза металлические распорки (и поэтому они широко открыты), голову и тело фиксируют в одном положении. А перед открытыми глазами разворачивают сцены насилия. Держись, подросток, не ослепни, это и есть правда! Вместо металлических распорок авторы «Школы» используют эффект «замочной скважины», они знают, что от подглядывания за животными подробностями жизни половозрелых особей никто из нас не откажется. Да здравствует эпоха «Дома-2», «За стеклом», «По ту сторону добра и зла» и прочих «зрелищ реальности»!

По совместительству мне приходится быть не только зрителем, но и работником школы. Правда, не той. Та была номер один. А у нас, наверное, номер два. Поэтому позволю себе другие соображения, уже из этой педагогической «шкуры».

Во-первых, не надо запрещать сериал, и даже призывать к запрету. Именно этого больше всего ждали продюсеры «Школы». Ничто другое так не поднимет рейтинг «многосерийно-маниакального фильма» и приютившего его Первого канала.

Дайте грязной пене схлынуть.

В какую реальность мы верим, в такой и живем. Считаем, что сериал «Школа» – это «наша жизнь, как она есть», туда нам и дорога! Если же приоткрываем для себя и своих учеников другую реальность, то и будем жить в другой.

Подражание Ходасевичу

Юрий МИХАЙЛИН, педагог Московской международной киношколы:

…На дне двора, покрытого

асфальтом,

Гармоника урчала.

Ребятишки

Играли в коронацию.

В воротах

Аксинья, вечно пьяная

старуха,

С кухарками ругалась.

Петька-слесарь

Подзуживал, и наконец она

Вскочила, юбки вскинула

и голый

Всем показала зад.

А между тем вдали

Вдруг пронеслось и замерло

протяжно:

Ура! ура! Ва! ва-ва-а!

Должно быть,

Там Гай Германика свои

задрала юбки

И всем желающим

показывала «Школу».


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту