search
Топ 10

Древо жизни (сказка). Любовь ЭНГЛЕЗИ, учитель русского языка и литературы

Это самое обыкновенное Дерево в самом обыкновенном городском дворе. Вот только очень трудолюбивое, и от этого ствол у него стал крепким, ветви гибкими, а листья сочными, блестящими. Всем почему-то кажется, что утром листочки безмятежно резвятся под свежим ветерком, а знойным днем лениво дремлют, но ничего подобного – днем они трудятся. Они собирают живительную прану* от солнышка, росы, ветерка и питают ею Дерево. А вот ночью бывает очень забавно. Ты можешь себе представить, как много-много детенышей прильнули к материнской груди и сосут ее, сопя и причмокивая? Так листья добывают чудодейственную силу, которую Дерево через корни получает от Земли. Некоторые, насытившись, засыпают, а иные слушают ночные тайны. Да-да, при желании можно услышать удивительную музыку, при помощи которой общаются звезды, а может быть, и целые миры! Можно прислушиваться к тяжелому дыханию Земли и представлять, как там, в недрах, словно в умнейшей лаборатории, идет работа и совершаются чудеса: природный мусор – жухлая листва и прочие отходы – рассыпаются на микроскопические частицы, чтобы потом дать жизнь цветку, пшенице, дереву. Разве это не чудо, когда из маленького зернышка вырастает огромное дерево с развесистой кроной и сочными плодами?! Вот только с человеческим мусором землице не справиться: уж она жует, жует все кульки, банки из-под пепси и… никак, лишь силушку зазря на это тратит. Болеет от них Земля.

– Ты расскажешь мне сказку такую, какую еще никто никогда не слышал?- Хорошо. Расскажу, вот только… умеешь ли ты думать?

А еще можно подслушать (хоть и не очень-то это красиво) любовную песню деревьев. Налетит ветерок, словно нечаянно, соприкоснется наше Дерево своими ветвями с ветвями соседнего клена, и зальются оба смущением и трепетом, и от этого рождается песня. Не веришь? Осторожненько коснись одним хрустальным фужером другого и услышишь точно такую же мелодию, сиренево-фиолетовую. Понимаешь, любое соприкосновение рождает созвучие или отторжение, и у каждого звучания свой оттенок и свое качество.

Каждый из листочков выбирал себе свой мир. Кто-то жадно всматривался в звездное мерцание. Кто-то наслаждался лунным светом… А одному из них очень нравилось слушать звуки, доносящиеся из мира людей: иногда это были аккорды скрипки и строки из стихов, горький плач или радостный смех, но чаще всего он слышал какие-то желто-коричневые «хочу».

«Хочу-у-у!!!» – верещал и во сне какой-то ребенок, и это значило, что завтра он обязательно заполучит от родителей то, что ему не купили сегодня.

В ночной тишине ветерок разносил клочья беспокойных девичьих снов: мечты об одеждах, помадах, модных туфлях…

Иногда долетали и коричнево-черные «хочу», они особенно привлекали внимание Листа. Это были крутые замыслы отчаянных парней. Он завидовал их свободе и мысленно сетовал на то, что «привязан» к Дереву. Почему каждое утро он должен дожидаться своей капельки росы?! Зачем он должен ждать, когда ветер, перебирая крону по листику, чтобы справедливо распределить солнечное тепло, наконец доберется и до него?! В конце концов ему надоело каждую ночь пыхтеть у материнской груди, добывая по крохам для себя живительные соки! Надоело жить по тем негласным законам, о которых никто на Дереве не говорит, но все их придерживаются.

«Надоело!» – в сердцах вскрикнул Лист, и по ветру паутиной полетело его желто-завистливое «хочу-у-у».

Наутро он объявил Дереву о своем желании обрести свободу. Оно было мудрым и давно уже знало о его мыслях, а также о том, что сын обрекает себя на гибель. Но из всех воображаемых свобод лишь одна истинна – свобода выбора.

– Что ж, ты свободен.

И тут же Лист почувствовал, как его подхватили разные потоки воздуха; он то парил, то закручивался в вихре, все в нем ликовало: «Я лечу! Я лечу!» Лишь у самой земли он заметил, что не летит, а падает.

Он оказался в лужице и очень обрадовался. Лето было засушливым и не баловало Дерево влагой, и теперь Листок, дорвавшись до воды, все пил и пил, хотя лужа была несвежей. Напившись вволю и изрядно отяжелев, он лежал на поверхности и размышлял о том, как здорово быть свободным. Конечно, капелька утренней росы намного приятней, чем дурно пахнущая водица из лужи, зато пей-не хочу! Он ощущал себя хозяином, богачом.

«Все мое, только мое! Даже Солнце!». Сколько месяцев изо дня в день он ожидал своей встречи с ним. Можно было бы, конечно, растолкать другие листья и самому вылезти навстречу солнцу, но это было не по закону.

Впрочем, в глубине души Лист осознавал, что он между тем был всегда сыт, здоров, сочен, крепок, и даже самые серые пыльные ветры не могли оторвать его от Дерева жизни. Но зато теперь всего было много и все было его! Он жадно впитывал в себя солнечные лучи, но в полдень светило так раскалилось, что ему стало невмоготу, и он начал искать, за кого бы спрятаться. Кругом было пусто.

К вечеру Лист, пропитавшись водой, стал совсем тяжелым и опустился на дно. Фу, здесь было скользко, грязно, зловонно, зато прохладно. Он думал, что отдохнет и снова поднимется на поверхность, где синее небо, свежий воздух, яркое солнце, но его так затянуло илистой слизью, что он ощутил себя пленником дна. Еще несколько дней сквозь муть воды он видел родное Дерево, своих дружных тружеников-братьев и завидовал им.

Прошло время. Болотце наконец высохло, и Лист снова почувствовал себя свободным, рванулся навстречу серебристому легкому ветерку, чтобы взлететь, и рассыпался. Жгучей болью отозвался хруст его высохшего жухлого тельца в сердце Дерева, но оно ничем не могло помочь своему сыну – он сделал свой выбор.

* * *

– Какая грустная сказка…

– Да, но жизнь еще грустней.

Владикавказ

___________________________________________

* Прана – жизненная сила, черпаемая из Космоса.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту