search
Топ 10

Драгоценная “кривая любви”

Первой в номинации “Учитель-исследователь” выступала Елена Ильина, преподаватель русского и литературы из 57-го лицея Прокопьевска Кемеровской области. Она заговорила о необходимости душевного настроя ребенка на урок. Один ученик слышит и понимает музыку, другой -стихи и прозу, третий – живопись. Елена все эти виды искусства использует. Ее цель – сделать из урока литературы сорокаминутное художественное произведение. И вот только тогда, считает Елена, заинтересованный, завороженный ребенок потянется за нравственным словом учителя!

Впрочем, нередко ребята сами подбирают музыкальные произведения и живописные полотна под тот или иной рассказ или роман из школьной программы. Образ Екатерины Островского понимается ими лучше, когда на уроке звучит песня “То не ветер ветку клонит”, Татьяны Лариной – когда слышится “Лебедь” Сен-Санса. Изучается Достоевский – сравниваются портреты Эрнста Неизвестного и Корсаковой. Учитель просит учеников изложить возникшие в их сознании образы на бумаге – воплотить в слово. И вот тут!.. Бывало, девятиклассница читала такую собственную “лирику”: “Я хотела бы умереть…” Как не насторожиться учителю? И тогда следующие уроки Елены Ивановны уже не абстрактные рассуждения о “добре и зле”, не пустой звук, а обращение к этой, конкретной, девочке и ее друзьям. Вот он – воспитательный момент!
Однако – жюри: “Вы рассказали о приемах. А ваш метод? Метод воспитания?” Вопрос застал Елену Ильину врасплох: “Об этом я пока не думала”. Да, трудно отделить метод обучения от метода воспитания. Но уже в субботу конкурсный урок Елены показал, что в действительности воспитывает детей все: и добрый, чуткий голос учителя, и его понимающий взгляд, и то, как он задумывается, и на каких словах делает акценты. Учитель в роли воспитателя скорее выступает как настройщик рояля. А посему, хотя жюри и ворчало: “Номинанты не совсем понимают, что такое “воспитание”, – на вопрос: “А ваши результаты?”, Елена ответила, на мой взгляд, верно: “Мои ученики начинают тянуться к творчеству”! Однако жюри настаивало: “Важно содержание творчества”. Правильно. Но когда начался урок Елены Ивановны и она заговорила о том, что жизнь никогда не идет по прямой, а всегда по кривой, и эту кривую тоже надо полюбить и дорожить ею, как драгоценностью, мне как-то сразу стало ясно, что ученики Елены Ивановны тоже живут по ее принципам. То есть отдают людям добро, потому что только его и хотят получить взамен.
Самоотчет Вадима Мамцева – учителя истории и обществознания из школы N13 Махачкалы Республики Дагестан – был вторым. В 2001 и 2002 годах его ученик Андрей Бирюков стал победителем в номинации “История” на Всероссийской конференции молодых исследователей “Шаг в будущее”. Тактика Вадима – научить ребят опираться не столько на учебник, сколько на исторические документы. Так называемые моменты воспитания: уважать мнение ученика по любому вопросу, ведь, на взгляд Вадима, история – это наука мнений. И вместе с тем одна из его любимых заповедей: “Прими ученика таким, каков он есть, а потом… измени его”.
После самоотчета звучали вопросы жюри: “А какие, на ваш взгляд, воспитательные возможности у уроков истории?” – “Можно сделать упор на героизме солдат в годы Великой Отечественной войны, а можно и на штрафных ротах”. – “В чем же отличительные особенности воспитания в младших и старших классах?” – “В младших идет совместный с учителем поиск нравственных ценностей, а старшие ребята преимущественно делают это сами”.
Любовь Манаенкову, учительницу из начальной сельской Шапкинской школы Тамбовской области, жюри… немного обидело. Хотя, возможно, это была и провокация со стороны ученой комиссии: “Вы хороший учитель! Но, кажется, лишь исполнитель! Складывается впечатление, будто бы вы отвечаете нам, выучив чужое пособие”. Так что Любовь Александровна мне потом даже посетовала: “На областном конкурсе жюри было доброжелательней, улыбалось чаще, подбадривало”. А самому жюри она ответила: “Это все мое! Я пропустила это через свое сердце!” И я возражения Любови Александровны понимала. Да, сегодня многие педагоги начальной школы идут по пути изучения с детьми родословной их семей, истории села, края. Но ведь преподавать с блеском можно лишь то, что полюбил сам! Манаенкова даже отважно заострила проблему: “Пусть мое воспитание “традиционно”! А что плохого в традиции?”
Любовь рассказывала нам: “Я очень обеспокоена тем, что уровень патриотизма школьников в наше время крайне низок. В школе работаю двадцать четыре года, но прежде молодежь никогда не пребывала в такой нравственной растерянности! Очень важно сегодня дать ей идеалы. Помните пословицу “Когда мелеет река, иди к истокам”? Вот я и учу ребят простым вроде бы вещам: доброте и взаимовыручке. Я говорю им: “Распознай в себе свой национальный характер! И – уважай его!”
Следующей участницей конкурса была Светлана Сафронова, учитель литературы с Алтая, и я спросила ее: “Есть ли в вашей школе компьютер? Работаете ли вы с ним?” Она ответила: “Компьютер недавно только привезли, он и к интернету еще не подключен. Так что я пока на компьютере не работаю”. А голос хороший, нежный, мягкий, застенчивый даже – не учительский как будто. Но сколько в нем появилось выразительности и негромкой силы, когда Светлана пришла к семиклассникам и начала разбирать с ними один из рассказов Василя Быкова. О старике, который двадцать пять лет выходил вечером на берег своей реки и зажигал на нем фонарь – ждал сыновей с войны. В последний раз он видел их еще мальчиками. А почему фонарь зажигал? Потому что у младшего было плохое зрение.
Можно долго внушать очевидное, а дети так и останутся словно глухими. А можно затронуть только оттенки чувств, только прикоснуться к душе ребенка голосом своим, и он уже будет отворачиваться от товарищей и прятать от них свои слезы. Светлана Сафронова говорила на уроке именно об оттенках – о нашей жестокости, которая происходит от недопонимания нами других людей, потому что мы не умеем поставить себя на их место.
Бунин, между прочим, тоже “оттеночник”. И не случайно два учителя из семи на номинации “Учитель-воспитатель” разбирали на конкурсных уроках его рассказы.
Да, кажется, писал все об одном: о смерти, что происходит от великой любви. О любви, перерастающей в огненную страсть и сжигающей слабого человека. А меж тем как по-разному он говорит об этом в рассказе “Бернар”, которому был посвящен урок Марины Симоненковой из Сухиничей Калужской области, и в рассказе “Часовня” – на уроке Елены Ильиной из Прокопьевской школы! Да, оттенки – это, может быть, и есть самое прекрасное в искусстве и самое интересное в человеке! И как в таком случае оценить нравственную победу педагога? Она, его воспитательная работа, вся ведь оттеночная, поэтому редко бывает яркой и бросающейся в глаза. Марина Валентиновна рассказывала: “Мои победы? Что вам о них сказать? Вот перед моей поездкой сюда, в Москву, ко мне подошла одна моя ученица и с замиранием сердца предложила взять с собой игрушечного слоненка”… “Да зачем он мне?” – спрашивала Марина и, конечно, улыбалась. – “Пусть эта часть меня будет с вами, пока мы не вместе”. Мне непонятно, какой наукой можно измерить детскую любовь? И где тут, в этой маленькой детской любви, большие научные открытия?! Разве можно вызвать этот прилив нежности к учителю какими-то “приемами” и “методами”? “Модулями” и “программой воспитания”?..
В сущности, рассуждая о судьбе будущих конкурсов, хочется сказать: это всегда будут конкурсы личностей. Потому что с удовольствием учатся дети только у тех педагогов, которых они любят. Но очевидно и другое – заставить себя любить не может учитель злой и жестокий, какими бы приемами воспитания он ни пользовался. Главный “прием” учителя – все-таки быть человеком! И если ты человек, это рано или поздно дойдет до любого твоего ученика. Потому что сказанное нами слово не умирает никогда. Просто это зерно может не прорастать долго. Иногда его надо поливать слезами.
Необыкновенно трудно вести сегодня уроки в палаточном городке в Ингушетии чеченской учительнице Малике Исламовой, историку. Но и она старается делать это хорошо. И даже более чем хорошо. Вот и на конкурс она привезла с собой… косточку мамонта. Кость, которую подарила ей ученица, дед которой отрыл ее, когда делал запруду. Узнав, что Малика едет на конкурс, да еще в Москву, в которой эти чеченские дети никогда не бывали, девочка и снабдила любимую учительницу необычным “наглядным пособием”: “Возьмите, вам пригодится!” И действительно пригодилось, когда Малика стала рассказывать пятиклассникам о первобытных людях.
Ну а Татьяна Сидорова, заместитель директора по воспитательной работе, учитель истории и граждановедения 24-й школы Брянска, принесла с собой на урок книгу, которую она сама и написала, “Мое действие – мой выбор”. По этой книге ее ученики учатся тому, как разрабатывать собственные социальные проекты. В сущности, в брянской школе детей воспитывает сама жизнь. “Образование бесполезно, – считает Татьяна, – если человек несамостоятелен”. Детские проекты – это пилотные площадки для проверки нужности самых разных знаний. Например, проект “ПИР” заставил ребят поломать головы над праздниками и играми для ребят, которых труднее всего свести вместе и сделать коллективом, потому что они не ходят в детский сад. А сейчас ученики Татьяны Джоновны взяли шефство над комнатой для трудных подростков. “А эффективность?” – допытывалось явно заинтригованное жюри. “Мы хотим быть оцененными”, – говорят дети. – Теперь они судят друг о друге по своей помощи людям. Но главное – мы сделали свою школу привлекательной. Ведь знаете, какими были наши дети раньше? Трудными…” Да, были раньше. Пожалуй, права Елена Ильина, когда говорила, что счастье бывает только общим. Общим с учениками.

Ирина РЕПЬЕВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте