search
Топ 10

Дожившие до понедельника Кировский обком Профсоюза работников народного образования и науки устроил массовую приостановку работы школ и детских садов

В последний день января Кировский обком Профсоюза работников народного образования и науки напоминал растревоженный улей. Или скорее Смольный времен Октябрьской революции. До времени “Ч” – начала массовой приостановки работы образовательных учреждений – оставалось два дня. За те пять минут, пока я договаривался по телефону о приезде в Киров, председатель обкома Таисия МАКЕЕВА, беседуя со мной, умудрялась одновременно принимать сообщения из районов. Мол, в акции будут участвовать столько-то учителей и воспитателей. Остановят работу столько-то учреждений образования…
Действительность превзошла все ожидания. Утром 3 февраля улицы города Кирова, несмотря на 20-градусный мороз и обычный понедельник, были заполнены праздно шатающейся детворой. Необычно оживленной была ледяная горка перед зданием областной администрации. Полагаем, в этот понедельник тысячи родителей были вынуждены серьезно поломать голову: куда деть любимое чадо, если в большинстве школ отменили уроки?

Зарплата – явление теоретическое

Вместе с председателем Кировского обкома и съемочной группой первого канала нижегородского телевидения мы выезжаем в школу N 30. Ее коридоры пусты, в классах стулья подняты на парты. Нас встречают директор школы Татьяна Фомченко и председатель профкома Елена Жуйкова.
“Я – представитель работодателя, но душой я на стороне участников акции”, – заявила журналисту “Солидарности” директор школы. К сведению: директор – член профсоюза, в профсоюзную организацию школы входит 100% сотрудников.
Председатель профкома сообщила, что, воспользовавшись статьей 142 Трудового кодекса, приостановили работу 59 человек. Последний раз деньги в этой школе выдавали 16 января – 30% от… ноябрьской зарплаты. “На Новый год нас просто оставили без денег”, – с обидой замечает Елена Жуйкова. Профсоюз намерен добиваться от властей не только погашения задолженности по зарплате, но и оплаты времени вынужденной приостановки работы. “Если откажутся, мы будем взыскивать эти деньги через суд, – заметил учитель технологии Сергей Соловьев. – Пусть только профсоюз даст нам образцы исковых заявлений”.
Заходим в пустой кабинет информатики. За учительским столом – молодой преподаватель Наталья Эсаулова. У нее – двойная учебная нагрузка, 40 уроков в неделю. За этот адский труд государство положило зарплату аж в 3500 рублей. Да и то – в теории…
Валентина Ляпунова – одна из немногих, кто не принимает участия в акции протеста. Вот как Валентина Алексеевна разъяснила свою позицию: “Во-первых, я в этом году выхожу на пенсию. Поскольку неясно, входит ли время приостановки работы в трудовой стаж, я просто опасаюсь, что мне урежут пенсию. Для пенсионеров, сами понимаете, важна каждая десятка. Другой момент: я веду математику в выпускном 11-м классе. В этом году нам предстоит не экзамен, а тестирование. Мы не знаем, что это такое, поэтому и я, и мои ученики сильно волнуемся. Каждый день на счету. Дети ни в чем не виноваты. А в душе я тоже на стороне участников акции”.
В этот момент прозвенел звонок, и в коридор вышли ученики 11 “А” класса. “У нас сегодня только два урока, – сказал Саша Толстов. – Я думаю, это правильно, что учителя бастуют. У меня у самого мама – учитель, поэтому я прекрасно понимаю, что такое учительский труд и каково сидеть без зарплаты”. У Светы Журавлевой другое мнение: “Я к забастовке отношусь отрицательно. Я учусь на “отлично”, а у нас все-таки выпускной класс, нам сдавать экзамены”. Такие вот полярные мнения: почти как во взрослой среде…
Школа N 60 расположена в другом конце города, в спальном районе Подлипки. Председатель профкома Алевтина Шильникова сообщила мне, что приостановка работы – дело рук профсоюза. Из 89 работников школы 67 не приступят к выполнению своих должностных обязанностей с 3 по 8 февраля. Еще 10 человек находятся на больничном. По сути, кроме директора, сотрудников администрации и школьного охранника, все остальные – участники акции самозащиты своих прав. Опыт отстаивания прав работников в этой школе богатый: в 1997 году профсоюзная организация уже проводила месячную забастовку. Правда, тогда за время приостановки работы учителям ничего не заплатили, сейчас же, с принятием Трудового кодекса, есть шанс взыскать с работодателя оплату за время участия в акции.
“Нам пока обещают погасить задолженность по зарплате за декабрь, да и то неизвестно когда, – говорит председатель профкома. – По-моему, в нашей области зарплата у педагогов – самая низкая по России. А у чиновников, говорят, – самая высокая в Приволжском федеральном округе. Вот я – учитель первой категории, преподаю русский язык. 42 года педагогического стажа, а зарплата без надбавок – 1400 рублей. С сентября прошлого года нам деньги выдавали только три раза, да и то – по 200 – 300 рублей. А что будет дальше – страшно представить. Говорят, грядет новая система оплаты труда, значит, деньги нам будет платить не город, а область. А задолженность в целом по области еще больше, чем в городе Кирове”.
Собравшиеся для встречи с журналистом учителя, перебивая друг друга, делятся сокровенным:
Вы посмотрите на нашу школу! За последние десять лет нам не выделяется никаких денег. Ни тебе учебно-наглядных пособий, географических карт, телевизоров, кассет – вообще ничего! Даже ремонт в школе проводится исключительно на деньги родителей.
– В школьную библиотеку поступает всего несколько книг в год. Вы говорите, что в Москве учебники дают бесплатно? Для нас это – из области фантастики. Учебники приобретают за свои деньги родители, стоят они по 50 – 100 рублей. Доходит до того, что учебники приобретают вскладчину – один на несколько учеников.
– Мы забыли, что такое компенсация за методическую литературу. Последний раз ее давали в 2001 году, и то частично. С 1998 года эти выплаты просто заморожены, и, несмотря на обращения в суды, взыскать “методические” почти никому не удалось.
– Правительство объявило о повышении зарплаты. Да инфляция съест наши деньги еще до того, как повысятся оклады. А потом, что толку от повышения, если денег все равно не платят?
СПРАВКА:

Средняя начисленная (но не выплаченная) зарплата учителей Кировской области составляет 2086 рублей в месяц. Прожиточный минимум работающего жителя области – 1916 рублей. С 1 января под давлением федерального центра власти области отменили 15-процентный районный коэффициент, и в большинстве районов зарплата учителей снизилась как минимум на 300 рублей. То есть опустилась ниже прожиточного уровня.

Болезнь перешла в хроническую стадию

…Вместе с председателем обкома я невольно участвую в подведении самых первых итогов акции. “Видимо, мы действительно первая профсоюзная организация, организовавшая работников отрасли на самозащиту своих прав в масштабах целой области, – отмечает Таисия Алексеевна. – Наши коллеги в Амурской области недавно проводили голодовку. В других регионах отдельные образовательные учреждения приостанавливали работу. Но приостановки работы в отдельных учреждениях ни к чему не приводили. Чтобы чего-то добиться, надо приостанавливать работу не отдельным школам и даже не по районам, а сразу, по всей области. Может, тогда власти нас услышат и предпримут что-то реальное для решения наших проблем”.
В Кировской области долг властей перед педагогами уже превзошел все мыслимые и немыслимые границы. “У нас лишь в августе 2002 года было некое “светлое пятно”, когда сразу погасили все долги, – вспоминает Таисия Макеева. – А так в последние пять лет проблема задолженности носит хронический характер”.
По словам профсоюзного лидера, к январю 2003 года общая сумма задолженности перед педагогическими работниками составляет 250 миллионов рублей, или два месячных фонда оплаты труда. Распространенной стала практика, когда вместо погашения задолженности учителям и воспитателям выдают “авансы” по 200-300 рублей. О таком виде выплаты, как компенсация на приобретение методической литературы (100 рублей в месяц), в Кировской области практически забыли. Неудивительно, что в ноябре 2002 года в педагогических коллективах стали раздаваться призывы о необходимости прибегнуть к решительным акциям. Отдельные образовательные учреждения тогда приостановили работу. Но, видимо, власть не обратила внимание на тревожный сигнал. В очередной раз было обещано погасить долги к 1 февраля. Своего слова заместитель губернатора в очередной раз не сдержал, и вот результат…

Забастовка – хорошо, а приостановка – лучше!

Полагаем, неделя, начавшаяся в понедельник, 3 февраля 2003 года, может надолго запомниться властям Кировской области. Учителя и воспитатели, по сути, устроили массовую забастовку. Правда, назвали ее по-другому – приостановкой работы в порядке, предусмотренном статьей 142 Трудового кодекса.
Собственно, чем приостановка работы отличается от забастовки? Кажется, ничем. Эффект-то один и тот же. Различия носят, разве что, терминологический характер. И приостановка, и забастовка – всего лишь способы разрешения трудового спора. Только в первом случае речь идет о коллективном разрешении индивидуального трудового спора, во втором – о коллективном трудовом споре. Работник, участвующий в приостановке работы, вправе требовать оплатить ему время вынужденной приостановки (правда, юристы до сих пор спорят, в каком размере). А вот забастовщикам в смысле зарплаты за “прогульные” дни ничего “не светит”. К тому же, чтобы устроить забастовку, профсоюзу необходимо соблюсти длительные примирительные процедуры. Законодательство о порядке разрешения коллективных трудовых споров настолько усложнено, что до реальных забастовок дело, как правило, не доходит. 142 статья Трудового кодекса – иное дело. Не выдали зарплату в течение пятнадцати дней – бери шинель, пошли домой. Собственно говоря, 3 февраля педагоги Кировской области так и поступили.
Кажется, ни забастовками, ни приостановками работы сейчас никого не удивишь. В 2002 году опять начались массовые задержки зарплаты, причем в самых различных областях. Поэтому на протяжении всего года, и особенно во второй его половине, то там, то сям останавливались производства, прекращали работу педагоги, медики и работники культуры.
Но все это – стихийно и неорганизованно. В ряде регионов учителя и воспитатели бастовали как бы по очереди: сегодня в одной школе, завтра в другой, послезавтра в третьей. Как реагировали власти? В одной школе подкинут учителям зарплату за пару месяцев (хотя задолженность тянет на все полгода), в другой – выдадут аванс, в третьей… Скажут: вы чего, учителя, совсем обнаглели? Страна, понимаешь, напряженно строит капитализм, а вы тут с какой-то зарплатой! А кому сейчас легко? Нередки случаи, когда участники приостановок и забастовок сталкивались с фактами грубого давления и откровенных угроз. Мол, поувольняем с работы, позакрываем “лишние” учреждения… Вряд ли такие угрозы действенны в крупных городах. Но в провинции, где найти работу – дело почти безнадежное, объявить властям забастовку – почти что подвиг. В этой связи особенно настораживающими выглядели факты, когда приостановки работы происходили без какого-либо участия профсоюзных организаций. А то и вопреки оным…
В Кировской области пошли другим путем. Вообще, значение этой акции трудно переоценить. По сути, впервые с момента принятия Трудового кодекса в масштабах отрасли целого региона произошло массовое выступление трудящихся в защиту собственных прав. Избранный метод – приостановка работы. Правовое обоснование -статья 142 Трудового кодекса. Организатор – Кировский обком профсоюза работников народного образования и науки. Эффект от проведенной акции… Он станет ясным через несколько дней. Акция будет продолжаться до 8 февраля, так что окончательные итоги подведем чуть позже.
Пока же цифры таковы: в приостановке работы участвовали более 17 тысяч работников отрасли в 860 школах, детских садах, учреждениях дополнительного образования. Всего же в Кировской области 1565 образовательных учреждений и около 50 тысяч работников.

Денис ПАНКИН
Москва – Киров

Перепечатано из центральной профсоюзной газеты
“Солидарность”, N 4 (395), февраль, 2003

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте