search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет

Достали, или Как я “проходил” Экспертный совет

Положение школьного обществознания, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Подготовка к переходу на 12-летнее обучение проходит при отсутствии какой-либо внятной концепции обществоведческого образования. В условиях жесточайшей борьбы различных сил за место под солнцем, то есть в Базисном учебном плане, обществознание рискует оказаться на периферии учебного процесса. А государство вполне может лишиться традиционно эффективного с времен Аристотеля средства воспитания граждан.

Стрельба в спину как педагогический прием
Настали времена, когда слово “граждановедение” упоминается без напряжения. Похоже, на государственном уровне произошло осознание того, что гражданское образование может вносить вклад в возрождение России, формирование гражданского общества и укрепление государственности. Вокруг граждановедения начали разгораться нешуточные страсти. Это радует: идея заработала и имеет перспективу. Не радует избыточно активная возня вокруг нового дела. Не радует, но и не удивляет.
Наш первый отечественный курс “Граждановедение” оказался очень востребованным в школах России. Многие наши педагоги-соотечественники в странах СНГ, например Казахстане, Киргизии, Украине, преподают именно наше российское “Граждановедение”. Курсом активно интересуются специалисты США, Германии, Венгрии, Чехии и многих других стран. Их волнует проблема такого отбора и структурирования сведений об обществе, чтобы дети хотели их изучать. Кстати, все спекуляции на тему “с учебников какой страны списано “Граждановедение” – это несусветная чушь. Это тот самый случай, когда у нас пытаются списать. Чем мы и гордимся.
Учебники по курсу оказались первой мишенью многих, порой просто хамских, публикаций. Но от прямого разговора их авторы и заказчики уносятся вскачь. Стрелять в спину приятней и спокойней.
Кстати, заголовок этой статьи родился под впечатлением обложки одного из номеров “Огонька”, на которой был изображен боец спецназа (видимо, в Чечне) с раскаленным от стрельбы ручным пулеметом наперевес. И надпись: “Достали!!!”
И автору можно было бы вообще не упоминать о людях, которые кормятся за его счет. Но достали…
Дело в том, что курсу пошел уже второй десяток лет. И он продолжает вызывать живой интерес у подавляющего большинства школьников. Курс доступен детям. В нем отражена сложная, но реальная жизнь, с которой придется встретиться выпускнику школы. Авторы объясняли то, что считали нужным и важным для юных граждан. И делали это, не выпрашивая ни материальной, ни моральной поддержки.
Курс не встречает неприятия учителей, кроме, может быть, тех, кто работать с ним не пробовал. Кстати, у “Граждановедения” полный и очень мощный методический аппарат.
В результате дети, их родители, учителя почувствовали, что через учебники “Граждановедения” государство хотя бы пытается вести с ними правдивый разговор о настоящем и будущем страны, предупреждая о возможных сложностях и проблемах и, самое главное, позволяя самим думать, а не заучивать написанное.
Но вот произошли события, прологом которых, несомненно, стала упомянутая стрельба в спину.
В течение прошлого года мне пришлось трижды предстать перед членами секции обществоведческого образования Федерального экспертного совета (ФЭС) Минобразования России. На разных этапах обсуждались программа курса “Граждановедение”, дополнительные материалы к “Граждановедению” и учебные пособия для 5, 6, 7-х классов.
Всего в моем распоряжении оказалось около двух десятков рецензий и четыре заключения секции ФЭС. Это огромный материал, который вместе с кучкой газетных публикаций уже лег в основу увлекательной для специалистов книжки. В свое время она обязательно выйдет в свет и, конечно же, поможет будущим историкам педагогики более полно представить хотя бы одну загогулину на пути российской школы к демократическому образованию.
Итак, хотя ФЭС числится при Минобразовании, все активно подчеркивают высокий уровень суверенитета Совета. Мол, его члены вольны в решениях. Совет даже деньги сам зарабатывает. Прямо независимый суд.

Кто же судит?
Благодаря приобретенному опыту утверждаю: для гарантированного получения грифа автору самому желательно быть членом секции ФЭС.
У меня на полке стоят четыре школьных учебника А.И.Кравченко. Все с грифом министерства. Они проходили экспертизу, когда их автор был ни много ни мало председателем секции обществоведческого образования ФЭС. И все они в Федеральном перечне учебников (так его принято называть).
Рядом на той же полке еще два учебника: под редакцией Л.Н.Боголюбова – “Введение в обществознание” (8-9 кл.) и под редакцией Л.Н.Боголюбова и А.Ю.Лазебниковой “Человек и общество” (10-11 кл.). В них значительный объем текста написан членом секции ФЭС А.Ю.Лазебниковой.
Соавтором “грифованного” учебника по обществознанию является и Е.Л.Певцова – тоже член секции ФЭС.
Из этого ряда несколько выпадает еще один “судья” – А.Э.Безносов. Его рецензию иначе как педагогическим недоразумением не назовешь. Зато он в числе тех, кто 3 года назад открывал “сезон охоты” статьей в приложении “История” к газете “Первое сентября”. Статья называлась очень красноречиво и откровенно – “Как поставить на место граждановедение”. Там А.Э.Безносов назван “молодым учителем гимназии”. Подтверждаю: А.Э.Безносов чрезвычайно молод. Поэтому, видимо, на Совете он второй раз выстрелил именно в спину. Знал, что там ему не ответят. А если и ответят, то кто услышит? Впрочем, так же, как и в редакции “Первого сентября”, мне было наотрез отказано в праве опубликовать ответ на хамские выпады.
После одного такого “независимого” обсуждения я прямо спросил директора ФЭС В.П.Черкашину, не хотела бы она ввести в секцию свежие силы, например, меня. А что? Опыт имею: несколько лет в начале 90-х гг. сам был членом этого Совета, общий педстаж перевалил за четверть века, работал ученым секретарем и заместителем директора по научной работе крупного академического института. Почему бы и не войти в Совет? Валентина Павловна пояснила: “Нельзя, вы же автор учебников!” А на второй вопрос, почему мои книги только что рецензировали авторы учебников А.Ю.Лазебникова (дважды) и Е.Л.Певцова, я так ответа и не услышал.
Получается, что люди, напрямую заинтересованные в продвижении своих учебников или заведомо предвзятые, оценивают аналогичные книги других авторов и принимают решения от имени государства – быть или не быть их конкурентам. А если и быть, то в какой части Федерального перечня учебников – первой, которая должна обеспечить выполнение обязательного минимума, или второй, так сказать, дополнительно-рекомендательной.
Так вот: первая часть обширного раздела “Обществознание” в этом перечне до нынешнего года была представлена только двумя книгами, автором и редактором которых выступает член секции обществоведческого образования ФЭС А.Ю.Лазебникова. Удивительное исключение, потому что по другим предметам – истории, экономике, географии, физике, химии, биологии и т.д. – первая часть перечня представлена десятками учебников.
Интересно, известно ли что-либо членам ФЭС об антимонопольном законодательстве? Так вот, любой арбитражный суд с легкостью найдет здесь состав нарушения целого ряда его положений. Ведь всем понятно, что за такой короткой, но очень первой частью стоят немалые деньги. Многие регионы просто вынуждены покупать не те учебники, которые лучше, а те, которые якобы отразили требования обязательного минимума содержания обществоведческого образования и поэтому попали в первую часть перечня. Почему якобы? Только один пример. В обязательном минимуме – 126 позиций. Вот как одна из них – “взаимопонимание” – раскрыта в учебнике с участием А.Ю.Лазебниковой: “… – взаимопонимание – понимание друг друга на основе взаимности”. Вот и все. О взаимопонимании вы больше ничего здесь не найдете.
Какие же причины могли заставить А.Ю.Лазебникову не без риска дважды брать на рецензирование материалы конкурента? Видимо, ставки были столь велики, что перекрывали риск. Ведь одобрение рукописи пособия “Дополнительные материалы к курсу “Граждановедение” открывало моим учебникам дорогу прямехонько в первую часть федерального перечня. А будь там учебники еще 3-4 авторов, многие регионы скорее всего никогда бы не выбрали книги с участием А.Ю.Лазебниковой. И все потому, что они пользуются стойким неприятием большинства учеников и учителей. И это очень легко проверить.
Есть и резон попроще: пока автор возится с исправлением одних замечаний, а потом вязнет в новых, можно не одну сотню тысяч своих книг “закачать” в регионы. Чем иначе объяснить историю весьма интересного учебника “Введение в обществознание” для 8-го класса, подготовленного А.Н. Иоффе, О.В.Кишенковой, С.В.Тыриным? Битых полтора года обсуждалась рукопись, чтобы ей достался наконец гриф “допущено”. А это еще отнюдь не “рекомендовано”.
Как приватизировать обязательный минимум
После первого заседания стало ясно, что обязательный минимум в умелых руках рецензентов – это инструмент, которым похлеще любого кнута можно взгреть вдоль хребта ретивую лошадку. И что, несмотря на все его очевидные недостатки, это священная корова. Не объехать и не обойти. Ругай, но не трогай.
Поэтому взрывом бомбы показалась опубликованная в прошлом году книжка “Оценка качества подготовки выпускников основной школы по обществознанию”. На обложке значится: “Министерство образования Российской Федерации”. В ней представлен минимум, из которого изъята добрая треть позиций. Да каких: смысл жизни, жизнь и смерть, виды и развитие способностей, духовный мир человека, вера, совесть, свобода и своеволие, ответственность, дружба, любовь, взаимопонимание, одиночество, выбор жизненного пути, добро и зло, любовь к Родине и т.д.
То есть изъято все то, что давало авторам хоть какую-то возможность говорить с детьми о реально волнующих людей проблемах жизни человека в обществе, что оставляло шанс еще как-то удерживать их внимание к предмету. Операция подгонки минимума под себя была проведена коллективом под руководством Л.Н.Боголюбова с участием нынешнего председателя секции ФЭС С.И.Козленко, который соискивает ученую степень под руководством того же Л.Н.Боголюбова. Авторы никому не оставили сомнений, что серость и занудство будут процветать на уроках и впредь.
Например, предлагается такой типичный тест:
“1.5.8. К духовной сфере жизни общества непосредственно относится:
1) принятие Кодекса законов о труде,
2) введение правил, облегчающих открытие предприятий малого бизнеса,
3) проведение поэтического конкурса,
4) рост городского населения”.
Догадался, читатель, чем наполнена духовная сфера жизни общества? Не путай происходящее в ней с законотворчеством, бизнесом и размножением населения. Потому что после теста четко сказано: “Верно – 3”.
Анатолю Франсу принадлежит высказывание: “Чтобы переваривать знания, надо поглощать их с аппетитом”. А приватизация обязательного минимума все той же группой грозит нам суровым несварением желудка.
Впрочем, можно стать отличником и по такому обществознанию. Но тогда уже все будет по Н. Некрасову: “Дураков не убавим в России, а на умных тоску наведем…”
Для чего же столь поспешно обкорнали обязательный минимум? Видимо, чтобы под него заранее подготовить новый учебник. И когда будет дана команда приступать к созданию нового поколения пособий для 12-летней школы, тогда самые первые опять будут в гордом одиночестве в самой первой части федерального перечня.

Так за что же платим?
Самый общий анализ рецензий многое объясняет. В них есть частные замечания, с которыми можно или нельзя соглашаться. Но они поправимы. А рядом есть прямые удары по концептуальным позициям. Их поправить нельзя. Мол, выбирай: или ты, как мы, или мы тебя…
Неприятно признаваться, но мною был учтен опыт первой экспертизы программы. И уже в “Дополнительных материалах” из принтера стало вылезать нечто унылое. Но, видимо, степень унылости была недостаточно высокой.
А.Ю.Лазебникова примерно в таком стиле указывает автору недостатки в его произведениях: “…Хорошо известно, что инстинктом выживания обладают все живые существа (определение “социальный” здесь ничего не проясняет относительно специфики человеческого выживания). И это не приводит к появлению структур, аналогичных человеческому обществу. Известно, что и сплачивание в стада, стаи и т.п. также присуще животному миру. Но это не порождает форм общения, в том числе речевого, присущего человеческому сообществу. Таким образом, причины социогенеза остаются непроясненными”.
Нет уж, увольте от анализа социогенеза по А.Ю.Лазебниковой. И было бы высшей глупостью под чью-то диктовку убивать своими руками главные преимущества “Граждановедения” – проблемность и понятный язык. Даже если на кону гриф министерства. Лучше уж без грифа. Кстати, нужен-то он был всего на 1 год в связи с готовящимся обновлением содержания образования. Да и в отсутствии грифа ничего страшного нет, ибо “Граждановедение” в основном преподается за счет регионального компонента учебного плана. Еще теснее будем работать с регионами.
Интересная закономерность: чем дальше рецензент от членства в ФЭС, тем квалифицированнее и объективнее его рецензии.
Много полезных замечаний сделали профессора Российской академии госслужбы Л.Д.Чернышева, В.Н.Шевченко, Ю.В.Сычев, доцент В.И.Тимошенко и другие. И все они при этом подчеркивали существенные преимущества рецензируемых материалов и рекомендовали подтвердить гриф. Но их мнение в ФЭС мало кого интересовало.
Да и члены секции ФЭС на всех трех заседаниях были далеко не едины в своих оценках. Трое из них выражали свое положительное отношение к текстам. Методист одного из образовательных округов Москвы даже последовательно поддерживала “Граждановедение” и при этом ссылалась на мнение большинства учителей округа. А обсуждение учебников для 5, 6, 7-х классов вообще выявило перевес в мнениях в пользу подтверждения грифа.
И тут произошло нечто, заставившее поначалу сомневаться: то ли государство не ведает, что творит, то ли от имени государства правят бал люди, которым на это самое государство по большому счету наплевать.
Заседания секции традиционно проходят без всякого обсуждения книг, а в форме зачитывания рецензий. Так вот, член секции А. Сорокин (просьба не путать с В. Сорокиным, членом секции ФЭС по истории, очень порядочным человеком) вдруг зачитал нечто. Оно называлось “Заключение по результатам психологической экспертизы на параграф 20 “Токсикомания и наркомания” (из учебника для 6-го класса). Его подписали кандидаты “псих.” наук Г.С.Дукин и И.В.Борисенко.
Трудно было верить своим ушам. Но когда удалось прочитать это нечто, стало ясно, что в работе секции ФЭС налицо какая-то психическая аномалия.
Черным по белому там написано: “Несмотря на то, что автор учебника не может открыто призывать учащихся к наркомании и токсикомании, текст параграфа предельно насыщен суггестивными воздействиями, намеренно направленными на приобщение учащихся к употреблению наркотиков”.
Вы понимаете, читатель, – “намеренно”. Ну ладно бы еще ненароком, по недомыслию. Ясно, что нанятый наркодельцами автор учебника работает за процент на колумбийские наркокартели. Это следовало из очень лестного признания моих талантов. Оказывается, я владею всеми скрытыми приемами, основанными, как пишут авторы, “…на знании социокультурной и психологической среды коммуникаторов (учащихся 6-го класса), особенностей их языковых средств”.
Слава Богу, хоть кто-то из противников открыто признал главное преимущество “Граждановедения” – знание “среды коммуникаторов”. Но, оказывается, коварство автора курса в том и заключалось, что он 20 лет занимался педагогической наукой и преподаванием в школе, изучая коммуникаторов. Из коварства он параллельно исследовал различные системы профилактики антисоциальных проявлений среди этих самых коммуникаторов. И если бы не бдительность психологов Дукина и Борисенко, могли бы и врага народа проморгать. Спасибо А. Сорокин вовремя “заказал”, то есть указал.
В этом дурацком заключении (знаю-знаю, что говорю) прямо так и сказано: “Чувствуется ненависть автора учебника к России…” И без устали воспевается моя изощренная хитрость, направленная против Отечества. “Хитрость заключается, – пишут авторы, – в выделенных вопросах, поскольку они предполагают более развернутый ответ. Тот тип слов, которые стоят в начале вопроса (“Как вы думаете…”), на самом деле является ловушкой для сознания. Ребенок, читающий этот и подобный вопросы, обращает внимание на расставленные ловушки, а остальная часть вопроса проникает в его подсознание без задержки”.
Вот еще один лестный для меня вывод: “Грамотное и профессионально точное использование приведенных психотехнологий свидетельствует о том, что автор применил их не случайно, а вполне осознанно и целенаправленно”.
Запираться бессмысленно. Приходится признать, что я работал и на японскую, и на германскую развед…, то есть наркомафию. Мною был задействован иезуитский прием, названный этими психодельцами “командой с отрицанием”. Например, текст в параграфе моего учебника заканчивается призывом: “Никогда не прикасайтесь к наркотикам!” Так вот, в дурацком заключении это названо “хрестоматийным приемом манипулирования сознанием”. “Все дело в частичке НЕ, – пишут авторы заключения. – Она подсознанием не воспринимается. Остается лишь один глагол (либо другая часть предложения)”.
Очень жаль, что невозможно побаловать читателя всеми мудрыми мыслями этих психоманипуляторов. Одна мудрее другой, они изложены на 7 страницах убористого текста. Но и закапывать этот клад я не намерен.
А пока хочу поставить хотя бы два вопроса.
Первый: на каком основании во время заседания ФЭС было озвучено частное мнение, никак не связанное с процедурой экспертизы; и означает ли это, что каждый член секции ФЭС волен самостоятельно заказывать любое мнение своим друзьям, знакомым, родственникам и тем самым оказывать влияние на принятие решения Советом?
Здесь я должен попросить прощения, поскольку забыл сообщить вещь насколько важную, настолько и странную. А. Сорокин, преисполненный чувством ответственности за страну, приплел к этому дурацкому заключению Комитет по безопасности Государственной Думы. Вот откуда такое рвение, переходящее в “параноидальный холуяж” (термин применен практикующим психиатром).
Разумеется, я тут же попытался связаться с депутатом, упомянутым А. Сорокиным. Его помощник, ничего не знавший об этой истории, обещал все выяснить и позвонить. Пока не позвонил.
Пользуясь случаем, обращаюсь к депутату: Боже вас упаси прибегать к услугам этих данайцев. Смеху будет на всю Думу, там ведь много людей с юмором. Но очень бы хотелось, чтобы и депутаты прочитали параграф 20 в учебнике для 6-го класса. Он начинается на странице 153. А заодно хорошо бы и все учебники просмотреть. А потом их обсудить. Желательно с участием автора. Ведь дело того стоит. И тогда, быть может, станет яснее, каким должно быть слово государства, адресованное юным гражданам.
Обеспокоенность власти наступлением наркомании только недавно стала приобретать внятные формы. Министр образования РФ В.М.Филиппов издал приказ N 718 от 23 марта 1999 г. “О мерах по предупреждению злоупотребления психоактивными веществами среди несовершеннолетних и молодежи в 1999-2000 гг.”.
Отсюда вопрос второй: что-нибудь толковое или хотя бы бестолковое в области профилактики наркомании сделано подписантами и “озвучантом” для того, чтобы судить о том, что и как здесь работает? Или, может быть, они подскажут образцы для подражания?
Похоже, что эти люди ни на что, кроме холуяжа и критиканства по заказу, просто не способны. Конечно, это тоже способ зарабатывать, и, кстати, очень древний.
Нетрудно догадаться, чего я добиваюсь: хочу быть вызванным в суд. Обязательно явлюсь, и без адвокатов. Зато с многими учителями граждановедения из десятков регионов России. Приглашу и журналистов. Там по крайней мере будет настоящий судья. И будет возможность говорить, а не отстреливаться.
Так за что же мы платим ФЭС деньги? И очень немалые деньги. Неужели за то, чтобы после двух-пяти оплаченных заходов получить гриф министерства на книгу, исковерканную предвзятым и неквалифицированным мнением тех, кто реально правит бал в ФЭС? Или за то, чтобы кто-то учил автора, как ему любить Россию?

Хуже не будет
Предложение первое. В самые кратчайшие сроки в авральном порядке подготовить жизнеспособную концепцию обществоведческого образования. Она должна строиться не на бюрократических расчетах (есть часы – нет часов, больше или меньше экономики, права и т.д.). Она должна исходить из реальных интересов личности гражданина России, а также из заинтересованности общества и государства в развитии гражданственности молодых россиян.
Самым радикальным и правильным было бы заменить образовательную область “Обществознание” на “Гражданское образование” или “Граждановедение”. Тогда все авторы объективно вынуждены будут не просто излагать академические основы общественных наук, а создавать тексты, сообразуясь с важнейшей социально-педагогической задачей развития гражданственности у детей.
Разработка такой концепции – дело вполне реальное при условии полного отстранения от него коллектива, который уже показал все, что он может. На Всероссийской научно-практической конференции по проблемам содержания общего среднего образования академик РАН А.О.Чубарьян сказал, что в том виде, в каком концепция обществоведческого образования была представлена, она никому не нужна. Та же мысль прозвучала в выступлении члена-корреспондента РАН В.С.Автономова.
Предложение второе. Должен быть создан очень гибкий стандарт обществоведческого (граждановедческого) образования. Пусть он зафиксирует не так много обязательных позиций. За стройность общественных наук опасаться нечего – хуже не будет. Стандарт станет основой конструирования только одной части вопросов (тестов) для проверки знаний на экзамене. Все остальное направляется на развитие индивидуального сознания учащихся, которое будет проявляться в их субъективных, но аргументированных суждениях. Нет никакой проблемы и в создании соответствующей системы оценки качества подготовки выпускников школы. А вузы на приемных экзаменах с большой радостью будут пользоваться тестами и заданиями, которые только поднимут престиж высшего гуманитарного образования.
Предложение третье. Поскольку на подготовку учебников есть некоторое время, то необходимо среди критериев их оценки зафиксировать и такие:
а) тексты должны вызывать интерес учащихся, родителей и педагогов, то есть отражать не основы общественных наук, а реальную общественную жизнь с ее проблемами и противоречиями, находящими отражение в общественных науках;
б) тексты и методики должны обеспечивать легкую воспроизводимость уроков как в городских, так и в сельских школах;
в) тексты должны соответствовать ожиданиям учителей в национальных образованиях Российской Федерации и быть востребованы без какого-либо принуждения (в форме приказа или указа) в Татарстане и Костроме, Башкортостане и Владивостоке;
г) тексты должны располагать к их использованию в русскоязычных школах за пределами Российской Федерации.
Предложение четвертое. В ходе экспертизы учебников их авторы должны предъявлять Совету (или уполномоченным методистам) несколько “живых” уроков, построенных исключительно на использовании текстов учебников; эта часть экспертизы должна проходить не только в школах Москвы, но и других регионов. Естественно, это может быть осуществлено после проведения решительной ротации членов секции обществоведческого образования ФЭС.
Ясно, что все это из области педагогической фантастики. Кто захочет этим заниматься? Но тогда надо прекратить сотрясать воздух призывами к сохранению единого образовательного пространства России и высокой роли обществоведческого образования в укреплении российской государственности.
Неплохо было бы внимательнее присмотреться к усилиям тех тысяч учителей и десятков педагогов-исследователей, которые изначально ставили вышеперечисленные задачи, а к решению некоторых из них существенно приблизились.
Что же касается доработки курса “Граждановедение”, то она несомненно нужна. Такая работа идет своим чередом. Просто время пришло – начался новый этап реформирования России.
Не хватает малости – участия государства, которое, несмотря на занятость, могло бы само о себе позаботиться. Пока узкая группа лиц от его имени гробит весьма перспективное дело, государство лишено возможности вести конструктивный диалог с молодыми гражданами.
Яков СОКОЛОВ,
кандидат педагогических наук

P.S.

В мае 2000 года в Ростове-на-Дону состоялась III Всероссийская конференция “Состояние и перспективы гражданского образования и воспитания в российских школах”, в которой приняли участие более ста педагогов из 45 регионов. Они представляли около 17 тысяч учителей, преподающих “Граждановедение”, и сотни тысяч детей, с удовольствием его изучающих. Резолюция разослана. Пока реакции нет. Как, впрочем, и на решения I (1994) и II(1995) конференций.

P.P.S.

И последнее. Друзья спросили, знаю ли я о последствиях этой публикации. Ответил, что знаю. Но достали…

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте