search
main
Топ 10
В России подготовили план мероприятий Года педагога и наставника В Дагестане скандал в сельской школе вылился в протесты родителей и увольнения учителей Осталось две недели: все, что нужно знать про итоговое сочинение Школьникам Белгородской области будут выдавать сухпайки, если удаленка продлится до конца года Флаг, гимн, герб: школьникам на «Разговорах о важном» расскажут о государственных символах Глава Минобрнауки представил двух новых заместителей Школьникам хотят запретить использовать данные из «Википедии» в своих работах В Дагестане после четырехдневной забастовки вновь начались уроки в сельской школе Минпросвещения РФ: под новые федеральные школьные программы создаются учебники Московские школьники напишут городские контрольные работы в формате ЕГЭ Как бороться с потребительством ребенка и что делать в случае детской истерики - мнение специалистов Специалисты Рособрнадзора поделят регионы России по качеству образования  Как не стать зависимым от интернета: объясняют эксперты Магистры и рыцари: педагог из Читы рассказал об авторской системе оценивания школьников Абитуриентам вскоре не придется предъявлять аттестат при приеме в вузы Секреты Третьяковки и мурализм: новый открытый урок пройдет на тему «Международный день художника» Восемь проектов педагогических вузов вошли в перечень олимпиад на 2022/23 учебный год В России может появиться ГОСТ на школьную форму Лучших поваров школьных столовых объявили в Башкирии Минпросвещения России выяснило, как россияне относятся к введению школьной формы
0

Дорога к лейтенантским звездам

В Тихоокеанском военно-морском институте имени С.О. Макарова, как и во всех военных вузах страны, начался учебный год. О том, почему нынешний набор будущих офицеров ВМФ впервые за всю историю существования флотского института заметно сокращен, о сегодняшнем дне учебного заведения и его перспективах рассказал временно исполняющий обязанности начальника ТОВМИ полковник Александр КАРПАЧЕВ.

– Александр Афанасьевич, выпускники вашего вуза всегда востребованы на кораблях и в береговых частях всех флотов, особенно Тихоокеанского. Почему же уменьшилось число первокурсников в этом году?

– В рамках военной реформы продолжается оптимизация количественного и качественного состава Вооруженных Сил, которая коснулась и всех 65 военных вузов страны. ТОВМИ не стал исключением. Но, замечу, в других военно-морских институтах набор на первый курс уменьшился еще более, чем у нас. К примеру, в Морской корпус Петра Великого – Санкт-Петербургский военно-морской институт на штурманский факультет приняли всего 14 юношей, мы же набрали на эту специальность 49 человек.

Нам не без труда, но удалось сохранить достаточную численность курсантов на факультете береговых войск и вооружения морской авиации, хотя поначалу в результате планируемой оптимизации там оставались крохи. Начальник факультета полковник Олег Шинкарчук специально ездил в Москву, чтобы убедить Министерство обороны в нецелесообразности так «подрезать» единственный на все военно-морские вузы факультет. В результате в класс по специальности «Применение и эксплуатация береговых ракетных комплексов и артиллерии» приняли в два с лишним раза больше парней. Что ни говорите, но очевидно: с уменьшением на флоте кораблей возрастает роль береговой защиты с помощью новейших образцов боевой техники, которую войска сегодня получают регулярно.

Полагаю, в основу расчетов по количеству нынешнего набора курсантов в Минобороны положили не только необходимое через пять лет число лейтенантов, но и человеческий фактор. Видимо, учитывается, сколько флотских офицеров уволится в ближайшие годы в запас или, например, сколько будет за этот период обучения «отсеяно» по разным причинам курсантов.

– А отслеживает ли институт, сколько его выпускников продолжают службу на флоте? Ведь не секрет, что многие, получив высшее образование, уходят на «гражданку»…

– Действительно, еще несколько лет назад нас, как и командование Тихоокеанского флота, на который в основном и распределяются «макаровцы», тревожила эта ситуация. К счастью, ныне в воинских частях уже другая обстановка. Подавляющее число наших выпускников надолго связывают свою судьбу с военно-морской службой. Чаще расстаются с ней лейтенанты, приехавшие в Дальневосточный регион из военно-морских вузов, расположенных в западных и северо-западных областях страны.

А стимулирует ныне молодых офицеров то, что постепенно, но улучшаются социально-бытовые условия в гарнизонах, есть реальная перспектива получить квартиру, заметно увеличилось денежное довольствие плавсостава. Если, к примеру, год-полтора назад лейтенант получал на Приморской флотилии порядка 12 тысяч рублей, то сегодня 30 тысяч – больше, чем полковник на берегу. А на Камчатке, где у Тихоокеанского флота дислоцируются соединения атомных подводных лодок и надводных кораблей, этот показатель еще выше, учитывая надбавки.

– В связи с сокращением набора парней на первый курс увеличился ли конкурс во время вступительных экзаменов?

– Большого всплеска тут не было. Как и в прошлые годы, число абитуриентов составляло в среднем три человека на одно место. При этом основной отсев шел по причине слабого здоровья молодежи, прежде всего по зрению. Сложно судить, генетика это либо слишком раннее увлечение компьютером, но большинство желающих поступить к нам были отстранены от участия в конкурсе врачом-офтальмологом.

– Как-то странно выглядит на фоне сокращения набора абитуриентов в военный институт открытие военных учебных центров при гражданских вузах. Ваше мнение по этому поводу?

– Естественно, в таких центрах подготовка будущего офицера обходится государству значительно дешевле. Наш-то курсант получает высокое денежное довольствие, имеет ежегодный бесплатный (за счет Минобороны) проезд в любую точку страны, у нас достаточно большой штат военнослужащих – командный состав и преподаватели. Вопрос в том, какую базовую специальную подготовку получает студент в военном центре при гражданском вузе? И какова у него вообще мотивация к военной службе, карьере офицера? Ведь человек, получивший здесь высшее образование и погоны лейтенанта, согласно своему контракту обязан отслужить в войсках или на флоте всего три года. Многие парни стараются сюда поступить, чтобы получить за счет военного ведомства прежде всего высшее образование. Думаю, время покажет, как зарекомендуют себя такие центры.

Возможности военного вуза, его направленность на подготовку командира и специалиста, конечно же, неизмеримо выше. А подготовку по гуманитарным или естественным предметам мы даем ничуть не хуже, чем в обычных институтах. У нас работают и гражданские преподаватели, многие из которых имеют научную степень.

– Что ожидаете, Александр Афанасьевич, от предстоящей реорганизации военных вузов?

– Мы пока не владеем полной информацией на этот счет, потому будущее ТОВМИ представляется несколько туманным. Известно, что вместо всех военных вузов в России на их материально-технической базе будет создано 10 военных учебных научных центров. Можно лишь предположить, что наш институт станет филиалом, скажем, такого создаваемого центра в Кронштадте.

В худшем случае нас ждет сокращение. Но это, как мы считаем, было бы не по-государственному, учитывая местоположение вуза, его потенциальные возможности. Ведь ТОВМИ – настоящая кузница кадров для флота на Тихом океане. Здесь идет подготовка офицеров по девяти военно-учетным специальностям – больше, чем в других родственных вузах, к нам приезжают повышать квалификацию флотские офицеры. А действующая в стенах института школа техников – лидер среди подобных ей учебных заведений страны. Не случайно наших мичманов и прапорщиков при наличии вакантных офицерских должностей назначают на них. Так и мы, бывает, пополняем курсантский класс за счет лучших курсантов этой школы.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте