search
Топ 10

Должен ли учитель формировать позицию учащегося? В какой мере учитель, воспитывая своих учеников, должен учитывать позицию государства?

Ответы на эти вопросы московские педагоги искали на очередном «Родительском собрании» радиостанции «Эхо Москвы».

Евгения АБЕЛЮК, учитель литературы лицея №1525:

– Конечно, мы все согласны с тем, что нужно вырастить свободного человека. Но вот этот самый свободный человек, школьник, который выходит из школы, он ведь должен понимать, для чего ему свобода, тут инфантильности не место. На самом деле государство продолжает формулировать требования к школе так же, как оно формулировало их когда-то. Любой стандарт по любому предмету заканчивается требованием к школе заниматься воспитанием духовно развитой личности, которая готова к самопознанию и совершенствованию. Когда у нас государство предлагает школе изучать Солженицына и Замятина, с одной стороны, а с другой стороны, предлагает учебник по истории, где в каждую щель лезет пропаганда, мы должны научить детей видеть нечто правдивое за словом, за композицией в главе, за пропуском какой-то информации. Меня пугают такие учебники по истории, я прекрасного мнения о своих коллегах, я видела множество творческих людей, но у нас разные учителя, у нас к тому же сейчас поколение уставших учителей. В школу не идут молодые, а забота о том, чтобы в школу шли лучшие, шли молодые, должна лежать на государстве.

Евгений ЯМБУРГ, директор центра образования №109:

– Раньше была государственная мифологема, предписывавшая школе воспитание такого выпускника, чтобы не пил, не курил, тещу мамой называл. Я на самом деле против всех этих мифологем.

В период какой-то стабильности нужны очень послушные рядовые люди и послушные генералы на паркете. Но в другой ситуации оказывается, что нужны очень инициативные люди, умеющие брать на себя ответственность. Значит, не в государстве дело, а в нас самих. Чтобы понять, куда сегодня вести учеников, надо самим хотя бы немного понимать, в каком мире будем жить. Я убежден, что мир будет довольно жестким, что проблемы будут глобальные, тяжелые. Поэтому нужно иметь в виду, что вне зависимости от того, как будет вести себя государство, необходимо расширять пространство внутренней свободы ученика, ибо только свободный человек может принимать нестандартные решения в очень тяжелых обстоятельствах. Понятно, что потребуются люди, способные к аскезе, то есть способные к самоограничению, а эта линия не зависит от государства. Жизнь будет меняться, мы же уже видим, как она стремительно меняется. Поэтому ждать, пока государство выкинет очередной флаг, по-моему, это непрофессионально.

На самом деле сегодня нужно не тешить себя некоторыми иллюзиями. Все мы хотим быть абсолютно свободными людьми, но так складывается, что мы частенько пугаемся и тогда говорим: вот здесь должно государство вмешаться, а тут пусть нам дадут эти цели и задачи, хотя еще один из великих русских педагогов Гессе писал о том, что полное огосударствление образования есть смерть образования. Есть много всяких способов вступить в диалог с ребятами (и они, кстати, хотят этого), есть много всяких форм диалога, просто врать не надо. Мы каждый раз будем перед выбором, и в этом смысле надо просто честно обсуждать все вещи. Нам есть о чем разговаривать и долго еще будет о чем разговаривать, детей надо выращивать, выращивать постепенно, это долгая история, за одно поколение это не делается, мы в самом начале этого пути, но все хотим немедленно, здесь и сейчас. Когда-то замечательный мыслитель Григорий Померанц написал: «Свобода – образ жизни мастеров, а не босяков». В этом смысле мы говорим о творчестве, но я все время думаю, что у нас очень много творческих и детей, и взрослых людей, я их очень много вижу вокруг себя, но почему-то мы живем худо. Может быть, качество жизни зависит не столько от творчества, сколько от исполнительства? Творческий шофер на дороге – большая беда, поэтому научиться очень четко исполнять то, что в зоне нашей ответственности, – это тоже очень серьезная задача.

Нам постоянно говорят, что школа должна воспитывать патриотов. Но понятно, что часто нормальный патриотизм имеет две стороны. Это, конечно, чувство гордости, нам есть чем гордиться, но в равной пропорции еще чувство стыда и горечи. Это, кстати, относится к любой нации, к любому государству, и к американцам тоже. Потребовались столетия, чтобы сегодня выбрали в президенты США Барака Обаму. Патриотизм – вещь нормальная, если к этому относиться трезво, если не обращаться только к мифам. Но тут возникает опасность, потому что мы сегодня в массовой пропаганде вытаскиваем мифы, например золотые мифы русского средневековья. В советское время был выработан эзопов язык, когда нужно было говорить так, чтобы тебя понимали учащиеся между строк. Вообще не хотелось бы этого, потому что любое двоемыслие, любая такая история развращает. Хочется продолжать говорить так, как можно сегодня говорить. Я не очень боюсь учебников, даже по истории. Они могут быть и ложные, но сегодня есть Интернет, есть возможность любую статью посмотреть. Я не хочу называть ведущего на телеканале «Культура», которого полюбил и сразу разлюбил, так как почувствовал, как он тихонечко перестраивается. Я думаю, что никаких команд не было в освещении проблем культуры конца XIX – начала XX века, но он старается так, как будто ему такую команду дали. Нам нужно помогать ребятам вырабатывать мировоззрение, а не идеологию. Идеология – это омертвевшее мировоззрение. Не дай бог, если государство все-таки сформулирует какую-то одну идеологию, так как не может быть ее в сложном дифференцированном обществе.

Иван ВНУКОВ, учитель истории и обществознания лицея №1502 при МЭИ:

– Мы, учителя, слегка подрастеряны, потому что наша система сегодня держится на конкретных личностях, которые определяют деятельность, направление развития образования, и оно идет туда, куда его ведет руководитель департамента, округа или конкретного образовательного учреждения. Государство должно сформулировать, что оно хочет от учителей, от школ. Один мой знакомый сказал так: «Заказ на рабочий класс жизнен, но не нужно перегибов. То есть как бы в сиюминутных перспективах выгодно научить человека читать и отправить на стройку. Но к чему это приведет в недалеком будущем?»

Мне кажется, что формирование нравственности как некоего стержня подрастающего гражданина всегда остается задачей учителя. Мы говорим об облике человека, которого должна готовить школа. Наш выпускник в идеале – образованный, воспитанный, культурный, интеллектуальный, готовый к ситуации выбора и мощнейшей конкуренции в этом сложном мире. Конечно, возникает вопрос, как быть с тем, что готовим мы ученика к хорошему, внушаем что-то позитивное, а улица показывает другое. Мне кажется, что мы все равно должны говорить о хорошем. По-моему, человек, который имеет определенный стержень, будет гибче, чем тот, который будет воспитан для идеального мира или воспитан для жесткого мира.

Мы учим детей хорошему, доброму, мы говорим им о хорошем, о правилах поведения, о том, что быть кем-то одним, совершенно не меняясь в этом мире, находясь в разных компаниях, в разных ситуациях, наверное, все-таки не получится. Но все-таки нужно придерживаться каких-то основных правил поведения, основных норм жизни, чтобы все-таки созидание присутствовало. И поэтому вся работа в школе, учебная или внеучебная, наверное, должна быть на это нацелена. Если, допустим, маленький ребенок на улице слышит нецензурную речь, ведь ему объясняют, что это неправильно. Наверное, нужно говорить об этом мире, но опять-таки не забывая и, может быть, в первую очередь ставя на первый план, какие-то правильные ценности.

Сегодня нужно понять: мы готовим человека стандартного, который ответит на четыре варианта вопросов в части А пресловутого ЕГЭ, или мы готовим гармоничную личность? Например, я хочу сказать, поскольку представляю лицей №1502 при МЭИ, что в конце 80-х годов как раз государство в лице МИСИ, МЭИ, МГТУ имени Баумана стало понимать, что необходимо получать абитуриентов не с улицы, а из учреждений, где школьники уже обкатывали бы свои возможности, а вузовские преподаватели находились рядом. Эта система есть, конечно, она не в той пропорции работает, как раньше, потому что сначала отменили совмещенный экзамен, потом вводят ЕГЭ. Воспитать свободного человека – значит дать ребенку почувствовать себя свободным человеком. Что касается идеологии, то, конечно, я против того, чтобы была идеология, которой мы строго следовали, как было раньше, когда вся система воспитания, дополнительного образования шла в едином русле, и не дай бог сделать шаг вправо или шаг влево.

Журфак заинтересовался школьной прессой

На факультете журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова состоялся Первый московский слет школьных газет «Медиаобразование в школе». В слете приняли участие представители московских школ, выпускающих собственные периодические издания. В рамках слета прошло обсуждение проблем медиаобразования в школе, выпуска школьного издания, педагогических методик преподавания журналистики. Декан факультета журналистики МГУ Елена Вартанова объявила о намерении провести конкурс «Лучшее школьное издание», а также о том, что руководители школьных изданий смогут принять участие в летней школе журналистики. Регистрация участников конкурса началась 15 января 2009 года на сайте факультета.

Даешь газету каждому образовательному учреждению?!

Мы нередко слышим голоса скептиков: «Зачем нужны школьные газеты?», «Приносят ли они пользу?», «Дети загружены!», «Не отвлекут ли газеты ребят от учебы?», «Скоро ЕГЭ, нам не до газет!» и так далее. С полной уверенностью скажем: они нужны! И польза от них большая.

Мы много говорим о том, что каждый ребенок индивидуален и ему нужно помочь выразиться. Школьнику необходимо осознать, что он личность, что его творчество так же важно, как и творчество взрослых. И только разделив радость ребят, впервые в жизни увидевших опубликованными свои тексты, можно воочию убедиться в мощной конструктивной силе такого педагогического инструмента, как газета.

Главная цель, которую ставят учителя, выпускающие со своими учениками школьную газету, – дать возможность выразить ребенку свои мысли и чувства, потому что в свободном самовыражении происходит дальнейшее развитие личности. Нам, взрослым, стоит задуматься, готовы ли мы к равноправному обмену мнениями со своими детьми.

Школьное издание – дело общее. Если школьная администрация создает условия для свободы творчества и взаимосотрудничества для всех участников образовательного процесса – ученика, учителя и родителей, то газета будет существовать долго. В процессе совместной деятельности по созданию газеты между представителями разных поколений устанавливаются отношения взаимопонимания. Именно школьные газеты позволяют ученикам научиться высказывать свои идеи, помогают лучше познать себя и открыть мир.

Школьное СМИ – это серьезно!..

На вопросы отвечает Валентин БЕЛЕЦКИЙ, учитель русского языка и литературы.

– Валентин Эрастович, что движет учителями, которые вместе с детьми решают выпускать школьную газету?

– Хотел бы и я это знать… Ведь наша работа только на первый взгляд кажется такой привлекательной. На самом деле это хлопотная и трудоемкая работа, а издание – это длинный производственный процесс. И когда ребята и взрослые, дилетанты в издательском деле, начинают этим заниматься, выясняется, как много, оказывается, усилий нужно приложить, чтобы издание состоялось. Этот этап переживают далеко не все СМИ. Обычно авторы и руководители чаще всего заявляют, что с помощью газеты хотят создать общешкольное информационное пространство, дать возможность детям выразиться, поддержать таланты и так далее. Редко кто говорит о более серьезных вещах: в чем педагогический смысл их работы, насколько это издание готово к обсуждению на своих страницах проблем конкретной школы и класса.

– В чем педагогический феномен школьных изданий?

– Это явление возникло по инициативе «снизу», что очень важно. Ведь предметная часть школьного обучения более-менее ясна, традиционный набор внеклассных мероприятий тоже худо-бедно обозначен, а вот все остальное, что составляет жизнь учеников и учителей, осталось бесхозным, беспризорным. В то же время нужны некоторые общие понятия, которые регулировали бы эту длинную школьную жизнь. Для этого они должны хотя бы обсуждаться. Вот эту функцию и берут на себя школьные издания.

– Насколько вырос уровень школьной прессы?

– Школьное издание не маргинальное явление и не экстравагантность, оно вполне способно стать не только частью структуры школы, но и центром ее образовательной деятельности. Тем более что школьная пресса в России – явление уже с историей.

– Какие общие недостатки присутствуют в изданиях подобного рода?

– Попытки копировать «большие» СМИ (особенно так называемые молодежные), интернет-ресурсы, ориентация на их манеру говорить с читателем – вот та эстетика тусовочного трепа, которая, пожалуй, нынче самое досадное, что проникает на страницы школьной прессы.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту