Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Дневники профессора Меренкова

Учительская газета, №21 от 25 мая 2004. Читать номер
Автор:

Гимназию 207 «Оптимум» Октябрьского района города Екатеринбурга знают в родной области от мала до велика. Во-первых, руководит ею академик АН высшей школы, профессор, доктор философских наук, зав. кафедрой прикладной социологии Уральского госуниверситета Анатолий Васильевич Меренков. Что само по себе явление уникальное. Во-вторых, в этой школе есть… ясельная группа учеников, без кавычек, от двух и дальше. Что уж ни в какие ворота не лезет. Ну а если серьезно… Сегодня думающее большинство только начинает осознавать, что живет во время настоящей революции в воспитании, которая носит глобальный характер и затрагивает семью, школу, учреждения культуры, церковь и государство. Меренков, может быть, одним из первых эту ситуацию предвидел и, что называется, подловил момент. Хотя, пожалуй, это словечко здесь не совсем к месту. Десять лет назад, когда даже на само слово – «воспитание» было наложено табу, посмел, вопреки препонам и обстоятельствам, организовать школу для решения воспитательных проблем. Точнее, проблемы. Он и его коллеги ищут ответ на вопрос: каковы основы современного воспитания, отличающие его от прежнего?

Возраст стыда

Ну то, что прежнее воспитание ориентировалось на простое воспроизведение культуры отцов, а сегодня не дети, а родители не поспевают за малыми, легко приспосабливающимися к постоянно меняющейся жизни, стало общим местом. Одно только «но»: не желают взрослые не то что поспевать, рядом быть сил не хватает.

– То и дело нам родительницы звонят: «Моему ребеночку полтора годика. Может, вы его возьмете?» Настолько тяжело переживают они эту необходимость привязанности к ребенку, – с горькой иронией говорит директор. – А есть дети просто заброшенные, в педагогическом плане запущенные.

Вера Сергеевна Глушкова, зам.директора, с улыбкой вспоминает: привела бабушка внука, который «суппил». «Что-что?» – переспрашиваю. «Ну суп пил, как чай, только из тарелки. Учителям нашим пришлось учить семилетнего пользоваться ложкой».

Как только в 207-й стали активно заниматься с дошкольниками, поняли, тут нужна совсем особая семейная работа, организованная на научной основе. В систему научных знаний о воспитании входит изучение механизма развития личности, включающего выработку таких качеств, как гордость, стыд, совесть, долг, ответственность. Они последовательно формируются с 2,5 до 12-14 лет.

В «Оптимуме» индивидуальные особенности каждого выявляются на основе психологического тестирования и педагогического наблюдения, что позволяет выявить уровень развития чувства гордости, стыда, совести, долга, ответственности. Знание этих качеств дает возможность конструировать индивидуальную программу развития и обеспечить реализацию принципа дифференцированного подхода к образованию и воспитанию каждого. При этом особое внимание обращают на степень зрелости чувства гордости, поскольку именно оно запускает весь механизм саморазвития.

Научные разработки Меренкова разбудили скрытые механизмы эффективного, или, как он сам осторожно называет, нормативного и негативного развития ребенка.

– Гордость есть первое социальное чувство, на котором воспитание строится. Человек гордится тем, что нравится другим, заботлив, когда может утвердиться, приобретая все больше социальных или культурных качеств. Но случается это только лишь тогда, когда родители их задают. Каждый ребенок в 3 года говорит: «Я сам!». И на что родители могут «спроектировать» ребенка в этом возрасте? Возможны варианты. Или ты, помогая маме, утверждаешь собственную самостоятельность. Или: «Я сам!», потому что я так хочу. Речь идет о трех типах гордости: завышенной, заниженной и нормативной. Первая ведет к тому, что в народе называют гордыней. Заниженная готовит обществу человека с комплексом неполноценности. И только нормативная дает возможность дальнейшего развития. Потому что следующее качество в возрастной лестнице – это умение видеть свои недостатки, несовершенство, пока еще под воздействием окружающих. Отсюда происходит чувство стыда. Это случается в 4-4,5 года.

– Или не случается? – спрашиваю, еще не понимая сути.

– Сплошь и рядом. Заниженная оценка стыда не дает – малыш забит уже к двум годам. Привыкает к постоянному осуждению и уже не реагирует на него. Взрослые совершают огромную ошибку, когда пытаются с раннего детства развивать детей только методом фиксации негатива, а не достоинств, которые личность в себе видит и готова их совершенствовать.

До пяти лет развитие идет с помощью окружающих взрослых и родителей. А дальше наблюдаются элементы саморазвития: формируется самооценка. На основе утверждения в развернутом виде гордости и стыда постепенно рождается новое чувство – совесть. Оно имеет чисто социальное происхождение: личность без внешнего побуждения умеет выявлять собственные достоинства и недостатки. То есть чувство совести. А уж после – чувство долга.

– Перед Родиной, родителями, товарищами…

– …Прежде всего перед собой. Проблема самореализации становится по понятным причинам для нашего мира особенно актуальной.

Если в долге выражается зависимость личности от окружающих, то в ответственности – обратная.

Итак, только нормативный тип гордости позволяет освоить все последующие более сложные внутренние элементы механизма саморазвития.

Ошибки, допущенные в раннем возрасте, когда родители формируют заниженный или завышенный тип гордости у ребенка в отношениях с ними, ведут к тому, что он останавливается в своем развитии.

Пока человек чувствует, он меняется и живет. «Я говорю о высших социальных чувствах, обеспечивающих здоровье, и освоение культуры, и умение самореализоваться. Это чувство мужественности, уверенности в себе, внутреннего спокойствия, радости и любви, объемлющей все отношения с миром.

Отрицательные чувства, «запущенные» завышенной или заниженной самооценкой, также заставляют человека меняться, бороться либо за себя с кем-то, либо против другого. Неуверенность в себе ведет к раздражительности, раздражительность – к злости, а злость – к ненависти.

Tabula rasa

– Мне пришлось три года убить на то, чтобы собственного десятилетнего сына побудить самостоятельно, без всякого напоминания и контроля научить… мыть посуду. И только потому, что в 3-4 года мама не предъявляла к Антону никаких требований, каждое его желание выполнялось. Когда упускается этот оптимальный возраст от 3 до 5, в подростковом родители неизбежно столкнутся с большими проблемами и в учебной деятельности, и в отношениях с друзьями, да и в семье лада не будет. Это я хочу очень жестко сказать, это точно проверено – у нас же детский сад, легко наблюдать. До пяти мы имеем дело только с природными данными. Мне приходилось в научном плане заниматься теорией стереотипов. Оказывается, природа заложила в нас предрасположенность абсолютно ко всем качествам. У одного есть склонность к доброте, у другого – к пунктуальности и так далее. До пяти лет на основе этой индивидуальной предрасположенности надо суметь так организовать воспитательный процесс, чтобы заложить более-менее адекватную собственную оценку и умение ценить и любить себя и развивать то, что тебе дано от природы. Это во-первых. А во-вторых, сильнее активизировать то, чего не дано. Вот тогда мы закладываем фундамент, на основе которого ребенок либо успешно «поплывет» в нужном направлении, либо, если программа негодная, движение застопорится.

– А как же быть с TABULA RASA – с теорией чистой дощечки?

– Это глупость чистейшая. Некоторые родители считают, что заложили неплохой фундамент и после пяти лет само здание будет строиться. Абсолютная ошибка! До 15-17 надо постоянно вести совместную работу с ребенком, помогая ему не сбиваться с пути. У него же все время возникают жизненные проблемы, он всегда открывает сам себя.

В 207-й с родителями Меренков проводит педагогические консультации.

«Попытайтесь, – просит их Анатолий Васильевич, – с помощью позитивной оценки сформировать у ребенка ориентацию на утверждение за счет культуры». Культуру понимает как сумму требований, которые позволяют человеку максимально комфортно жить с другими людьми. Плюс умение реализовать себя. «Постоянно помогаем родителям выяснить, какие природные задатки и особенности тормозят освоение культуры. Это и есть наша реальная квалифицированная педагогическая поддержка. Такое педагогическое сопровождение идет как минимум до пятнадцати лет. А потом уже начинается активная работа над собой».

Из советов родителям:

– Научите ребенка оказывать посильную помощь семье – это может быть уход за домашними животными, наведение порядка в квартире… Ребенок должен быть обязательно «завязан» на положительное радостное переживание того, как себя чувствуют мама и папа. Если этого не происходит, он неизбежно формируется как человек, ориентированный на себя. И неизбежно будет деградировать.

Родителям придется многое делать, и делать постоянно. Речь – об умении выдержать свои принципы. Самому Меренкову наука помогает быть твердым в своих требованиях к себе и к близким. Постоянно, предупреждает он, в определенной мере на ребенка придется «давить», побуждая выполнять необходимое. Только так чего-либо добьешься. А для этого ведь надо иметь терпение – родительское. Волю – родительскую. Очень высокую заинтересованность в ребенке не на словах, а на деле. Родители, к сожалению, приучены решать ситуативные задачи, а не работать на перспективу.

Чем я отличаюсь от… кота?

На финал конкурса инновационных идей, концепций, проектов, программ, проходившего в рамках недавнего Российского образовательного форума «Школа-2004» в Сокольниках, 207-я приехала со своей программой «Школа развития индивидуальности ребенка на основе формирования организационно-управленческих навыков». Сложносочетаемое название. Требует детальной расшифровки. Но сегодня система знаний о воспитании строится на объяснении объективных законов развития личности с раннего детства до достижения социальной зрелости. В этом смысле сам воспитательный процесс поставлен в 207-й на действительно научную основу. Здесь искусство воспитания лишь дополняет науку о воспитании, а не заменяет ее.

А поскольку воспитание педагоги понимают как систему формирования ценностного мира человека, то прежде всего усилили блок знаний о человеке. В рамках школьного компонента Базисного учебного плана появились авторские учебные курсы «Культура коммуникативной деятельности», «Человек, труд, профессия», «Я и мир моей любви»… Последний Анатолий Васильевич создал десять лет назад. Цель – постепенно включать ребят в контекст любви в многообразных формах ее проявлений. Уроки – обсуждения проходят с 1-го по 11-й класс в диалоговой форме.

– Мы вместе пытаемся разрешить проблемы, – говорит учитель Анатолий Васильевич, – ищем варианты. При этом я не выступаю в качестве человека, дающего единственно правильные. Просто предлагаю подумать: возможно, этот вариант будет скорее отрицательным, а этот – наиболее позитивным. Но то, что его реализовать будет трудно, это точно.

Или вот такой дурацкий вопрос: «Чем ты отличаешься от… кота?» Да, у нас много общего, но… Мучаются, мучаются, не додумаются, пока не спрошу: умеешь ли реализовывать свой человеческий потенциал? Потому что человеческий потенциал – это всегда попытка организовать то, что природой не дано. Следовательно, речь идет об управлении собой. Это управление, переходящее из природных в человеческие формы поведения.

В традиционной педагогике это обозначалось словом «дисциплина». Узко, всего лишь подчинение. А мы вышли на более широкую проблему самоуправления. Ведь и общество живет только за счет управляемости, как группа, как семья. А ты лично можешь управлять собой? Мы для наглядности даже схему составили: ученик саморазвивающийся, самоорганизовывающийся, дальше идет класс и, наконец, совет гимназии, который осуществляет ученическое самоуправление уже на уровне школы. Отсюда вывели пять качеств управления: умение планировать, умение выбирать оптимальный вариант реализации планов, воля, терпение и самоконтроль.

Над этими качествами начинаем работать с 3 лет, когда у ребенка возникает проблема выбора и значит, проявляются волевые качества».

«Хочу быть лучше всех!»

Гимназисты говорят: «Нас все время заставляют быть организованными, заставляют планировать, себя контролировать. В других школах этого не было». Но по крайней мере хотя бы к 11-му классу некоторые осваивают планирование, организацию – эти важнейшие условия успешной творческой деятельности – не только на понятийном уровне. Но Меренков признается, что и он с коллегами не всегда добивается желаемых результатов. И когда через год-два в гимназию свободно приходят выпускники (в чем я, например, уже вижу результат – плохую школу ведь стороной обходишь. – Е.К.), обязательно спрашивает: «Ну и как ты чувствуешь себя: комфортно? Успешно?» – «Не всегда». – «А почему?» – «Да я не всегда понимал то, что вы требовали в соответствующем возрасте. Сейчас приходится этим же заниматься, но уже с опозданием в два-три года».

Да что говорить об учениках, если сами педагоги жалуются: «Вот, он опять не выучил урок». Я отвечаю: «А как вы с детьми работаете? Делаете замечания вроде того, чтобы был внимателен или вел себя потише? Это примитивные формы воспитания, о которых даже не стоит говорить. Это ведь не оценка». «Почему тебе не удалось выучить? Потому что, во-первых, ценности для тебя эти знания не представляли. Волю ты сумел проявить? Нет. Терпение? Нет. А контроль тебе уже не требуется, потому что сам себя не заставил. Не надо искать причину в так называемой лени, не надо говорить ученику, что он неорганизованный, не умеющий. Надо говорить конкретно, каких качеств ему не хватило. Долбить, долбить, долбить. Потому что, если он умом эту науку не освоит, на практике будет труднее это сделать.

Ко мне недавно один девятиклассник подошел: «Ну что вы ко мне пристаете с каким-то планированием? Мне вообще безразлична моя жизнь. Мне вообще на себя наплевать». Бывает, к сожалению, и такое. Парень безразличен к себе – в этом его бескультурье.

Я ему говорю: «Мне стыдно за тебя. Ты потом, может, схватишься, да будет поздно. Ты, может, даже в бутылку уйдешь, бомжем станешь из-за этого наплевательского отношения к себе». Он в ответ: «А вы себя что ли планировали?»

– Мне вот тоже интересно знать.

– Уже в 14 распланировал свою жизнь аж до тридцати. Прямо как Солженицын или Андрей Колмогоров.

– Нет, Толстого читал. Все-таки в советское время было дело. И дневники вел, как он.

Есть внутренняя сила, которая подвигает человека к достижениям – самоутверждения и самореализации. Гордость строится именно на них. Я часто детям привожу такие примеры. Бритни Спирс захотелось в четыре года стать великой. Мадонне – в двенадцать. Тщеславие? Пускай, но они себя сделали.

– А соревновательность вы не берете в расчет?

– Дело в том, что только часть детей ориентирована на самоутверждение путем соревновательности. Другая – на самореализацию. Когда мы с первого класса всех уравнивали под одну гребенку, делали большую ошибку. Значительно труднее соревноваться с самим собой.

Два года назад я был научным руководителем одного из учреждений дополнительного образования. В биологический кружок как-то пришел парнишка. Заявляет: «Хочу провести эксперимент, какими способами можно увеличить урожайность разных сортов смородины». У родителей за городом дачный участок. Руководитель кружка идею одобрил. И что вы думаете, год назад в Москве наш мальчик занял третье место на Всероссийском конкурсе юных биологов. Что двигало ребенком в этом случае? Желание самореализоваться. Самоутверждаться не было необходимости: у него на лице написано – спокойный, уверенный в себе.

Другая девочка стала победителем районного конкурса по вязанию. Ей захотелось связать уникальное платье. И она это сделала. Почему в данном случае удалось достигнуть успеха? Ей хотелось быть лучше других. Так и сказала: «Хочу быть лучшей!» Думаю, дальше эта девочка не пойдет, потому что у нее нет потребности соревноваться с собой. Впрочем, тут очень велика роль воспитателя.

Если воспитатель сумеет сориентировать ученика на соревнование с самим собой и у того самореализация совпадет с самоутверждением, это высший педагогический пилотаж! Как Лев Толстой до последнего дня вел дневник и постоянно себя дрессировал. Или Марк Аврелий-император, что еще надо, но я уверен, что над Марком Аврелием никто не работал, он сам себя «спроектировал». Все ли дети смогут достигнуть такого уровня? Нет. Кому-то в этом смысле больше дано, кому-то меньше.

…На философском факультете Меренков оказался по воле случая: друг подсунул книжки, и он, девятиклассник, законспектировал учебники по истории и диамату. «Сейчас-то я понимаю, что это был полный идиотизм». Поступил на философский: «Умный стану, знающий – немножко глупым оказался».

А может, нет? Он всегда ориентировался на личность, на механизмы ее развития – даже изучая диамат. И эта его ориентация, там, на философском, как ни странно, только закрепилась. И диссертацию, и докторскую защищал еще при социализме, но уже тогда шел нетрадиционным путем. «Детерминации потребностей, вызывающие необходимость развития…» «Сейчас книги пишу по этому варианту.

И все время в рамках общества «Знание» перед школьниками, учителями выступал. Меня постепенно как будто втягивали в образовательную сеть: «А почему бы вам педагогов не поучить?» – «А почему нет?» Я уже работал в системе повышения квалификации учителей, даже возглавлял лабораторию воспитания в региональном институте развития образования. В результате пришел к выводу, что учить инновациям других сложнее. Лучше попробовать самому».

«Оптимум»

по максимуму

Спрашиваю, как удалось ему набрать таких заинтересованных учителей. «Знаете, я вот с вами честно. Как раз учителей-то мы взяли хоть и заинтересованных работать по-новому, но неподготовленных. Готовим. Десять лет веду методическую работу». – «Кадры закрепились?» – «Закрепились. Я бы даже некоторых уволил хоть сейчас.

Трудно набрать. Впрочем, за все эти годы ушли два или три человека. Мы не разбрасываемся кадрами. Наоборот, я считаю, лучше взять педагога, подготовленного по традиционной схеме, и довести до нашего уровня. То, что предлагает пединститут – а мне приходится с ними сотрудничать, – это все-таки вчерашний день. Там до сих пор готовят преподавателей, урокодателей. А воспитание оказывается если не на десятом, то в лучшем случае на третьем-четвертом месте. И когда приходят молодые, заниматься с ними нужно больше. Недавно взяли психолога, честная девочка, говорит: «Ваши представления о психологическом сопровождении образовательного процесса резко отличаются от того, чему нас учили».

Ну а что касается «старых» кадров, только лет через пять-семь люди начали использовать новую терминологию, понимать, о чем речь идет».

Как именно здесь выстраивается методическая работа? «Каждого побудили составить специальный гимназический компонент в своем рабочем плане, где обязательно должен присутствовать ценностный аспект – выработка умения выделять значимость получаемых на уроке знаний. Применяем систему дифференцированных оценок не только за конечный результат, но и за усилия, которые используются для достижения более высоких успехов в учебе и культуре общения с окружающими. Каждую четверть на основе информации, полученной от учителей и классных воспитателей, отмечаем тех, кто сумел за несколько месяцев улучшить свою учебу и поведение.

Практика опять же показывает, что многие проблемы в образовании учеников возникают в результате того, что у них не выработаны необходимые организационно-управленческие навыки».

Поэтому сам урок организован так, что ребята совместно с учителем составляют план работы на ближайшее время, затем каждый при выполнении конкретного задания разрабатывает личный план. Также вместе они учатся находить несколько вариантов выполнения, а затем обоснованно выбирать оптимальный и контролировать свою деятельность. Учителя ведут специальные карточки анализа работы на уроке и в течение года…

Спрашиваю, как родилась идея брать двухлетних.

– Роно надо было куда-нибудь скинуть ведомственный детский сад, от которого отказалось предприятие. Вот мне и предложили это помещение с условием взять в приданое все дошкольные группы. Так что в левом крыле у нас начальная школа, в правом – малыши.

Здание основной школы, где учатся с 5-го по 11-й, в десяти минутах ходьбы, даже по словам директора «не очень симпатично выглядит». Зато в 207-ю идет городской прием. И дети приезжают даже из пригородов. Те, конечно, которым посчастливилось сюда попасть. Потому что при приеме есть «некоторые особенности». «Родителей, – с иронией рассказывает Вера Сергеевна Глушкова, – берем по двум критериям. Одни действительно заинтересованы в развитии ребенка. Другие могут оказать определенную финансовую помощь. Эти родители, как правило, бывшие инженеры, типичный средний класс. Они достаточно зарабатывают в своих небольших фирмочках, чтобы обеспечить условия обучения ребенка. Но у них нет никаких возможностей влиять на него и им заниматься».

В «Оптимуме» 200 учащихся и 100 детей дошкольного возраста – с большим количеством эксперимент можно закрывать.

207-я – школа полного дня. «Мы выстроили свою образовательную программу, она включает обе половинки. Во второй работу, начатую в классе, продолжает классный воспитатель. Кстати, программа после уроков называется «Культура жизнедеятельности школьника», где каждый ребенок имеет возможность организовать практику. Конечно, у нас есть несколько базовых кружков – карате, танцы, вокальный ансамбль… Но суть то в другом: суть в самом подходе».

…Жаль, не удалось мне вместе с ребятами прожить день самоуправления – 5 марта.

А не прошел он для них даром, это сразу подмечает учительский глаз. Как и то, что система Анатолия Меренкова дает первые результаты.

«…Я был учителем алгебры. На самом деле учителем быть не так уж просто, тем более в 8-м классе» (Сергей Бочек).

«…Я вел игру сначала у 7-го класса, а потом у

5-6-х классов, я думаю, что 5-6-е классы гораздо организованнее седьмого» (Павел Красуцкий).

…И все-таки я задала Анатолию Васильевичу вопрос, который вертелся на языке.

– Калигулу воспитывал Сенека. Руссо, разбросавший своих детей по приютам, писал книги о воспитании. По-вашему, гены «перешибают» воспитание?

– Очень хороший вопрос. Я занимаюсь им уже лет пятнадцать и считаю, что все-таки процентов на шестьдесят будущее определяют гены. К сожалению, тут очень высокая природная зависимость. Взять хотя бы своих бывших одноклассников. Я их вижу практически ежегодно, в этом году отмечаем, страшно сказать, сорокалетие окончания школы. Но «каким ты был, таким остался…». Действительно, вот выпил он на встрече друзей сто пятьдесят граммов – тот же 15-летний передо мной сидит. Как будто ничего в жизни не было. Обидно становится: ведь мог же двигаться.

Лет десять назад одноклассница сказала мне: «Ты единственный человек, который изменился в нашем классе».

Никуда не денешься, раз занимаешься этой темой.

…Председатель Диссертационного совета. Курсовые и дипломные, диссертации и научные изыскания…

Уроки, уроки, уроки…

Уйдет ли наш герой в большую науку или останется в школе, еще вопрос.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту