search
Топ 10

Дневник тети Оли

Девочка рисует дымы

Десятилетняя Дарья, услышав мои рассказы о подростковом юнкоровском клубе при нашей редакции, заявила: “А у меня тоже заметка есть!” Ну, подумала я, что-нибудь о школе, стихи или сказка… Но Дарья уже протягивала мне аккуратно набранный на компьютере листок с надписью “Хроника пожара”. Я изумилась: передо мной был совершенно профессиональный репортаж об одном из тех многочисленных пожаров с неизвестной причиной возгорания, ставших уже традицией в нашем Отечестве. Бабушка застыдила Дарью: “Ну ты же это все выдумала, ты просто играла. Пожар-то был на другой стороне Москвы-реки, ты не могла видеть детали, о которых пишешь”. Дарья невозмутимо протянула бабушке старенький бинокль: “А я целых два часа стояла с дедушкиным биноклем у окна и все видела. У меня и свидетельница есть, моя подружка. Мы по очереди с ней в бинокль глядели”. Говорила она так, как о просмотре очередного боевика.

– Ну уж сочинить ты такой гладкий текст не могла, – не сдавалась бабушка. – Это тебе мама помогла.

– Нет, – почему-то вздохнула мама. – Она сама мне диктовала, я лишь набирала текст на компьютере.

Не поленитесь и вы, читатели, глянуть в этот детский текст – он уникален тем, что написан абсолютно профессионально и – абсолютно бесстрастно. “По-взрослому”.

“Хроника пожара

Вчера вечером, перед тем как уйти на прогулку, я увидела, что в парке что-то дымит. Я не придала этому значения.

Я увидела, как из парка с места задымления бежит пара. У девушки – огромная черная сумка, а у парня в руках – какая-то аппаратура. Я ушла гулять. Мы немного поторчали во дворе с моей подругой Настей. Вскоре мы почувствовали запах дыма. Выбежали на набережную и увидели – что-то горит. Потом разглядели, что это огромный шар в Парке культуры на той стороне Москвы-реки. Пожарные прибыли нескоро. Всего я насчитала 15 пожарных машин и катер-ледокол. На моих часах было 22 ч. 15 мин. Ближе к часу ночи война с огнем завершилась в пользу пожарных.

Утром, когда я проснулась, остались только слабые напоминания о когда-то огромном шаре…

Однако вернемся к нашей парочке. Посмотрев в окно, я увидела, что те же самые девушка и парень подошли к месту пожара и пытаются что-то отыскать среди обгоревших обломков. Я увидела, как девушка что-то подобрала и положила в свою сумку. Вдруг к месту происшествия подъехала какая-то машина. Парочка спряталась за ближайшим углом. Из машины вышли два человека и принялись расхаживать среди обломков с явным намерением что-то найти. Не обнаружив, по всей видимости, того, что искали, они уехали.

Удостоверившись, что поблизости никого нет, парочка вышла из укрытия. Парень держал в руках камеру, а девушка, идущая впереди него, сгибалась под тяжестью сумки. Они шли очень медленно. Парень, видимо, желая поторопить свою подругу, подтолкнул ее в спину. Девушка резко остановилась, бросила сумку в снег, жестикулируя, что-то сказала парню, закрыла лицо руками и убежала. Парень пожал плечами, с трудом взвалил сумку на плечо и медленно побрел к выходу из парка”.

Что ж, во все времена детей манили тайны, чтобы их раскрыть, шпионы, чтобы их поймать, клады, чтобы их найти… В тексте Дарьи – нет ни малейшего налета тайны, романтики. Лишь голые свидетельские показания. Потом, правда, они превратились в игру: Дарья притащила мне коробку с, как она сказала, “ложными вещдоками” (вещественными доказательствами). Вот тут уже они с подружкой дали волю воображению. Все эти вещицы были тщательно упакованы в коробку.

Экстремальная ситуация, т.е. сама реальность, становится лишь поводом для игры, не вызывая уже ни ужаса, ни страха, как у Дарьи из семьи “новых русских”.

…Пока мы с ней беседовали, в дверь позвонили, и вошла женщина, представившись вначале налоговым инспектором, но потом, извинившись, объяснила, что она – из следственных органов. Обходила весь дом с расспросами о двух мужчинах, совершивших преступление.

…Я заметила, что Дарья цепко, “профессионально” вслушивалась в вопросы следователя.

А в памяти вертится давняя грустная песенка Евгения Клячкина, как “девочка рисует дома, а над ними вьются дымы, и еще не знает пока, кто чужие здесь, а кто – мы…” Некий идеальный мир, “где все любят всех и до смерти здесь далеко…” “Только вот кончается он там же, где от лампочки круг”.

У нынешних же детей нет даже этого спасительного круга: они оставлены наедине со злом в боевиках, в компьютерных играх, во вполне реальных пожарах и взрывах. Что им еще остается?

Ольга МАРИНИЧЕВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте