search
Топ 10

Дневник тети Оли

Школа без новаторов

Каюсь: заголовок не мой. Его придумал и заказал мне под него материал еще летом мой друг Дима Муратов, главный редактор “Новой газеты”. Дима и его команда – выходцы еще из той “Комсомолки”, в которой мы работали вместе, и я открывала в ней имена Щетинина, Караковского, Тубельского, Штейнберга, Пазухина, писала статьи в защиту новаторов, открытых Соловейчиком, – Шаталова, Ильина, Иванова, Шапиро…

Короче, они, эти молодые ребята, устали от наших новаторов. Когда мой ученик Павел Зайцев недавно написал материал о новой звезде – Дмитрии Чекменеве и я, помимо “Учительской газеты”, протежировала его и в “Новую газету”, наш Михалыч, т.е. Сергей Михайлович Соколов, зам. главного редактора, свирепо глянул на меня: “Ольга Владиславовна, вы же обещали “завязать” с новаторами!” И я стала оправдываться: это не я, это уже Пашка… И все же мне понятно и желание моих младших коллег прочесть об обычной, о просто хорошей школе – школе без новаторов…

Каюсь: пишу о ней все же не в “Новую газету”, а в родную “Учительскую”. Пишу уже четвертый год, не высвечивая особенно ни ее номер, ни фамилию директора. Пишу, ибо знаю ее изнутри – не просто с позиции журналиста, а родителей, в моем случае – тетки. Мой десятилетний племянник Феденька учится в этой школе, и я втайне от него (ибо он закатил мне истерику, когда случайно увидел мою о нем публикацию, которую их учительница в класс принесла) публикую время от времени заметки о его школьном житье-бытье под рубрикой “Дневник тети Оли”. Вот, думаю, соберу потом к его выпуску из школы все эти заметки, может, он помилует тогда меня все же? Пока же мы с директором – в сговоре. Я ей звоню, когда выходят заметки, и она с учителями с ними знакомится втайне от Феденьки.

Поймите меня правильно: я всю жизнь в журналистике отдала поддержке педагогических экспериментов, но мне всегда – а сейчас, в зрелой, особенно – была ничуть не менее важна школа массовая, не авторская, обычная. (Более того, и новаторы-то нужны мне и коллегам были ради нее). Старающаяся просто всегда “держать планку”, не терять форму, быть в курсе всего нового, но и старого тоже, как формулирует свою задачу директор этой школы.

Ну а теперь немного о самом Феденьке. Он по-прежнему, как и в начальной школе, удерживает в своем уже новом, пятом классе лидерство по оценкам, в шахматном турнире занял второе место (первое – у его товарища Юры, с которым их еще в младших классах школа посылала на районные интеллектуальные марафоны). Не менее (если не более) важно для него и то, что его товарищи, ядро бывшего 3-го “А”, остались вместе и в нынешнем 5-м “А”, что новая классная руководительница Ирина Борисовна ненавязчиво заменила им их горячо любимую классную “маму” Нину Григорьевну, у которой на их выпускной фотографии стоят слезы в глазах, так жаль ей было с ними расставаться… Силу и горечь этой разлуки, конечно же, могут понять только учителя начальной школы да еще педагоги детских садов. Она ведь, боль, разлука эта, пожалуй, даже сильнее, чем прощание с выпускниками одиннадцатых классов. Там ведь расстаешься по сути уже с почти взрослыми людьми, а тут отрываешь от сердца малышей, пацанят…

Что еще? Федю выбрали в Союз справедливых в классе, выпустили стенгазету, съездили всем классом на экскурсию в Жостово (где делают знаменитые жостовские подносы), на осенних каникулах были в Театре кукол имени Сергея Образцова. На экскурсию Федя маму не взял, а в театр милостиво разрешил ей сходить в числе других родителей. Еще они с мамой были на каникулах в Музее изобразительных искусств имени Пушкина, Федю туда удалось заманить греческим залом, ибо он с большим интересом прочел летом на даче “Мифы Древней Греции”. Еще родители записали Федю на теннис, ибо спортивное развитие у него явно отстает от умственного, он у нас все же книжный, компьютерный мальчик.

Федя – поздний ребенок, папа – математик, мама и тетя – журналисты, бабушка – педагог, брат – аспирант, так что в семье он, конечно, получает очень многое. Но крайне важно то, что школа нисколько не “забивает” его, не снижает планку его интересов, а чутко и умело создает и поддерживает то, что Сухомлинский называл “интеллектуальным фоном жизни” в классе, в школе в целом.

…Пожалуй, рискну все же назвать номер школы: # 1280, на юге Москвы, директор – Татьяна Соломоновна Рыженко. Вот такая вот нормальная, светлая, здравая школа. Хоть и без новаторов. Спасибо ей!

Ольга МАРИНИЧЕВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте