search
Топ 10

Дитя Сталинграда. Времена меняются, память остается

​Дитя Сталинграда – есть такой статус в Волгоградской области, присвоенный за горести, перенесенные в юном возрасте. И сколько бы времени ни прошло, несмотря на седину и почтенный возраст, статус остается неизменным. Светлана Михайловна Лопаева, бывший директор средней школы №8 Волгограда, сегодняшнего физико-математического лицея №5 имени Юрия Гагарина, тоже дитя военного Сталинграда. Есть в ее жизни даты, которые невозможно забыть, есть события, о которых забывать нельзя.

Пятый лицей для Светланы Михайловны Лопаевой – второй дом. 53 года жизни она отдала этому образовательному учреждению. Поэтому на всех мероприятиях лицея, связанных с его историей, тем более временем Сталинградской битвы, она желанный гость, и на «Солдатскую кашу» тоже была приглашена одной из первых.Мы беседовали в кабинете директора лицея Ларисы Александровны Тропкиной.- Вы помните день победы в Сталинградской битве, 2 февраля 1943 года?- Абсолютно не помню, – неожиданно ответила Светлана Лопаева. – Наша семья была в это время в поселке Николаевка Сталинградской области.День, который нельзя забытьНезабываемой для Светланы Михайловны стала другая дата – 23 августа 1942 года. Редкие налеты начались во второй половине июля, в основном бомбили северные районы города.Сегодня между Домом офицеров и легендарным Домом Павлова открытая площадка. На ее месте в начале войны находилось здание с бомбоубежищем. 23 августа 1942 года после объявления воздушной тревоги семья пятилетней Светы даже не успела там укрыться.- Только вышли из подъезда, как во двор дома вбежал папа, Михаил Михайлович, он тогда служил в контрразведке у Рокоссовского в звании старшего лейтенанта. Все решали секунды и случай. Папа только успел взять младшую сестру Валю на руки, а тут полетели самолеты, посыпались бомбы, – вспоминает моя собеседница с покрасневшими глазами. – Сказать, что это страшно, значит, ничего не сказать. Не знаю, сколько продолжалась бомбежка, но, когда она немного затихла, мы побежали по пылающему городу к папиной маме, бабушке Шуре, которая жила рядом с тем местом, где сейчас установлен памятник Константину Рокоссовскому, на 7‑й Гвардейской улице. У ее дома находился глубокий овраг, а в нем вырыты ниши, в которых мы смогли укрыться. Папа вывел нас из-под огня и тут же отправился на службу.Недалеко от реки находились нефтеналивные баки, вражеская авиация разбомбила их, и горящая нефть хлынула в реку, Волга горела!Несколько ярких опознавательных знаков стали ориентирами для немецкой авиации: первый – нефтеналивные баки, второй – ворота городского сада, которые строил поволжский немец. Они, только без квадриги, в точности повторяли Бранденбургские. А еще железнодорожная больница и поликлиника, тоже спроектированные немецким архитектором. Эти объекты были так расположены, что с воздуха выглядели как фашистская свастика.Эх, дороги…Трехлетняя Валя во время той самой страшной бомбежки практически онемела. В ее детском лексиконе осталось всего несколько слов. Девочка перестала говорить даже слово «мама».Каждый день мама Зинаида Григорьевна, которой было всего 25 лет, бабушка Дарья Емельяновна, Света, Валя и младший братик Витя спускалась в эти ниши. Все усаживались в кружок поплотнее и прижимались друг к другу головами. «Если бомба попадет, чтобы сразу всем погибнуть», – говорила мама. А еще у детей химическим карандашом на спине были написаны имя, отчество, фамилия, на самый крайний случай… Многие матери так делали в Сталинграде.Какого числа семье удалось выбраться из пылающего, осажденного города, Светлана Михайловна не помнит, дни перемешались и разрывались на части, вместе с разрушающимся день ото дня Сталинградом.Но когда Волга «прогорела», появилась возможность перевозить людей хотя бы по ночам. В одну из таких ночей семья Светланы Михайловны на буксире переправилась на левый берег Волги и отправилась на родину бабушки в Царев, населенный пункт в Ленинском районе Сталинградской области. Поначалу, когда над Ленинским районом летели немецкие самолеты, они не бомбили, а обстреливали людей из пулеметов. Позже начали скидывать бомбы, и семья двинулась дальше, за пределы Сталинградской области.Шли бесконечно долго, иногда ехали на подводах, на попутках. Так добрались до западного Казахстана и остановились недалеко от станции Джаныбек, откуда сформированные воинские части отправляли на фронт. Семья оказалась на хуторе, рядом с которым находился военный аэродром. Но даже туда стали долетать самолеты-разведчики, так называемые рамы – верный признак того, что аэродром немцы готовились бомбить. И снова ночью мама с бабушкой усадили детей в какую-то колымагу, и семья отправилась по степи назад, в сторону России.Новым пристанищем оказался районный центр Николаевского района Сталинградской области, рабочий поселок Николаевка. Сначала жили в гараже, разделенном на секции брезентом – в каждой такой секции стояли кровати и жили люди. Ближе к зиме, когда начались морозы, семью с малолетними детьми разместили в небольшом доме. И выделили на пятерых кровать, лавку и стол. В этом доме жили бабушка с дочкой, внучкой и маленьким ребенком, мужчины были на фронте.В Николаевку приходило много машин с ранеными. Мама, бабушка, хозяйка дома, как и многие женщины поселка, помогали ухаживать за ними, в первую очередь чистили их одежду от вшей, которые кишели повсюду.Однажды в окошко Света увидела папу, а через минуту он появился в дверях. Отец вез секретные документы и каких-то «важных птиц» из немецких военнопленных в Саратов. Остановка в Николаевке была недолгой, но по счастливой случайности знакомый сообщил ему при встрече о том, что его семья сейчас находится в поселке.- Он был с нами всего несколько минут. Обнял нас и отдал все, что мог: нательную рубашку, новые портянки и те, что были на ногах, чтобы нам хоть что-нибудь можно было сшить из одежды. Выложил на стол буханку черного хлеба, кусок сала, сахар и фляжку спирта. Бабушка потом его разбавляла водой и меняла на рынке на молоко, – вспоминает Светлана Михайловна.Спустя долгое время отец опять появился в доме, но уже на носилках, контуженный. Во время боев зимой 1943‑го его отбросило взрывной волной в воронку, оставленную разорвавшейся бомбой, и он, полуживой, вмерз в нее. А когда похоронная команда обходила погибших, при поиске документов в его кармане почувствовали, что сердце бьется, и буквально вырубили его изо льда.Михаила Михайловича перевозили из госпиталя в госпиталь. В результате тяжелой контузии долгое время он только лежал, потом смог передвигаться в инвалидной коляске, а после реабилитации в госпитале города Камышин начал ходить с палочкой.День Победы 9 мая 1945 года застал семью тоже за Волгой, в Даниловском районе. Восьмилетняя Света никак не могла понять, почему это в День Победы, когда по радио звучит веселая музыка, а дети шумят и радуются, мама с бабушкой, да и все женщины плачут. Что это они вздумали реветь?А детей посадили на телегу, вывезли в степь и поручили набрать как можно больше тюльпанов для праздника.Михаил Михайлович, восстановившись после контузии, хотя и был признан негодным к строевой службе, не демобилизовался. Он вошел в комиссию по расследованию злодеяний фашистских захватчиков на оккупированной территории Сталинградской области и стал командиром истребительного отряда, который занимался уничтожением скрывавшихся немцев, полицаев и дезертиров.Война после войныВскоре после войны семья вернулась в любимый город, который начал отстраиваться заново.Однажды соседский мальчик Виталька нашел длинную тонкую трубку с порохом. Ребята бегали по парку с такой «макарониной», которая горела, как бенгальский огонь. Когда за этим занятием их застали взрослые, всем влетело, а на вопрос Михаила Михайловича: «Где ты это нашел?» – мальчик рассказал, что в больнице, которую восстанавливают пленные немцы, есть лаз в подвал, а в нем какие-то ящики.В лазе, который показал мальчик, был обнаружен комплект всего необходимого для мощного взрыва. Заключенные лагеря для военнопленных, по всей видимости, готовили теракт. А спустя некоторое время удалось предотвратить взрыв в здании драмтеатра, в восстановлении которого тоже участвовали пленные немецкие офицеры.В лагере для военнопленных, еще находившемся к 50‑м годам на территории Сталинграда, содержались опасные военные преступники. Это были офицеры высокого ранга, которые отбывали сроки наказания от 20 лет до пожизненного. Они продолжали представлять угрозу для города, поэтому в 1953 году власти приняли решение переправить их за Урал, на асбестовые рудники. Война продолжалась и после войны.Среди многочисленных наград Михаила Михайловича, дослужившегося до звания майора, есть орден Красной Звезды, которого он был удостоен за операцию по задержанию опасного военного преступника. Случилось это уже в 60‑х годах. Бывший офицер вермахта, осужденный на 25 лет колоний и бежавший из лагеря, прибыл в Советский Союз в составе профсоюзной делегации Федеральной Республики Германия.За ту операцию отец Светланы Михайловны не только заслужил орден, но и получил в подарок двустволку «Зауэр». «За немца немецкое ружье получил!» – шутил он.Но больше всех других наград Михаил Михайлович ценил две медали, полученные за Сталинградскую битву: медаль «За отвагу» и медаль «За боевые заслуги».Сожгите свой семейный альбомСделать безошибочный выбор профессии Светлане Михайловне в детстве помогли хорошие советские фильмы об учителях и любимые педагоги: учитель истории Елена Ивановна Агринская и классный руководитель, учитель русского языка и литературы Владимир Петрович Мельников.Окончив Волгоградский педагогический институт со специализацией «преподаватель русского языка, литературы и истории», она поступила на работу в среднюю школу №8 имени Ким на должность пионервожатой. Всего в 8‑й школе, которая в 1994 году была перепрофилирована в физико-математический лицей №5, Светлана Михайловна проработала с сентября 1960 по сентябрь 2013 года. В 80‑е годы стала директором, а потом возглавила школьный музей.Конечно, в Советском Союзе ни у кого сомнений в подвиге наших воинов в годы Великой Отечественной войны и в целом во Второй мировой не было. Практически в каждой школе работали музеи, ориентированные в первую очередь на военную тематику – на фронт уходили целыми классами, школьными коллективами, живы были ветераны и участники войны. Волгоград получил в 1965 году звание «Город-герой» и был на особом счету.По предложению Ивана Павловича Сорокина, первого директора школы №8, в 1968 году к 50‑летию комсомола было решено увековечить имена выпускников, погибших на войне. Всей школой начали собирать документы, восстанавливали списки погибших, разделив задания по классам. 29 октября 1968 года была открыта первая мемориальная доска, а в 1970 году – вторая.Школу №8 посещали легендарные герои и полководцы времен Великой Отечественной. Среди них известный во всем мире Яков Федотович Павлов, генерал-полковник, дважды Герой Советского Союза, командир 13‑й гвардейской стрелковой дивизии, особо отличившейся в Сталинградской битве, Александр Родимцев. Александр Ильич в 1970‑х годах провел в школе урок мужества в 7‑м «Б» классе. Семиклассники заслужили эту честь за то, что собрали материал об армейском полевом госпитале 5112 62‑й армии Василия Чуйкова. Урок с участием Александра Родимцева снимало телевидение, и его увидела вся страна.Но в 90‑е ситуация со школьными музеями кардинально изменилась: под знаменем деполитизации и деидеологизации их стали закрывать. Не обошла эта участь и Город-герой Волгоград. Один чиновник стал частенько наведываться в школу с единственным требованием – закрыть музей. Однажды накануне 9 Мая он снова вошел в кабинет Светланы Михайловны: «Ну и что мне с вами делать?»Школьный музей много лет был посвящен двум дивизиям, 254‑й и 333‑й, входившим в 21‑ю армию под командованием Ивана Чистякова, и госпиталю 5112 62‑й армии Чуйкова. Но в 1996 году, когда ситуация вокруг школьных музеев стала накаляться, 200 подлинных экспонатов – писем, наград, личных вещей времен войны – с подачи Светланы Лопаевой были переданы на хранение в музей-панораму «Сталинградская битва».Теперь это был музей истории школы №8 и лицея №5. Среди экспонатов – исторические документы начиная с 1927 года, множество фотографий учеников и педагогов, среди них и те, на которых есть мама Светланы Михайловны – когда-то ученицы восьмой школы, портреты учителей и школьников, погибших на войне.- У вас есть альбом с фотографиями дедушек и бабушек? – неожиданно для чиновника спросила директор музея. И услышав положительный ответ, продолжила: – Принесите, пожалуйста, этот альбом, завтра у нас линейка по случаю Дня Победы. Вы при ребятах достанете из него все фотографии своих родственников и устроите из них «костер бессмертия», сожжете их. Вот когда вы это сделаете, тогда и я закрою музей!Чиновник, конечно, закричал, начал угрожать проверками и вызовом «куда следует», но директор недвусмысленно указала на дверь. Больше тот чиновник на пороге школы не появился. А спустя некоторое время стало известно, что он с семьей переехал в Германию.Сегодня справедливость по отношению к Великой Отечественной войне восстанавливается, оживает память, которую так важно сохранить и передать следующим поколениям.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту