search
Топ 10

Дискуссия

Где-то в светской переписке века, кажется, XVIII попалась фраза: “Теперь перехожу на стиль, более способный развлечь”. Вот уж чего не обещаю. Эпистолярный “треп” сошел на нет, уступив место вербальной информации. А это серьезно.

… – Воспитание как форма общественного сознания – мне эта формула кажется крайне неаккуратной: воспитание и общественное сознание соотносятся как лицо и зеркало. Первое отражается во втором, – сказал один почтенный академик.

– Просмотрев всю историю воспитания за пять тысяч лет, я пришел к выводу, что самым масштабным, самым эффективным и результативным оказался советский опыт. Если бы Он не ушел так рано, дела в стране пошли бы иначе, – сказал другой. И заключил: – Сегодняшняя наша дискуссия – историческая. Мы единодушно и безоговорочно признали формулу двадцатитрехлетнего социал-демократа, который провозгласил воспитание вечной категорией.

– Приехали! – громко возмутились справа.

– Вот не хожу на эти мероприятия, потому и сохранился, – захлопнули блокнот слева.

Научная дискуссия, заявленная ее организаторами – Минобразования РФ, ГосНИИ семьи и воспитания РАО, Советом по социально-педагогическим технологиям – как неформальное живое обсуждение актуальных проблем воспитания, формально соответствовала жанру “круглого стола” (стол по крайней мере был). Абзацем ниже хозяева оговаривались: “Мероприятие проводится в рамках реализации “Программы развития воспитания в системе образования России на 1999-2001 годы”. (Напомню – принятой коллегией министерства и знаменательной тем, что выделила “воспитание” “отдельной строкой”).

Консенсус, не найденный на бумаге, не случился за отдельно взятым столом. Едва ли практики всерьез воспримут утверждения про то, как “мы в 66-м или в 86-м придумали нечто, что может сработать сегодня”. Едва ли примут предложения вернуться в “лабораторные миры” – “подопытные кролики” перевелись. Практики знают: дети нынешние – принципиально другие люди, с иными реакциями и потребностями. Гадать, какого человека необходимо формировать, – занятие, конечно, малопродуктивное. Школа интуитивно взращивает человека, сочетающего в себе гибкость и устойчивость: именно эти черты “на переходе” позволяют отвечать на вызовы времени.

Впрочем, у каждого – своя игра. Последнее десятилетие школа сама формулирует свои цели и задачи. А общество призвано следить лишь за тем, чтобы цели эти не были фашистскими, антисоциальными, антигуманными. И что же – эти десять лет “без воспитания” доказали аксиому: школа – один из самых устойчивых социальных институтов, сохраняющийся несмотря ни на что и вопреки всему. Кстати, за этот срок тихо-мирно выросло целое поколение “непоротых и ненадуренных”.

А теперь ответьте на вопрос: нужна ли сегодня государственная концепция воспитания молодежи? На взгляд управленцев необходима. Назовите, как хотите – программа, концепция – документ, декларирующий воспитание гражданина России. Вот тогда, мол, за это дело государственной важности понесут ответственность все заинтересованные министерства, ведомства, организации.

…Однажды один из собратьев по перу обратился к Вересаеву, имевшему медицинское образование, за врачебной консультацией. Тот улыбнулся: “Знаете, я ведь царь-врач”. – “Что это значит?” – спросил озабоченный пациент. “Очень просто, – ответил Вересаев. – Царь-пушка – не стреляет, царь-колокол – не звонит, а царь-врач – не лечит”.

Похоже, Федеральная программа “воспитательной работы” – царь-бумага.

Елена КОМАРОВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте