search
Топ 10

Дирижер найден, что дальше? Станут ли классные руководители национальным достоянием?

Изначально Любовь КЕЗИНА, руководитель Московского департамента образования, не собиралась участвовать в «круглом столе» «Классные руководители». Государственный заказ», который по инициативе Министерства образования и науки РФ прошел в конце июля в пресс-центре РИА «Новости». Если бы Зинаида ДРАГУНКИНА, представитель Москвы в Совете Федерации РФ, не уговорила Любовь Петровну, то «круглый стол» вообще мог не состояться. Дело в том, что главное действующее лицо – Исаак КАЛИНА, руководитель Департамента государственной политики в сфере образования, опоздал на полчаса. Когда в школе отсутствует директор, то бразды правления берут в свои руки завучи, например, по воспитательной работе, что и произошло, ведь и Кезина, и Драгункина много лет назад работали организаторами внеклассной работы в школах.

Валентина БЕРЕЗИНА, начальник отдела дополнительного образования и воспитания Департамента государственной молодежной политики, воспитания и социальной защиты детей Минобрнауки:

– Когда пришло время поддержки работы классных руководителей на государственном уровне, мы обрадовались, потому что это – признание дирижера образовательного процесса. Во все органы управления Министерство образования и науки РФ направило методические рекомендации, где очень четко были прописаны права и обязанности классного руководителя. Мы все с вами прошли эту школу и знаем: если классный руководитель хороший, то и класс дружный, активно участвует в жизни школы. Это коллектив, в котором гармонично проходит и процесс обучения и воспитания. Сегодня органы местных управлений образованием могут сделать свои положения о критериях оценивания работы классных руководителей. На федеральном уровне мы занимаемся этим вопросом. Но я очень боюсь заорганизовать эту работу подсчетами, что сделал или не сделал учитель для своего класса. С 1991 года в ходе реализации программы развития и воспитания на российском уровне мы проводим конкурс воспитательных систем, который охватывает все уровни образования – от дошкольного воспитания до высшей школы. Этот конкурс позволяет нам понять, какие изменения происходят сегодня в образовательном процессе, на что стоит обратить внимание.

Светлана СМИРНОВА, учитель русского языка и литературы школы «Аспекты образования» № 793, эксперт по ЕГЭ:

– Классный руководитель – педагог, который берет на себя ответственность за воспитание подростка, осознавая, что работа предстоит сложная. Но в первую очередь воспитывают ребенка родители. Административная поддержка очень важна. Но лучше максимально не мешать реализовывать мечты и планы. Администрация школы в идеале должна была бы быть очень внимательна при отборе классных руководителей. Возможно, что здесь необходима помощь психолога, первоначальное знакомство с классом. А часто бывает по-другому: учитель приходит в школу, и ему дают самый сложный класс, это проверка на выживание. Когда я пришла работать в 793-ю школу, то сразу предупредила: буду работать как учитель-предметник. Директор мне ответила: мы никогда не назначаем классного руководителя сразу, не узнав, кто он и что собой представляет. На следующий год я получила свой класс. У меня есть принцип – я стараюсь относиться к детям так, как хотела бы, чтобы относились к моему ребенку, всегда вначале становлюсь на позицию ребенка, максимум времени провожу с ребятами, сижу на уроках, чтобы понять, как они ведут себя с другими учителями, готовят ли домашнее задание. Мы много путешествуем: походы, другие города, страны – и даже выходные проводим вместе. Это делает отношения более доверительными и домашними, а соответственно и проблем становится меньше.

Мне кажется, что классный руководитель должен уметь прощать. Это важно. Ребенка, который на уроке некорректно разговаривал, родителей, которые, любя своего ребенка, могут принести боль и страдание. В любом случае всепрощение важно в работе.

Любовь КЕЗИНА:

– Светлана Владимировна в начале своего выступления сказала, что вся ответственность за воспитание лежит на семье. К этой фразе можно относиться двояко. Мы знаем, что не все школы у нас благополучные, иногда до 30 процентов семей из класса не занимаются воспитанием своих детей. В этом случае функции по воспитанию ложатся на классного руководителя. Он берет на себя полную ответственность за воспитание детей из неблагополучных семей. Это очень сложный момент. Когда я училась в педучилище, нам всегда говорили: самый трудный класс – не дети, с которыми вы работаете, а их родители. Даже если на первый взгляд семья благополучная, у нее свои запросы и амбиции.

Василий ДОЛМАТОВ, заместитель директора по воспитательной работе школы №1927:

– Несколько лет назад мы были участниками конкурса на лучшую воспитательную систему и стали победителями. Мы считаем, что в развитии личности ребенка фундамент – это отношения. Мы проводим семинары по использованию опыта нашей работы, для родителей у нас в году предусмотрено проведение трех дней открытых дверей. Это, как правило, приносит очень большие плоды. Администрация всегда оказывает методическую помощь учителям, проводит внутришкольные «круглые столы». Но классным руководителям действительно не хватает курсов повышения квалификации, которые как-то могли бы направить их работу.

– Сегодня в Москве есть школы, где работают освобожденные классные руководители. В качестве базового института по работе с учителями, ведущими воспитательную работу, определен гуманитарный педагогический институт (МГПИ), в котором создано управление по воспитательной работе. Есть там и полный банк данных о том, какие сегодня воспитательные системы есть в Москве, в России.

Исаак КАЛИНА:

– Я всегда говорю о питании школьников, здоровье, обучении. Но все это – значение величины, а вот знак «плюс» или «минус» придает воспитание. Это очень хорошо, что сегодня нашелся ресурс поддержать именно классных руководителей. Да, согласен, что, не работая с семьей, мы малого достигнем. Это будет похоже на попытку изменить траекторию движения пассажира в автомобиле, не меняя курса движения. Но могу сказать, что в бюджетных проектировках на ближайшие три года поддержка классных руководителей предусмотрена.

Зинаида ДРАГУНКИНА:

– Национальный проект «Образование» я горячо поддерживала с самого начала. Сегодня огромная армия учителей (около 980000 человек) получает вознаграждение за труд классного руководителя. Другой вопрос: большое это вознаграждение или маленькое? Моя позиция: лучше что-то, чем ничего. И те учителя, которые раньше отказывались от классного руководства, сегодня изменили свою позицию. Конечно, для Москвы 1000 рублей не деньги, но можно себе представить, какое они имеют значение для учителей чуть дальше от столицы.

– Классный руководитель раньше получал за классное руководство 1200 рублей, с федеральной доплатой получается 2200, некоторые учителя просят себе по два классных руководства. Получается уже 4400. Поверьте, для многих это стало экономически выгодно.

– Среди вопросов, которые мы сегодня должны бы обсудить, можно ли вводить воспитателей в школе помимо предметников. Моя точка зрения: нет. Качество знаний и развитие личности невозможно отделить одно от другого. Я сама учитель и по призванию, и по образованию. И останусь им навсегда. Учитель должен видеть ребенка насквозь, не только как он ориентируется в знаниях, но и каков он вообще, вне школы. На мой взгляд, невозможно отделить воспитание от образования. Другое дело, что одни рождены быть классными руководителями, другие – нет. Когда я работала в школе, моя должность называлась «организатор внеклассной и внешкольной работы». Это было очень точное определение. Организуй, поведи за собой, научи тому, что можешь сам. Улови, что может тот или иной ребенок, и дай ему проявить все свои способности.

– Не могу с вами согласиться, что в школе не может быть освобожденных классных воспитателей. Может. Все зависит от уклада школы. Интереснейшая работа по внеурочным предметам, как правило, выливается в клубную деятельность. И в добавлении к этой колоссальной учебной работе создан класс воспитателей, руководителей. Это люди, которые занимаются глубже теми воспитательными процессами, которые проходят в самой школе. Это не должно быть повсеместно, но это может быть в зависимости от того, что из себя представляет та или иная школа. На мой взгляд, называть ежемесячную выплату классным руководителям вознаграждением – неправильно. Если это происходит повсеместно, то это оплата труда учителя.

– Можно я в смертном грехе признаюсь? Когда я работал учителем математики, то брал классное руководство только с условием, что не буду в этом классе вести у ребят уроки. Я всегда очень боялся, что способности и успехи в математике будут сильно влиять на мое отношение к ученику как к человеку. А мне очень не хотелось, чтобы на меня, как на классного руководителя, проецировалось отношение как к учителю математики. Но вернемся к нацпроекту. Было бы совершенно неразумно начать поощрять практически неоплачиваемую работу на конкурсной основе. Вот тот первый шаг, который сегодня сделан, это восстановление педагогической несправедливости. Причем не надо считать, что это в последнее время какие-то враги перестали платить. Я классный руководитель 70-80-х годов. В те годы это была десятка. Поверьте, что цифра, которую сегодня назвала Любовь Петровна, 2200 – гораздо больше, чем 10 рублей тогда. Эта ситуация сложилась исторически.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту