search
Топ 10

Директор Федеральной пограничной службы РФ генерал-полковник Константин ТОЦКИЙ: Наша судьба – граница

– Константин Васильевич, в этом году День пограничника соседствует с юбилейной датой – 10-летием создания Погранслужбы России. Как вы оцениваете перемены на границе за это время?
– К сожалению, перемены, прямо скажем, к худшему. Утверждать, что сегодня пограничное ведомство в государстве Российском сильнее, чем было 10 лет назад, сомнительно.
Вместе с тем, надо вспомнить, с чего мы начинали, когда большая часть рубежей России – границы со странами СНГ были всего лишь линией на карте. Это были 10 трудных лет. Пограничники в условиях скудного, недостаточного финансирования, нехватки ресурсов и средств, что называется, с колышка в чистом поле начинали обустраивать новые рубежи на необъятных просторах, создавали новые формирования. Те трудные условия проверяли на прочность человеческий потенциал Погранслужбы, профессионализм, преданность долгу. И пограничники выдержали эти испытания. Их самоотверженным трудом границы России постепенно обретали нынешний облик. Нелегкая, масштабная работа продолжается и сегодня.

Досье “УГ”

Константин Васильевич Тоцкий родился 23 февраля 1950 г. в городе Каган Узбекской ССР. В 1971 г. окончил Московское высшее пограничное командное училище. В 1977 г. – Военную академию им. М.Ф. Фрунзе. В 1994 г. – Академию Генерального штаба ВС РФ.
Служил заместителем начальника и начальником погранзаставы в Заполярье, комендантом участка погранотряда, офицером штаба округа, заместителем начальника и начальником штаба погранотряда на Дальнем Востоке. С 1985 г. – на советско-афганской границе, начальник Хорогского погранотряда, активно участвовал в боевых действиях в Афганистане. С 1989 г. – начальник Ленкоранского погранотряда, с 1991 г. – заместитель начальника штаба Закавказского пограничного округа. В 1994-1996 гг. – первый заместитель командующего – начальник штаба Северо-Западного пограничного округа. С 1996 г. – начальник Академии ФПС.
В сентябре 1998 г. Указом Президента России назначен директором Федеральной пограничной службы РФ.
Награжден орденами Красного Знамени, “За заслуги перед Отечеством” IV степени, медалями.
Женат, отец двух дочерей.

Федеральная целевая программа обустройства границы в соответствии с решением СБ РФ от 29 ноября 2000 года должна была “заработать” с января текущего года, но, к сожалению, не удалось провести решение, обеспечивающее ее реализацию. Надеюсь, правительство даст такую возможность с 2003 г. Это позволит нарастить наши возможности на многих участках границы.
Словом, проблемы у нас большие. Но есть надежда, что благодаря патриотам границы, в первую очередь офицерам, мы сохраним потенциал Погранслужбы и будем его наращивать. Думаю, по мере подъема экономики страны государство будет выделять достаточно средств, чтобы обеспечить надежную охрану границ.
– Уже сейчас результативность Погранслужбы выросла по многим показателям, по некоторым – в десятки раз.
– Их можно оценить по-разному. С одной стороны, безусловно, как рост результативности. Пограничники научились работать лучше, эффективнее. С другой, как тревожный сигнал того, что обстановка на границе осложняется, проблемы пограничной безопасности обостряются, появляются новые угрозы. В прежние времена никто и представить не мог, что мы столкнемся с международным терроризмом и международной преступностью, столь масштабными контрабандой наркотиков, оружия, боеприпасов, грабежом наших национальных богатств, стратегически важных сырьевых и биологических ресурсов.
В Советском Союзе не было проблемы миграции. А сейчас этот абсолютно неуправляемый, неконтролируемый процесс приобрел угрожающий размах. В прошлом году более 82 тысячам человек отказано в пропуске через границу. Пограничники научились выявлять потенциальных нелегальных мигрантов. Есть в этом потоке и наемники международного терроризма, пробирающиеся в Чечню. К примеру, в аэропорт Махачкалы прибыла группа из 38 молодых, крепких “туристов”. Разбиты на пятерки, есть старшие, у каждого на руках всего лишь по 10-20 долларов. Им отказали во въезде в страну.
То, что растет количество изъятого наркотика, крайне тревожно. Да, перехватываем больше, но остановить этот поток не удается. Территорию Афганистана контролируют новая власть, международные, прежде всего американские военные силы, способные вести борьбу с наркомафией, но пока решительных действий против нее нет.
– Какие “болевые точки” границы у вас вызывают наибольшую тревогу?
– В первую очередь офицеры. К сожалению, продолжается их досрочное увольнение. У нас 2,5 тысячи офицерских должностей вакантны. Если не сохраним кадры, все остальное бесполезно, не спасут и миллиарды долларов. Их некому будет использовать. Мозг, интеллект границы нужно сохранить.
Остры проблемы тыла, материально-технического обеспечения. Мы списываем корабли и катера, не заменяя их новыми. Надо строить их в год 10 – 12, а средств хватает только на 1-2.
Из регионов выделю Северный Кавказ, нашу группировку “Граница”, охраняющую чеченский, ингушский и часть дагестанского участков российско-грузинской границы. По-прежнему тяжелым остается таджикско-афганский участок. Серьезно беспокоит российско-казахстанская граница. И, безусловно, охрана биоресурсов, браконьерство в исключительной экономической зоне, на Каспии, Азовском море.
– У наших читателей, в том числе у юношей, мысленно примеряющих зеленую фуражку, особый интерес вызывают перспективы развития Погранслужбы. Какой будет граница, когда сегодняшний выпускник школы после пограничного вуза станет молодым офицером?
– Эти изменения определены решениями президента, Совета безопасности. При сокращении, подчеркну, для 200-тысячной структуры небольшом (16 тысяч военнослужащих и 1,5 тысячи гражданского персонала) Погранслужба должна стать более мобильной, лучше технически оснащенной. Если планы реформирования будут обеспечены материальными ресурсами, она обретет новые качества.
На безопасность наших рубежей будут работать технологии XXI века. Мы совместно с наукой продолжаем работу над новыми техническими средствами. Уже созданы отличные образцы, которые дадут пограничникам принципиально новые возможности. Наряду с отечественными держим в поле зрения иностранные новинки. Взять хотя бы тепловизоры. Наши соседи на Западе их уже используют. И мы будем проверять в наших условиях. В числе перспективных – приборы, основанные на сейсмике, других физических принципах. Наука способна дать пограничникам все необходимое.
– Значит, пограничник – уже не привычный всем следопыт с собакой?
– Абсолютно верно. Главная фигура на границе, ее мозг, интеллект – разносторонне образованный, высококвалифицированный профессионал. Уже сейчас для службы пограничнику недостаточно чисто военного образования. Нужны знание российского законодательства и международных правовых норм, навыки психолога, специалистов других профессий. Поэтому наш лейтенант – это еще и социальный педагог или юрист с добротным багажом знаний. В пограничных вузах мы даем будущим офицерам не только военную подготовку, но и престижные гражданские специальности, соответствующие требованиям российских законов о высшем профессиональном образовании.
– В Погранслужбе есть и школьники в погонах. Оправдался ли опыт кадетского корпуса и лицейских классов, которыми окружили себя пограничные вузы?
– Полностью. Мы видим, какие хорошие мальчишки в нашем первом кадетском корпусе. Абсолютное большинство выпускников корпуса и лицейских классов идут в наши вузы. Кадеты и лицеисты отличаются от прочих абитуриентов. Они психологически готовы стать пограничниками. А уровень их подготовки выше, чем у выпускников обычных школ потому, что мы оказываем помощь, контролируем качество учебы. Рассматриваем вопрос создания второго кадетского корпуса в Кургане.
– Вспомним слова старой песни: если б снова начать… Будь вы сегодня школьником-выпускником, выбрали бы судьбу пограничника?
– Несомненно.
– Даже если бы знали о трудностях, острых проблемах границы, ее защитников все, что знает директор Федеральной службы?
– Тем более интересно потому, что знаю, чем живет граница, вижу перспективу. Для меня, как и для множества профессионалов границы, служба пограничника – состояние души, образ жизни, призвание. Это прекрасная, достойная, истинно мужская судьба. Это особая атмосфера воинского братства “зеленых фуражек” и особое уважение, которым они окружены в обществе. Это крайне необходимое государству Российскому, интересное, увлекательное дело, которому стоит посвятить жизнь.
Я доволен прожитыми годами, тем, что поездил по стране. Да, бывало тяжеловато. Зато сколько мы с супругой, детьми увидели, сколько узнали замечательных уголков! Когда после академии меня посылали на Сахалин, приехали в отпуск. Вся родня была в шоке: это ж каторга, царская каторга! За что тебя?
А мы приехали на эту “каторгу” и с огромным удовольствием там жили. Такая природа великолепная! Такие люди прекрасные! Если бы снова начать, не мечтал бы ни о какой другой судьбе.
У Погранслужбы есть будущее, у ее профессионалов – жизненные перспективы. Когда те из выпускников школ, кто выберет судьбу пограничника, станут офицерами, изменятся и сама граница, и служба на ней. Наши институты дадут им добротное образование и путевку в интересную жизнь. Поверьте, я им по-доброму завидую.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте