Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Девушка-солнце. Если ее встретишь, пятерка обеспечена

Учительская газета, №34 от 24 августа 2004. Читать номер
Автор:

«Чудеса» было насторожились при виде практикантки, но тут же засияли в ответ. Таких безоблачно счастливых учительниц, настоящих или будущих, я не встречала давно. Заботы, проблемы… Жизнь такая трудная, чему радоваться-то? А Соня вышла с урока восхищенной, хотя строгие преподаватели-консультанты еще не вынесли своего суждения.

Студентка Сэра

– Ой, это так интересно – детей учить! – объяснила мне девушка. – Я столько нового от них узнаю!

Студентка Омского педагогического колледжа № 2 Соня Мкртчян – девушка экзотическая. Не заметить ее трудно: темные глазищи, длинные волосы, смуглая кожа. Но главное – улыбка. По паспорту ее зовут Спhуи. Есть такая католическая святая. Произносить непривычно и трудно, а сокращенный вариант – Сэра – звучит как-то слишком по-цыгански. Соня – коренная сибирячка. Она очень любит ездить к родным в Ереван или Тбилиси, но жить хочет только в Сибири. Тридцать лет назад ее отец, Николай Петросович Мкртчян, приехал поступать на физико-математический факультет Омского государственного университета. Завалил русский письменный, но так и прирос к Омску. Привез жену из родной горной деревушки Ахалцене, нарожали ребятишек.

– Сибирь – моя родина, – говорит Соня.

Она любит русскую баню, которую отец построил на даче по всем сибирским правилам – с каменкой и запахом сосны. Холодная снежная зима кажется девушке короткой, хотя длится не меньше пяти месяцев. На «порабощенную девушку Востока» Спруи совсем не похожа. Любимая форма одежды – короткая юбчонка с высоченными шпильками или ярко-желтый спортивный костюм с кроссовками. Правда, маме, Мариам Мануковне, пришлось ломать себя, дабы привыкнуть к дочкиным нарядам. Еще сложнее было смириться с увлечением танцами. Не полагается армянской девушке прыгать по сцене, как дикой козе. Но обычно послушная дочь неожиданно уперлась, хотя было ей тогда 8 лет. Мама утешилась тем, что Соня все же не просто руками-ногами дрыгает, а занимается спортом – аэробикой. Но на концерт в школу решилась прийти лишь в 9-м классе. Боялась позора. А оказалось, что Сонечкиными успехами все восхищаются. К тому времени дочь уже была спортсменкой-перворазрядницей и победительницей всех районных соревнований. Педагогический колледж № 2 Соня выбрала потому, что здесь готовят учителей со спортивным уклоном. Специальность Сони – адаптивная физкультура. Она студентка третьего курса, активистка студсовета и просто красавица. Мама счастлива – Спруи воплощает в жизнь ее заветную мечту.

Мама и дочь – подруги. Единственное, в чем Мариам Мануковна не могла помочь дочери, – в изучении русского языка. До сих пор он ей не дается, а у Сонечки в зачетке – одни пятерки. Она упорная. Любимый предмет – детская литература. Предмет про то, чего почти нет. Обидно. Ведь дети – главное в жизни. Когда Спруи была маленькой, родители читали ей армянские книги. Так что Барто, Маршака и русские сказки она начала изучать поздно – в детском саду, и теперь читает их так же увлеченно, как другие – детективы. Впрочем, легкое чтиво девушке не по душе. Ей еще многое надо пройти, а время несется стремительно. Большую армянскую энциклопедию она изучила так же, как все на родном языке, что иногда отец находит в омских магазинах. Но предпочитает русскую классику. На общегородской выставке «Я и Пушкин» заняла первое место – и как литературовед, и как график-иллюстратор. Пишет письма бабушке по-армянски, общается с друзьями по интернету по-английски. И еще – чуть-чуть – говорит по-грузински. После училища Соня собирается поступать в педагогический университет. Она твердо решила стать учительницей.

– А ты знаешь, сколько педагоги зарабатывают? – спрашиваю я.

– Все продумано! – Соня хохочет. – Я замуж за армянина выйду. Он будет работать для денег, а я – для души.

Честно говоря, сопоставив Сонины беззаботность и происхождение, я решила, что воспитать такую солнечную девушку могли только в дружной, но небедной семье.

Семейный сад

Мкртчяны оказались действительно богатыми. Они живут в трехкомнатной квартире с лепными потолками и зимним садом. Ожидая меня, накрыли стол, и сочетание армянского радушия с сибирским гостеприимством приняло угрожающие размеры. Правда, при ближайшем рассмотрении множество блюд оказались изготовленными из капусты, кроме, конечно, неизменных хинкали, очень похожих на громадные пельмени.

Мы слушали музыку и смотрели кассету с видами родного села Мкртчянов. Потом меня повели на экскурсию, которая кончилась очень быстро. Комнатки маленькие, но удивительно солнечные – почему-то со всех сторон. Лепнину отец сделал своими руками. А зимний, точнее уж круглогодичный, сад цветет по всему дому. Это забота мамы. Цветы растут, как на дрожжах. Двухметровая пальма-дифимбахия вымахала, например, всего за год – то ли воздух в квартире чистый, то ли любовь кругом разлита. У родителей – своя комната, побольше, у Сони – поменьше, уютная, заставленная книжками и мягкими игрушками. А старший брат Юра спит в зале. Он мужчина, значит, к трудностям не привыкать, да и дома почти не бывает – учится на втором курсе политехнического университета и налаживает свой бизнес. Долго просил у отца старенький «Москвичонок», купленный еще по советской очереди. Но Николай Петросович сказал твердо – мужчина все в жизни должен заработать головой и руками. Сам он трудится сварщиком на заводе. Получает неплохо, но подработать никогда не отказывается.

Повариху тетю Мариам в детском саду любят – готовит вкуснее всех. Хотя по тем же рецептам. Но на продуктах не экономит – ей в голову никогда не приходило, что у малышей можно что-то украсть. И еще кладет много зелени, которую выращивает на даче. Летом – свежую, зимой – сушеную. Ее деньгами муж никогда не интересовался и в семейный бюджет их не вписывал. Поначалу, когда устраивалась, был не очень доволен. Но разве можно женщине что-то запретить? Да и за дочкой нужен присмотр. Юру-то отец научил не только в машине разбираться, но и драться. А Соне приходилось трудно. Черноглазую малышку с косой до пояса дразнили и за акцент, и за темную кожу. В лучшем случае пальцем тыкали: «О, негритянка». Может, поэтому болезненная она была в детстве, пока спортом не занялась.

Конфликты с родителями у Сони возникают только из-за животных. Она подбирает на улице любую полудохлую живность. Но Николай Петросович позволяет «баловство» только до тех пор, пока животные нуждаются в помощи. Соня плачет, но на отца не обижается – должны же быть и у него недостатки. Родителями солнечная девушка гордится. Никогда в жизни не слышала, чтобы ругались. А они и в самом деле не ссорились, потому что в молодости друг друга… не любили. Зато уважали и плохих слов стеснялись. Соня умеет дома делать все, что умеет мама. Даже борщ варить. Но помощи Мариам Мануковна не просит. У дочери другая работа – учеба. А кровати заправить, носки постирать – самой трудно ей, что ли? Она же – мама.

Когда-то цыганка нагадала Мариам Мануковне, что будет у нее в жизни немало золота. И глядя на Соню, мать в это верит. Сэру давно не дразнят негритянкой. У однокашников есть примета: увидел первым девушку-солнце – пятерка обеспечена. У Сэры много русских друзей. Но замуж она все же надеется выйти за армянина. Потому что очень хочет работать в школе.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту