Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Дети в Интернете. Для их безопасности нужны системные решения

Учительская газета, №29 от 15 июля 2008. Читать номер
Автор:

Отпуская ребенка гулять на улицу, мы учим его элементарным правилам осторожности. Идя с ним в гости, напоминаем правила поведения за столом. Во время школьной экскурсии следим, чтобы никто не отстал от группы и не заблудился. Но отправляя детей на поиски информации в Интернете, мы зачастую не заботимся ни о чем. И напрасно.

Виртуальное пространство способно, как минимум, серьезно повлиять на развитие ребенка и формирование его мировоззрения. А как максимум – нести угрозу здоровью и даже жизни. Поэтому ценны любые усилия, направленные на то, чтобы сделать Интернет более безопасным для детей. Уже создан Детский портал Москвы (www.deti.mos.ru), действуют и другие подобные проекты*, регулярно проводятся семинары и «круглые столы» (в частности, по инициативе Московского дома общественных организаций и его актива «Женщины и общество»), но соизмеримы ли эти меры с масштабом опасности и не преувеличена ли она?

Киберклубничка

Если ребенку удалось каким-то образом раздобыть порнографический журнал, внимательные взрослые рано или поздно узнают об этом. Контролировать, какого рода информацию ребенок получает в Интернете, намного сложнее, а доступ к ней, наоборот, облегчен. Правильнее было бы сказать даже, что в Сети куда сложнее не получить информацию сексуального характера, а отгородиться от нее. Стоит завести почтовый ящик для невинной переписки, как на него обязательно придет спам, приглашающий на порносайты. На новостном портале пользователя любого возраста встречает агрессивный баннер (который к тому же сложно отключить), также ведущий не к знаниям, а к сомнительным развлечениям. Разумеется, сексуальная культура детей всегда формировалась через восприятие литературы и зрительных образов. Но сложившаяся ситуация тревожит именно тем, что ребенок получает ту или иную информацию (причем в достаточно жесткой, подчас травмирующей форме), а взрослые ничего об этом не знают и, следовательно, не могут ей ничего противопоставить и как-то скорректировать складывающуюся у ребенка картину мира. В результате он начинает воспринимать грязь и насилие как норму и становится особенно уязвим для другой, более ощутимой угрозы, которую таит в себе виртуальное пространство.

В Паутине ждет маньяк…

Насилие в отношении детей в киберпространстве стало темой обширного исследования, проведенного в 2005 году под эгидой ООН. Среда, к которой относятся и Интернет, и другие подобные сети, и системы мобильной связи (то есть все, что позволяет моментально передавать и получать информацию и при этом не оказывает никакого видимого действия), не имеет границ и не подчиняется законам. Благодаря этой особенности разного рода злоумышленники получают облегченный доступ к детям.

Ребенок наивен, его знание мира обычно ограничено семьей, ближайшим окружением и школой. Увлекшись, к примеру, сетевой игрой, особенно ролевой, несущей в себе элементы реальных межличностных взаимодействий, он зачастую считает, что таким образом «учится жить»*. Партнеров по команде он зачисляет в друзья, начинает им доверять и искать общения вне игры. В рамках такого общения человек, у которого есть злые намерения, ведет себя, как хороший психолог: демонстрирует внимание к проблемам, выражает сочувствие, искусно усугубляет разлад в отношениях ребенка с родителями или школьными друзьями – словом, делает все, чтобы стать для намеченной жертвы самым близким. И этого стремительного развития отношений взрослые опять-таки не замечают: раз ребенок дома, на глазах, а не болтается на улице, значит, ему ничего не угрожает.

Но данные опросов и полицейские сводки неутешительны. Например, 70 процентов японских детей, играющих в ролевые игры, получили от партнеров по игре предложение встретиться в «реале»; 24 процента детей на эти встречи пошли, при этом две трети из них впоследствии указывали, что «интернет-знакомый» на самом деле оказался не того возраста и пола, как заявлял о себе в Сети. А некоторые уже ничего не могут сообщить о своих виртуальных приятелях – отправившись на встречу с ними, обратно они уже не вернулись. Известны случаи гибели похищенных таким образом детей; других годами ищет Интерпол, но находит только порнофильмы с их участием.

О масштабах, которые эта опасность может приобрести в нашей стране, говорит тот факт, что 72 процента всей порнографической продукции, отслеженной полицейскими структурами разных стран мира, производится в России, на Украине и в Белоруссии. А между тем благодаря обеспечению школ интернет-доступом путь в Сеть открыт теперь практически для всех детей – и для находящихся под опекой государства, и для растущих в семьях с низким достатком. А они-то и составляют основную группу риска.

Системные решения

Можно пойти по простому пути: существенно ограничить и максимально затруднить доступ детей к Интернету, как это сделано в Китае – стране с прочными традициями строительства непробиваемых стен. Но разумно ли отсекать подрастающее поколение от бурно развивающихся технологий и мощных информационных ресурсов? В западных странах, в частности в Великобритании, создаются специальные полицейские структуры по борьбе с сетевой педофилией; в эту работу вовлечены практически все интернет-провайдеры, которые с помощью разнообразных фильтров преграждают детям доступ к порносайтам, отсекают спам и непристойные баннеры. Гораздо сложнее контролировать переписку и общение в чатах. В конце концов люди имеют право на свободу слова. Но если право взрослого на самовыражение вступает в противоречие с правом ребенка на гармоничное развитие, необходимо что-то делать, причем именно тем взрослым, которые находятся ближе всего к ребенку – родителям, педагогам, психологам.

В контакте

Сотрудник Московской службы психологической помощи населению Регина Енакаева считает, что уход детей в Интернет – это проблема не технологическая, а психологическая и социальная.

«Важно понять, – говорит она, – почему и, главное, от чего ребенок туда уходит. Киберпространство дает возможность компенсировать дефицит общения, информации и социальных контактов в реальной среде. Это особенно важно в подростковом возрасте, когда формируется личностная и социальная идентичность, а это в основном происходит через общение с новыми людьми, а не с семьей и привычным окружением. Интернет уникален и притягателен в первую очередь тем, что дает возможность сделать это очень быстро, поэтому следует думать не о том, как его ограничивать и запрещать, а о том, что же можно ему в этом плане противопоставить. Не Интернет породил порнографию и инцест – они были всегда, а Сеть лишь сделала их более явными и, может быть, масштабными; поэтому с Глобальной паутиной надо не бороться, а конкурировать.

Если обществу не нравится, что дети играют в жестокие игры – что ж, пусть оно транслирует детям свои ценности посредством тех же интернет-ресурсов. Если родителям кажется, что их ребенок страдает интернет-зависимостью, пусть проанализируют свои с ним взаимоотношения, которые вполне могут быть формальными, эмоционально обедненными, в них может преобладать давление. Не исключено, что для ребенка Интернет – вовсе не цель, а средство, например, повысить свой авторитет среди одноклассников. В каждом случае следует искать истинную причину и работать именно с ней, а не воздвигать систему запретов».

Вообще грань в этом вопросе (как и во всем, что касается жизни ребенка), полагает Регина Рустемовна, лежит не между разрешением и запретом, а между ориентированием и попустительством. Взрослые должны направлять сетевую активность детей, непосредственно участвуя в ней, и тут важно, сколько времени они проводят с ребенком, легко ли находят общий язык, удается ли им и в сложном переходном возрасте сохранить доверительные отношения.

Семья «третьей волны»

Может показаться, что общество пытается спихнуть на семью все проблемы, которые порождают бурное экономическое развитие и технический прогресс. В самом деле, разве можно требовать, чтобы родители сидели вместе с ребенком у монитора, контролируя, что и кому он пишет, что получает в ответ, на какие сайты ходит, если они работают полный (а зачастую и ненормированный) день, а школьник появляется дома часа в три и сразу устремляется к компьютеру? Но, с другой стороны, эволюция семейных отношений постепенно ведет к утрате семьей практически всех традиционных функций, кроме воспитания детей. Если будет сдана и эта позиция, то «кнопочное воспитание» одного-двух «кнопочных поколений» неминуемо сделает людей дышащими придатками технологий.

Как ни парадоксально, сами технологии дают возможность семье остаться семьей. Делая надомную работу все более интеллектуальной, Интернет позволяет родителям эффективно распределять домашние обязанности и больше времени уделять детям, тем самым вновь подтверждая постулат Парацельса о том, что все в мире яд, и все – лекарство.

Лекарство, но не панацея. До новой прекрасной утопии, в которой молодая мать, качая люльку, управляет по Интернету реакцией ядерного синтеза, еще довольно далеко. Нынешний период является переходным, и обратить прогресс во благо семьи удается в основном среднему классу или, во всяком случае, людям с высоким образовательным статусом. Многих же отход от старых норм и отношений дезориентирует, и они снимают с себя всякую ответственность, в том числе за детей. Чтобы противостоять массовой маргинализации, необходимы целенаправленные усилия общества.

Добро без кулаков

Более эффективного способа транслировать молодежи общественные ценности, чем Интернет, сейчас, пожалуй, и не придумаешь. Даже те, кто не смотрит телевизор и не слушает радио (а таких, судя по опросам, становится все больше), не говоря уже о чтении газет, регулярно выходят в Интернет. Почему же там они видят первым делом разухабистый баннер, а не информацию о благотворительных акциях, призывы к волонтерству, донорству и тому подобное?

Автономная некоммерческая организация «Студия-Диалог» вот уже много лет информирует об «адресах милосердия», о тех добрых и хороших проектах, которые существуют в Москве и России. Благодаря Интернету в последние пять лет благотворительная сфера активно развивается, а многие люди обязаны жизнью и здоровьем различным общественным фондам, которые собирают деньги на дорогостоящие операции, координируют помощь домам ребенка, активно привлекают добровольцев для сдачи крови. Для этой деятельности энтузиасты создают сайты и используют частные блоги, но средств на «агрессивную» рекламу у них нет. Вот и получается, что в Интернете, как и в жизни, зло гораздо более заметно.

Что же касается доверительного и открытого разговора, к чему призывают психологи, то у «Студии-Диалог» был успешный опыт он-лайн-конференций по насущным проблемам подростков, таким, как насилие или сексуальное воспитание. К диалогу подключались школы, интернет-ресурсы, представители государственных структур и благотворительных общественных организаций, и такие конференции вызывали у молодежной аудитории неизменный интерес.

Итак, готовность участвовать в полезных делах, а не только «резаться в стрелялки» и зависать на порносайтах, у детей есть. Готовность к общению – тоже. Есть и люди, умеющие работать с детьми и знающие их потребности. Но чтобы эти два вектора сложились, нужны продуманная стратегия и серьезное финансирование. Наконец, необходима и широкая пропаганда интернет-безопасности, способная по размаху и визуальной привлекательности конкурировать с красивыми ловушками, расставленными для детей во Всемирной паутине*.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту