search
Топ 10

Дерзай, и все получится!

У каждого педагога свой путь, который он должен пройти только сам

История вообще, и история конкурса «Учитель года» в частности, знает бесконечное количество примеров того, как человек родился и вырос в одном районе, области, республике или даже стране, но потом переехал в другое место и своими успехами и достижениями восславил его на века. Учитель математики Бейской школы из села Бея Республики Хакасия Алина Александровна ФРОЛОВА родилась в Красноярске, там училась, работала… а потом сменила Красноярский край на Хакасию. И в 2020 году ей было дано почетное право отстаивать честь этой республики на федеральном уровне конкурса.

– На самом деле в Бее я работаю всего три года, – признается Алина Александровна. – Хотя общий стаж 9 лет. Так получилось, что на республиканских испытаниях я стала второй, и в Волгоград должен был ехать другой человек. Но… Обстоятельства так сложились, что он не смог, поэтому делегировали меня.

Такое на самом деле происходит довольно часто – «кто был вторым, стал первым». Поэтому тем, кто на любых соревнованиях переживает по поводу своей серебряной, а вовсе не золотой медали, можно посоветовать смотреть на все философски. Ведь вполне может сложиться ситуация, когда именно ты, а не золотоносный чемпион, поедешь отстаивать честь региона. Алина Фролова восприняла приглашение как подарок судьбы и решила использовать этот шанс. Не забывая, однако, о том, что в мире есть куда более опытные педагоги, а значит, куда важнее не себя показать, а других посмотреть. По ее мнению, оценка труда со стороны других людей, особенно маститых учителей, знаменитых конкурсантов прошлых лет, легендарных преподавателей, крайне важна, в первую очередь чтобы понимать, что и как она делает, где у нее слабые, а где сильные стороны, в каком направлении стоит развиваться.

Сама же она убеждена, что ее козырная карта – игровые технологии.

– Я строю уроки в виде разных игр – мы отправляемся в математическое путешествие, надеваем маски, делимся на группы, и каждая имеет свою игровую траекторию, есть онлайн-, офлайн-игры, которые мы создаем с детьми, – вспоминает учитель. – На республиканском конкурсе мы получили диплом за лучшие междисциплинарные исследования – игру «Подготовка к ОГЭ». Она потом очень помогла нам, когда мы перешли на дистанционное обучение. Дети, играя, обучались, я видела их очень приличные результаты, которые ко мне автоматически приходили по почте. Конечно, ОГЭ и ЕГЭ не совсем та тема, которая может быть популярной для детских игр. И все-таки попытаться заинтересовать ребят надо любыми способами, ведь молодежь очень сложно замотивировать. Поколение Z понимает лучше цифровые игры. Поэтому еще одна интересная тема – создание сайта, за этот проект нам дали второе место в регионе. А в прошлом году мы создали образовательную платформу Республики Хакасия.

Алина Фролова считает себя математиком от природы. Еще бы, ведь этот предмет она всегда очень хорошо знала и любила, да и училась не где-нибудь, а в физико-математическом лицее. Поэтому выбор будущей профессии происходил по умолчанию. Сейчас она пытается показать детям, насколько математика красива и изящна. А делать это можно ведь самыми разными способами.

Например, есть такой раздел – «Теория вероятностей», и там тоже можно обучаться играя. Дети кидают монетку или кубик, видят, что выпадает, записывают результаты, делают выводы и прогнозы. На самом деле любая игра – это моделирование той или иной жизненной ситуации. Когда идут задачи на проценты, можно играть в магазин, тем более что тема скидок и сезонных распродаж сейчас очень популярна. Важно наглядно показать и научно доказать, действительно ли то, что нам обещают, стоит дешевле того, что продавалось раньше, и сколько можно сэкономить на самом деле. А это уже прямая связь с экономикой!

Больше всего Алина Александровна любит геометрию. Но стоит ли из этого делать вывод, будто цифры ей ближе, чем буквы, а графики и диаграммы роднее художественных картин и эмоциональных образов? Нет, ей до сих пор нравятся литература и история, она и сейчас, несмотря на отсутствие свободного времени, очень много читает, обожает Островского и Куприна. И по возможности старается приобщить учеников к чтению. Потому что, если каждый не будет замыкаться в границах только своего предмета, а поможет ребятам овладеть и другими знаниями, это пойдет на пользу всем. Правда, делать это надо весьма деликатно, чтобы коллеги не приняли подобную тактику за посягательство на их территорию.

– Не надо выполнять за другого его работу, но ведь можно попробовать компенсировать в знаниях детей пробелы, которые всегда есть в наличии, – считает Алина Фролова. – Например, когда ко мне приходят дети из начальной школы, не все знают таблицу умножения. И мне приходится их этому учить. Но я не жалуюсь на своих коллег, не говорю им, что они плохо учат. Подобные вопросы лучше всего обсуждать на методических объединениях, коллективно. Каждый понимает: если проводится контрольная по биологии, географии или физике, в ходе которой выясняется, что дети не умеют решать задачи на пропорции, возможны только два продуктивных решения – довести это до сведения преподавателя математики, который должен все правильно услышать и проработать эту тему на своих уроках, или самим научить ребят, как решаются подобные задачи. На уроках математики большое внимание уделяется работе с терминами. Но ведь это занятие сродни тому, чем дети занимаются на русском языке. А когда мы говорим о выдающихся ученых, то попутно изучаем историю. В свою очередь если ребенок в тетради по математике пишет с ошибками, я всегда исправляю их. Во-первых, потому что он должен знать, что функциональная грамотность нужна не только на уроках русского, но и вообще в жизни. А во-вторых, родители, которые проверяют тетради своих детей, тоже должны видеть, что нельзя быть грамотным только где-то в одном месте, это элемент общей культуры человека.

Кто должен учить детей работать с информацией? Учитель информатики или математики? А может, каждый на своих уроках?
Алина Александровна уверена: этому необходимо уделять время на любом занятии по любому предмету. Ведь тот же текст, изложенный в учебнике или тетради, газете или на доске, – это тоже информация, следовательно, дети должны уметь читать написанное, выбирать нужное, отсеивать лишнее, искать недостающее. Конечно, им это очень сложно делать, клиповое мышление приучило потреблять информацию малыми дозами, из-за чего в памяти удерживается только то, что они в данный момент читают. Поэтому с ними надо просто читать, разбирать прочитанное, анализировать, запоминать. Да-да, это говорит не филолог, а учитель математики, который понимает, насколько все запущено.

– Сейчас дети приходят в школу и им предлагаются задачи, в которых присутствуют литературные герои, а они не знают, кто такие Буратино, кот Базилио, лиса Алиса, – сетует педагог. – И не факт, что они про Пиноккио знают. Задаешь им вопрос про Русалочку, и вдруг выясняется, что саму сказку они не читали, ориентируются исключительно по диснеевскому мультику, то есть даже не понимают, в чем там суть сказки, написанной Андерсеном. То же касается и других произведений: они смотрели мультфильм «Красавица и чудовище», но не читали «Аленький цветочек» Аксакова…

Получается, литературу вполне можно изучать и через математику. А математику – через литературу. Вспомните диалог Мальвины и Буратино: «Предположим, что у вас в кармане два яблока. Некто взял у вас одно яблоко. Сколько у вас осталось яблок?»

И так постоянно. В детстве она обожала Жюля Верна, в 10 лет прочла роман «Дети капитана Гранта» и была в восторге. Не случайно и открытый урок педагог тоже решила построить на творчестве своего любимого автора. Но для нее все-таки очень важна гармония формы и содержания. Да, приводить на математике примеры из истории и литературы здорово, но что скажут об этом другие? А вдруг они решат, что это вчерашний день, детская болезнь, которой опытные учителя давно переболели и ушли вперед?
По секрету, работая в далеких субъектах РФ, многие педагоги испытывают некий комплекс провинциала: мол, мы находимся слишком далеко от столицы, от цивилизации и последних достижений прогресса, поэтому вряд ли чем-то можем удивить коллег из средней полосы России. И не каждый наберется смелости заявить о себе так, чтобы учитель далекого региона воспринимался как настоящий профессионал, у которого даже москвичи могут чему-то научиться, а не только как человек, которому лучше смотреть и записывать. Но это сложно чисто психологически…

Впрочем, неуспешных учителей нет, убеждена Алина Фролова. А неуспешных детей – тем более. В идеале, конечно, нам очень хочется, чтобы ребенок был успешен именно по нашему предмету. И мы обижаемся, если это не так. Хотя, если он достигает успехов в чем-то другом, это ведь тоже отличный повод порадоваться за человека, потому что он сумел-таки себя в чем-то реализовать. «Жаль, правда, что не в моем предмете, – думаете вы. – Наверное, это все-таки моя вина, значит, я не смог найти к нему ключик и заинтересовать тем, в чем хорошо разбираюсь». Признайтесь, разве вы рассуждаете как-то иначе?

А еще есть устоявшееся в педагогической среде мнение, что истинное счастье учителя – видеть, как воспитанники идут по его стопам. В нашем случае – становятся преподавателями математики. Алине Александровне, правда, пока такие не попадались, но уже радует, что многие идут в вузы, где математика очень нужна, например в технические вузы, на экономические факультеты и т. д. А вот если бы все-таки нашелся ребенок, который решил поступить на физмат педвуза, у нее уже заготовлена напутственная речь, смысл которой очень прост: «Дерзай, и все получится!» В том смысле, что у каждого свой путь, и я тебе не буду навязывать свое видение тебя в профессии; твори, выдумывай, пробуй, набивай шишки, и вот когда ты наконец найдешь себя как учитель, приходи, я расскажу тебе, как лучше преподнести детям ту или иную тему.

Почему так? Да потому что сама она очень не любит что-то планировать, особенно в нашей непростой профессии. Думаешь, например: «Сегодня я сделаю вот то, то и то» – но звенит звонок… и все летит в пропасть, приходится действовать экспромтом, перестраиваться на ходу, менять заготовки, создавать с нуля приемы и методы. Скажите, разве можно всему этому научить? Нет, этому можно только научиться.

– Мне бывает грустно, когда встречаются дети с очень яркими математическими способностями, – рассказывает Алина Александровна. – В 6, 7, 8‑х классах они искренне интересуются моим предметом, затем находят что-то, как им кажется, более интересное и охладевают к математике. А потом, спустя годы, вдруг понимают, что момент упущен. Например, когда в 9‑м классе у девочек начинается переходный возраст, они вообще перестают учиться. Им это неинтересно, их мысли и сердца заняты совсем другим. Но наступает пора прощаться, они уходят в вузы и колледжи, где задним числом наступает прозрение: «Какие же мы были дуры, что плохо учились!» Увы, пока они сами это не поймут, ничего не поделаешь. Мальчики, кстати, взрослеют позже, возможно, поэтому среди самых сильных математиков школьного возраста больше именно их. И мне с ними проще. Их потом все равно начинают трясти гормоны и эмоции. Но это обычно бывает где-то в других местах, уже за пределами наших стен.

Сейчас они живут в своем доме, в красивейшей из республик Российской Федерации. Здесь изумительно чистый воздух, множество озер, очень разнообразная флора и фауна. На участке в 70 соток есть где развернуться. Абсолютно предсказуемо, что при его планировании Алина Фролова использовала все свои профессиональные навыки землемера-геометра. Хотя тут ей повезло, ведь ее свекровь, которая живет вместе с ними, тоже учитель математики. И, как это ни удивительно, муж тоже. Но это, как говорится, уже совсем другая история.

Вадим МЕЛЕШКО, Республика Хакасия, фото автора

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту