Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Дистанционное обучение

День шел за пять

О том, как пандемия подтолкнула школу быстрее перейти на «цифру»
Мой профсоюз, №44 от 29 октября 2020. Читать номер
Автор:

Директора саратовской школы №100 Антона СЕМЕНОВА хорошо знают в городской профсоюзной организации. Студент-первокурсник в неполные 18 лет стал учителем информатики школы, которую только что окончил, а в 27 – возглавил это учебное заведение. Все эти время он активно работал в профсоюзе: был председателем профкома первичной организации, членом Совета молодых профсоюзных лидеров.

Сотрудничая с городским комитетом профсоюза, усовершенствовал его сайт и помог в создании интернет-страничек для первичных профорганизаций. Со студенческих лет его привлекает идея дистанционного образования, которую он все эти годы пестовал и развивал. Условия самоизоляции прошлой весны предоставили молодому директору возможность испытать дистанционное обучение в массовом порядке. Мы попросили Антона Владимировича рассказать, с какими проблемами пришлось столкнуться, какой опыт приобрести в ходе этого испытания.

 

Модный имидж директора

– Слово «дистанционное» стало уже почти ругательным, потому что все помнят, как было сложно и непродуктивно преподавать во время карантина. И… да, действительно, дистанционное обучение можно назвать моей фишкой. Через эту тему, актуальную для современного образования, я в какой-то мере и пришел к должности директора школы.

Теме дистанционного обучения был посвящен мой университетский диплом, который я защитил в 2012 году. Я писал проект, делал сайт для дистанционного обучения, совершенствовал его. Кстати, и сегодня сам веду этот сайт. Мне, конечно, помогают наполнять его новостями, фото- и видеоматериалами учителя, дети и их родители, но администрирую я его сам в свободное время, преимущественно по ночам, и пока не могу расстаться со своим детищем. В 2017 и 2019 годах наш ресурс занимал второе и третье места в общероссийском конкурсе сайтов образовательных организаций.

Этот портал активно использовался в практической работе. Будучи учителем информатики, я выкладывал на свой сайт задания в дополнение к основным. Заранее оговорюсь, что это дополнение было рассчитано только на тех ребят, которым рамки учебника были маловаты, и они хотели лучше разобраться в предмете.

Они регистрировались, получали личный пароль и в своем личном кабинете выполняли дополнительные задания. Причем мне не надо было тратить время на проверку этих заданий, там все проверяется автоматически. И некоторые мои коллеги-учителя стали работать таким же образом.

Все это оказалось хорошей базой во время массового перехода на дистанционное обучение во время пандемии. На пользу нам было и то, что мы еще к сентябрю прошлого года завершили переход на электронный журнал после долгой, почти двухлетней, подготовки. Нам не пришлось в условиях самоизоляции носиться с бумажными журналами, регистрировать школу на цифровой платформе и отлаживать работу портала. Это существенно облегчило нам жизнь.

– Значит, к «дистанционке» в условиях пандемии вы оказались готовы?

– В чем-то – да, но и нам было непросто. Наша школа, как и система образования в целом, была застигнута врасплох. Каждое учебное заведение разрабатывало свое направление, искало свой путь. У нас не было единой образовательной платформы, с помощью которой преподаватели могли бы сформировать урок – найти цифровые материалы, интерактивные задания.

Учителя были вынуждены собирать собственные материалы из множества сервисов – скачивать учебники в онлайн-библиотеке, говорить с учениками через Zoom, переписываться в чатах.

В этот сложный период я в очередной раз поблагодарил судьбу за то, что работаю в родной школе, в которой учился с первого класса. Мы здесь как одна большая семья, где все друг другу помогают – и учителя, и дети, и родители. У нас 60 педагогических работников, 1200 обучающихся плюс порядка 2000 родителей. Поэтому было важно держать ситуацию под контролем, предоставлять условия для получения образования. У некоторых учителей не было компьютеров, камер для видеосвязи, мы развозили им по домам школьную технику во временное пользование. Было и несколько таких учеников.

К слову, раньше я каждый год мониторил, у кого из учеников дома есть компьютер, Интернет, кто реально может заниматься дистанционно. Оснащенность год от года росла: 2012 год – 59,3% ребят имели дома компьютер, из них у 66,5% был доступ в Интернет; 2014 год – 78,3% и 81,2%, 2016 год – 94,2% и 96,5% соответственно. К началу пандемии лишь у единиц отсутствовали хоть какие-то средства коммуникации.

Но мало просто оснастить людей техникой, надо еще обучить ею пользоваться. Да, мы тут далеко не все информатики, хотя в нашей школе это мейнстрим. Большинство педагогов, в том числе в возрасте, активно используют IT-технологии. Одна учительница, которую я очень уважаю, к сожалению, уволилась еще до пандемии в возрасте примерно 70 лет. Она с удовольствием осваивала компьютер и недавно призналась, что ей жаль, что в пандемию она не поработала, потому что ей было бы интересно проверить свои силы.

Тем не менее даже в нашей школе далеко не все педагоги хорошо ладят с компьютерной техникой. Приходилось их учить простейшим вещам – регистрироваться на сайтах, включать камеры, искать нужные материалы и т. п. Я сам, мои замы, учитель информатики объясняли, рассказывали, показывали, кто-то вносил предложения, кто-то корректировал… Все друг другу помогали.

И все равно нервотрепки было немало. Нам еще повезло, что такой ситуации не произошло раньше, например, в 2012 году, когда я только защитил свой диплом о дистанционном обучении. Тогда пропускная система Интернета не выдержала бы подобной нагрузки. Максимум это был бы обмен сообщениями, файлами с заданиями.

Такое уже бывало прежде, когда в Саратове школы закрывались на карантин на неделю-другую. Я даже помню, как-то месяца полтора в нашем городе был карантин. Домашние задания выкладывались на сайт, дети выполняли их в тетрадках, а потом приносили учителям для проверки.

Понятно, что и с нынешним уровнем интернет-оснащенности далеко не все прошло безупречно. Кто не хотел учиться, тот и не учился. Но надо отдавать себе отчет, что о полном охвате тут и речи не шло, это были экстремальные условия.

Так что в целом, я считаю, мы с «дистанционкой» справились. И есть люди, которым это очень понравилось. У нас даже несколько детей ушли в итоге на семейное обучение и будут получать образование в специализированных центрах дистанционного образования. Я пытался отговаривать, но… Если детям и родителям понравилось, почему бы и нет? Так что есть не только стопроцентные противники дистанционного обучения, но и стопроцентные сторонники. А есть такие, как я, которые в чем-то видят плюсы, в чем-то – минусы.

– Критики дистанционного обучения опасаются, что оно будет внедряться повсеместно и приведет к деградации образования. И только отпрыски элиты будут иметь возможность получать знания, занимаясь с учителями вживую. Как вы это прокомментируете?

– Критиков дистанционного обучения очень много, в том числе и я сам. Когда мы вынужденно и очень резко перешли на «дистанционку», мой взгляд на это не изменился. Как я предлагал тогда, в 2012 году, дистанционное обучение только в качестве дополнения к классическому, так с этим убеждением и остался. Занятия с учителем вживую бездушная техника никогда не заменит. Потому что при живом общении возникает особая атмосфера творчества, социального взаимодействия детей и педагога, которую не передать даже через видеоконференции.

Переход на «дистанционку» был вынужденной мерой. Могут ли у нас начать повсеместное внедрение дистанционного образования уже после карантина? Я считаю, что нет, это утопия, а точнее, антиутопия. Если бы это произошло, то действительно привело бы к всеобщей деградации. Государство, я думаю, этого не допустит.

Но также я убежден, что дистанционное обучение – хорошее подспорье в работе учителя. Это уже не дистанционное обучение, а дополнительное образование. Если бы я оставался учителем, то продолжал бы работать именно так, используя дистанционные технологии в дополнение к классическому обучению.

Подчеркиваю, в дополнение, а не как замену даже части урока. Таким же образом ведется, например, обучение в Москве с помощью Московской электронной школы (МЭШ), в которой мне довелось попрактиковаться. Это классная система, уникальное сочетание традиционного образования и цифровых технологий, но никто не говорит, что МЭШ когда-то заменит классику. В любом городе России, в том числе в Саратове, создание такой электронной школы тоже вполне возможно.

В целом ситуация с карантином и дистанционным обучением, я считаю, пошла школе и обществу на пользу.

– Можете как педагог поставить какую-то оценку?

– Любое потрясение приводит к получению опыта, к прогрессу. Возникло много полезных сервисов, которых раньше не было. Например, в Саратове наконец-то появилось приложение, которое доставляет еду домой, что очень удобно: я не особо люблю ходить по магазинам, да и некогда.

То же и в образовании. Этот период был тяжелым – день шел за пять. Но он толкнул школу к развитию. И я говорю не о конкретной школе, а в целом. В какой-то момент по части знакомства с информационными технологиями современные дети опередили школу. А пандемия подтолкнула нас всех быстрее перейти на «цифру» и, по крайней мере, догнать своих учеников в этом плане (а в чем-то даже перегнать).

Пандемия хотела взять нас блиц-кригом, но не тут-то было! Я бы поставил нам всем оценку «4+» (всегда есть куда стремиться). Мобилизовались все – дети, учителя, родители. В итоге пережитый опыт оказался полезным.

Татьяна ПРОСИНА, Саратов


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt