search
Топ 10

Дело или имитация . Кто выиграет от перемен

В №50 за прошлый год «УГ» познакомила читателей с работой ученых Центра социологических исследований МГУ под названием «Социальный портрет учителя». Аналитики изучили все, что касается работы, статуса и социального самочувствия учителей, перспектив формирования педагогических кадров, отношения к реформированию системы образования. Для этого были опрошены учителя, директора школ, родители и руководители муниципальных органов управления образованием, представители школьных и попечительских советов во многих регионах, в том числе тех, где реформа уже идет. Материал не остался незамеченным учителями и руководителями разных уровней системы образования. «УГ» собрала «круглый стол» с тем, чтобы познакомить с работой ученых представителей прессы, образовательную общественность, а также услышать мнение руководителей отрасли.

К сожалению, те, кому предназначалось исследование, – представители федерального Министерства образования и науки – в назначенное время в редакцию не пришли. «Тем не менее мы попробуем привлечь их внимание», – подчеркнула Елена Соболева, исполнительный директор Национального фонда подготовки кадров, который заказал исследование в рамках проекта «Реформа системы образования», финансируемого за счет средств займа Международного банка реконструкции и развития.

Обсуждение получилось бурным. О положении учителя, его нищенской зарплате участникам «круглого стола» рассказывать не надо. На что же более всего они обратили внимание?

Самый «горячий» вопрос – отношение учителей и руководителей к реформам. «Что же вы знаете о реформах?» – задавали вопрос исследователи. «Ничего», – как правило, отвечали учителя, а часто и директора школ. «Они называют какие-то слова, они что-то слышали, но дальше этого речь не идет», – комментирует ответы один из авторов исследования Александр ГАСПАРИШВИЛИ. Отношение к реформам в регионах различно. Неожиданными оказались ответы учителей из Самарской области – наиболее продвинутой в отношении преобразований. Здесь многие отметили свое отрицательное отношение к ним.

Следующий вопрос, который естественным образом оказался в центре обсуждения: что делать?

Ефим РАЧЕВСКИЙ, директор ГОУ ЦО №548 «Царицыно», Москва:

– Эти материалы меня убедили в том, что паллиативный подход к любым изменениям в реформе, я имею в виду к нормативному финансированию, к существующей системе оплаты труда и существующей системе повышения квалификации приведет к тому, что эта резина будет тянуться долго и бесконечно. Или через пять лет все это забудется, или будут активно идти эволюционные процессы.

Что же делать? Не может быть никакого половинчатого введения нормативного бюджетного финансирования, надо пересмотреть параметры субвенций федерального центра в регионы. Я разговаривал с одним региональным начальником и понял – дело в том, что введение норматива региональным властям невыгодно. Потому что этот регион заявляет сумму субвенций в зависимости от количества учителей.

В исследовании также говорится о династиях, они есть у врачей, юристов и даже сантехников. То, что их теперь не будет у педагогов, показывает ситуацию абсолютного коллапса, после которого руководители высокого уровня должны задуматься, а те ли национальные проекты они выдвигают.

В Самарской области пошли на разумный шаг, сделав повышение квалификации адресным. Учитель заинтересован в повышении квалификации – от этого уровня худо-бедно зависят его разряд и заработок. Но оно тоже носит имитирующий характер. Нормальный директор школы хочет, чтобы у него было как можно больше учителей высокого разряда, но реального повышения квалификации не происходит, потому что региональные ИПК – это архаика 70 – 80-х годов. Учитель имеет право выбора, извольте отдать ему эти деньги, как это делается в Самарской области, пусть он выберет, где и как ему повышать свой профессиональный уровень.

Следующее – это повышение оплаты труда. То, что сегодня сделано в Тюмени и Санкт-Петербурге, тоже половинчато.

Очень важно, чтобы те, кто принимает решения, внимательно изучили это исследование и не побоялись сделать конкретные шаги.

Елена СОБОЛЕВА, исполнительный директор НФПК:

– Это исследование очень важно. Оно позволяет управленцам федеральным, региональным, муниципальным, школьным при принятии решений опираться на общее понимание ситуации, а не только на свои представления о ситуации в образовании.

Кроме ужасающего положения учителя, отмечены и многие другие проблемы. Любая реформа, все, что связано с переменами, даже к лучшему, при существующем положении вещей – это все равно ломка очень многого в человеке. В Самарской области реформы велись последовательно и жестко, но еще много внимания нужно уделять тому, чтобы их пропагандировать, смягчать, разъяснять. А политический конфликт города и области привел к тому, что часть учительства Самары противопоставила свой опыт областному учительству. Здесь к реформам налицо политический подход, субъективный фактор. Учителя против перемен не только потому, что их диктует федеральный центр, но и потому, что они не знают, не понимают смысла реформ и никто не обсуждает с ними, участниками реформаторских действий, даже направленных на них изменений, например, материального статуса учителя.

Мы дисквалифицировали профессию учителя за годы перестройки и наших демократических изменений, сделали ее непрестижной, низкооплачиваемой, за исключением небольшого количества школ, которые возглавляют блестящие управленцы.

На многие вопросы в исследовании отвечают и учителя, и директора. И совершенно правильно поставлен вопрос о том, что нужно изменение системы повышения квалификации и в рамках этой измененной системы нужно учить директоров организовывать выживание структуры, приспосабливать ее к ситуации и уже тогда и переходить на подушевое нормативное финансирование. Я думаю, мы все-таки введем его, прошли уже пять лет этих экономических мер, согласия-несогласия. Но за пять лет успех проекта в том, что эксперты и консультанты достучались, донесли хотя бы в общем виде идею перехода на иные финансовые рельсы.

Может быть, не надо называть словом «реформа» те действия, которые направлены на обновление, приспособление к реалиям современной жизни. Хорошо бы хоть одну реформу довести до конца, показать ее результаты. Вот она объективно ухудшила положение такого-то процента людей, но несоизмеримо большего – улучшила. Реформа не может улучшить положение сразу всех, но большинство должно оказаться в выигрыше.

Дмитрий КЛЮЕВ, руководитель Фонда поддержки и развития образования Самарской области:

– Невозможно постоянно принимать половинчатые решения. Это и по Самарской области мы видим. Если бы все проблемы в образовании постоянно изучались так же тщательно, как это сделал Центр социологических исследований МГУ, то перегибов было бы значительно меньше.

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ, главный редактор «УГ»:

– По-моему, одна из задач Министерства образования и науки заключается в том, чтобы донести до каждого, кто работает в системе образования, что даст реформа ему лично и что он должен сделать, чтобы реформа заработала.

Оксана ПОЛЯКОВА, сотрудник Фонда развития образования Воронежской области:

– Когда наша область приступила к реформе, то мы приглашали представителей из Ярославской области, они рассказывали о том, что и как делается у них. Разъяснительная работа велась и для директоров школ, и для бухгалтеров.

Ефим РАЧЕВСКИЙ:

– Мне кажется, что слово «реформа» вообще утратило смысл. Скажешь, что придет реформа, все ждут, когда же она придет. Надо быть конкретными – меняется система оплаты труда. Учителя получают деньги за то, что либо не делают, либо имитируют, проверка тетрадей, к примеру. И не получают за то, что делают – индивидуальная работа с детьми, например. Вот парадокс. И наше предложение разъяснять напоминает армию: «разъяснять основные положения доклада Брежнева». Разъясняй не разъясняй, пока не дойдет до практики, ничего не будет.

Я полностью согласен с Еленой Николаевной. Чтобы сдвинуть эту махину, надо не реформу пропагандировать, а конкретный опыт и учиться на ошибках. Один из выходов – это платить учителю за то, что он делает, а не за то, что имитирует.

Дмитрий КЛЮЕВ:

– Проблема сводится не к увеличению частоты появления публикаций в СМИ или выступлений министра. Реформу надо перевести на понятный язык, на котором, как правило, чиновники не умеют говорить.

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ:

– Некоторое время назад был задуман огромный проект: должна появиться карманная библия по бюджету. Затратили миллионы рублей, чтобы описать человеческим языком, что такое бюджет страны, сколько туда приходит денег, проведена основательная пиаровская кампания. Я не знаю, какой получился продукт, но собирались этой библией оснастить каждого гражданина страны. Вот конкретный пример пропаганды того, что должно делать Министерство образования и науки.

Владимир СОЛДАТОВ, руководитель Центра качества образования Академии социального управления:

– Учитель не знает о сущности реформы, но не знает потому, что ему неинтересно это знать. Ему нужно одно: вчера он получал 5 тысяч, завтра будет 15 в результате вот этого. Тогда он прочитает, передаст соседу и перескажет еще сто раз. Первое.

Второе. Напрасно мы надеемся, что если завтра мы заплатим учителю 15 тысяч, то от этого что-то изменится. Он получил некоторое образование, некоторый опыт, этот опыт реализует в классе и получает свою зарплату. Завтра заплатите ему в три раза больше, и что, он в три раза лучше будет работать? Увеличение зарплаты создает некую перспективу, такую конкурентную обстановку, когда в эту отрасль придут другие люди. Вот тогда мы сможем спросить с учителя.

Помните тезис: идея становится силой тогда, когда овладевает массами? А массами эта идея овладеет тогда, когда мы начнем говорить на понятном языке перехода от одной зарплаты к другой. Но для этого нужны серьезные политические решения и время. И перестанем употреблять слово «реформа», от него уже все устали.

Кирилл ВАСИЛЬЕВ, аналитик Международного банка реконструкции и развития (Московский офис):

– Из исследования видно, что взгляд директоров на многие вещи существенно отличается от того, как смотрят на это же их подчиненные – учителя. Соответственно оснований для изменений с их точки зрения меньше. Подобные заблуждения должны быть вскрыты.

В исследовании мы увидели цифры, подтверждающие то, что мы знаем. Но для министерства важнее будут предложения по конкретным программам, а делать их нужно вместе. Если мы хотим получить какой-то практический эффект хотя бы в краткосрочной политике, то нужно корректировать результаты этого исследования таким образом, чтобы они подталкивали к конкретным шагам. Министерству нужно помогать.

Елена СОБОЛЕВА:

– Меня больше другое волнует. Надо сделать зарплату адекватной, не в абсолютном выражении, а на всех бюджетных уровнях. Это первое.

Второе. В ближайшие 5 лет мы будем иметь дело в образовании с теми, чей средний возраст 43-45 лет. Нужно хотя бы создать нормальные условия жизни для них. Не называя это ни словом «реформы», ни словами «перспективные направления модернизации». Сказав, что это те действия, которых требует жизнь, и они осуществлены.

Многое зависит от личности директора школы. Нас, управленцев, – людей, умеющих принимать решения, – мало. Из самой сложной ситуации – с НДС, с налогами с оборота – опытный умный директор всегда находит выход. А выход – это адаптация к условиям, в которых он оказался не по своей вине. И важно уметь отвечать за свои действия. Работа управленца сегодня требует знания, навыков, личных качеств, харизмы и многого другого.

– Спасибо всем. Присылайте нам свои наработки, делитесь своими мыслями. Наши страницы всегда открыты для вас.

Записала Ирина ДЕМИНА

P.S.

Исследование Центра социологических исследований МГУ посвящено и детям, и учителям, и системам образования. Без этого нельзя принимать решения, управлять сложными социальными процессами. Кроме того, в отдельном пакете мы предоставляем различные рекомендации для педагогов, для директоров, для управленцев разных уровней.

Игорь ВАЛЬДМАН, координатор программы ПРСО НФПК

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту