search
Топ 10

«Дедовщина»: зачем изобретать велосипед?

Трагедия рядового Сычева из Челябинского танкового училища вызвала в обществе шквал недовольства. Посыпались предложения, законодательные инициативы, акции протеста. Увы, поднявшаяся шумиха практически заглушила голос военных профессионалов. А прислушаться к нему стоило бы. Ведь бороться с «дедовщиной» и обеспечивать обороноспособность страны именно им…

Несомненно, львиная доля вины в трагедии Андрея Сычева лежит на его начальниках, которые по уставу и всем наставлениям должны знать, чем живут подчиненные. В том числе те, кто сделал парня инвалидом. А для этого требуется профессионализм, который формируется не один год. В каких условиях шло формирование командиров Сычева? Чтобы дать ответ, нужен экскурс в историю.

В конце 1980-х, когда сегодняшние лейтенанты и капитаны из Челябинского училища ходили в детсад или в школу, устами Верховного Главнокомандующего, Президента СССР Михаила Горбачева была фактически дана команда «Ату!» в отношении армии. И служба из почетного долга медленно, но верно стала превращаться в повинность.

Мои ровесники-офицеры помнят циркуляр, которым предписывалось не появляться за пределами воинских частей в военной форме. Запросто могли побить только лишь за принадлежность к армии и флоту.

Следующий Верховный Борис Ельцин еще больше усугубил ситуацию. От былого авторитета воина – защитника Отечества мало что осталось, кроме памяти о славном прошлом нашей армии. При этом профессионалов армии и флота опустили до уровня самых низкооплачиваемых слоев населения страны. Удар по привлекательности военной службы был нанесен такой, что к приходу очередного Верховного некоторые процессы в Вооруженных Силах приобрели кризисный характер. В первую очередь в комплектовании как командирами, так и рядовыми. На солдатскую службу пошли в подавляющем большинстве рабоче-крестьянские дети и те, кто не сумел «отмазаться» от армии, а на офицерскую -лишенные возможности поступить в гражданские вузы.

Тогда-то и подоспело время сегодняшних капитанов и лейтенантов, которые в войсках и на флотах (и в том же Челябинском училище) днем и ночью тащат на плечах службу. Именно тащат! Но как? И главное: зачем? Раньше было все ясно: за Бога, царя и Отечество; позже – за Родину. Причем верность долгу и самоотверженность подкрепляли и духовно – всенародной любовью и уважением общества к профессиональным защитникам Отечества, и материально – социальными гарантиями и льготами, компенсировавшими тяготы и лишения службы. Затем все рухнуло, исчезло уважение подавляющей части общества, не говоря уж о любви и гарантиях от бедности, материальных стимулах…

Что сегодня? Молодежь рыночной эпохи гораздо прагматичнее старшего поколения. Более успешным в ее среде считается не тот, кто полезнее обществу и государству, а тот, кто больше зарабатывает. В воинской среде порой не тот, у кого лучше перспективы профессионального роста, а кто больше подрабатывает на стороне. Ведь только так можно обеспечить не прозябание от получки до получки, а более или менее сносное существование своей семьи. Преуспевающими в глазах многотысячной армии бомжей в погонах выглядят также имеющие собственный угол. Самая острая проблема служивых – жилищная – перешла в категорию вечных. Таким образом, была создана ситуация, в которой заниматься подчиненными военному профессионалу нередко приходится по «остаточному принципу» – столько времени, сколько остается от решения больных вопросов выживания – его и семьи.

Да, виновных в трагедии Сычева наказать нужно строго по Закону. Можно даже всех офицеров и прапорщиков, прямо и косвенно причастных к ней, выгнать из Вооруженных Сил. Но где взять профессионалов на их место? И будут ли у них другие сознание и профессиональная квалификация? Что изменится в итоге?

Самые радикально настроенные критики требуют «крови», расправы вплоть до верхов военного ведомства. Но откуда они возьмут других военных управленцев? Уверяю вас, уважаемый читатель, даже самый гениальный, семи пядей во лбу руководитель ничего в одночасье кардинально не изменит. Совершенно очевидно: нужно круто менять бытие военных, чтобы изменить их сознание. И не рубить сплеча. Чтобы сломать старое, понадобились долгие годы. Для строительства нового понадобится не меньше времени.

Есть вариант проще – решать проблему исключительно «закручиванием гаек», издать кучу новых законов и подзаконных актов, приказов, над каждым служивым посадить контролирующего, повесить дополнительный дамоклов меч в виде лишения части денежного довольствия и прочих кар за самую незначительную провинность… От такой службы и без того загруженные тяготами и лишениями люди в погонах взвоют, начнут искать пути к «отступлению». Что случится затем – страшно подумать. Согласитесь, это тоже не выход.

По-видимому, именно в поисках выхода и возникло предложение создать военную полицию. Но, извините, отслужив в Вооруженных Силах 25 календарных лет (большую часть из них с подчиненным личным составом), не могу понять, чем будет заниматься военно-полицейское войско? Ведь во всех казармах круглосуточные полицейские посты не расставишь. Полагаю, что ни десятью тысячами, ни даже в 5 раз большим числом для этого не обойтись. А кем комплектовать военную полицию: старослужащими или новобранцами?

Не могу представить, как военный полицейский смог бы предотвратить трагедию Сычева? Зато четко представляю, какими со временем будут ребята из военной полиции. Не превратятся ли в таких молодчиков, по сравнению с которыми нынешние армейские «деды» отдыхают? И вряд ли даже самый большой отряд военных священников (о них тоже заговорили всерьез) сам по себе в состоянии будет осилить ситуацию…

Моему поколению повезло больше. Когда начинал служить, у командиров были не только моральное право спросить с подчиненных за нерадивость и обязанность решать их социальные проблемы. Были реальные возможности решать их эффективно. Потому-то даже офицеры из «пиджаков» (гражданских вузов) после двухгодичной службы по призыву охотно оставались в кадрах Вооруженных Сил. И изобретать велосипед для решения армейских проблем тогда не было и мысли. Не только потому, что мыслили по-другому. Просто все уже изобретено и проверено многовековым мировым опытом военного строительства.

Сегодня, по-моему, для начала нужно вернуться к прежнему механизму, эффективно отладив его под день сегодняшний. Почему, например, так медленно решаются вопросы укрепления института воспитателей в армии? Оказывается, можно хотя бы одно из ныне действующих военных училищ перепрофилировать под военный вуз воспитателей? Ведь иначе нелогично получается: любая военная специальность предусматривает курс профессионального обучения, а воспитанием профессионалов занимаются по наитию, любительски, без фундаментального базового образования профессионала-воспитателя. Если просчитать ситуацию на шаг вперед, можно убедиться, что толку от эффективных воспитателей-офицеров будет значительно больше, нежели от военных полицейских.

Затягивать решение данной проблемы также абсурдно, как пытаться повысить привлекательность армейской службы смехотворными индексациями денежного содержания военнослужащих. Январский пример – тому подтверждение. Повышение окладов военных лишь на 200 – 300 рублей превысило одновременный суммарный рост коммунальных платежей и транспортных расходов. Правда, обещано, что таких индексаций в ближайшее время будет еще несколько. И если уж повышать, то таким образом, чтобы интеллектуально и физически развитый, «продвинутый» во всех отношениях молодой россиянин захотел стойко переносить тяготы и лишения воинской службы, как этого хотят в армиях всех развитых стран.

Не готов назвать точную пороговую сумму, ниже которой денежное содержание военнослужащих опускаться не должно. Но абсолютно убежден, что она должна полностью обеспечивать потребности семей военных профессионалов и тем самым – возвращение российского офицерского корпуса в элиту нашего общества. Так было в истории нашей страны. Это самая реальная возможность изменить отношение офицеров к своим обязанностям, общества – к армии и избавить ее от многих сегодняшних «болячек».

Ни в коем случае нельзя забывать и о «прянике» для солдат срочной службы. И «пряник» этот должен быть конкретным, законодательно закрепленным, организационно, материально, финансово обеспеченным государством. Почему бы, например, не ввести для каждого из гражданских вузов квоту бюджетных мест специально для отслуживших в армии, чтобы они могли обучаться бесплатно? Для множества толковых ребят это было бы прекрасным стимулом пойти на солдатскую службу, чтобы после армии стать студентами.

Думаю, подробно перечислять весь список стимулов к армейской службе нет нужды. Предложений на эту тему более чем достаточно. Настало время энергично реализовать их на практике. Но!..

Только после очень тщательной «инвентаризации» проблем и всесторонней оценки предлагаемых мер, которые обязательно должны провести профессионалы. Ведь только они могут сделать это взвешенно, объективно, компетентно.

Виктор СИРЫК, капитан 1 ранга запаса

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту