search
Топ 10

Церемония вручения приза Национальной американской киноакадемии “Оскар” напоминает программу “Поле чудес”: те же неприкрытые эмоции, напряжение “угадал-не угадал”, даже приветы родным и близким передают с вожделенной сцены звездные лауреаты. И каждый пытается выделиться, как может. Например, Роберто Бенини, один из “оскароносцев” этого года, скакал от радости по головам зрителей, привлекая на себя внимание телекамер всего мира.

Ажиотаж вокруг церемонии понятен – получение позолоченного рыцаря удваивает сборы от проката, способствует росту известности авторов, режиссеров, актеров, их охотнее приглашают на другие постановки. На этот раз больше всего своеобразных знаков качества получили фильмы “Влюбленный Шекспир” Джона Мэддена (семь заветных статуэток, в том числе в номинации “Лучший фильм года”) и “Спасая рядового Райана” Стивена Спилберга (пять).

Сравнивать фаворитов не имеет смысла. Первый – комедия, второй – трагедия. Объединяет их лишь отсутствие хэппи-энда, печально-оптимистичный финал, а также то, что они оба обращаются к прошлому. Но если картина “Спасая рядового Райана” максимально приближена к кино документальному, с его блеклыми красками, то “Влюбленный Шекспир” – это яркая историческая фантазия на тему “если бы…”

Версий о том, что за человек был великий английский драматург, предостаточно. Более того, до конца никто не уверен, существовал ли он вообще: есть даже предположение, что под именем Шекспира творила английская королева Елизавета Первая. Поэтому авторы фильма взяли из прошлого только то, что им было нужно взять.

Действие “Влюбленного Шекспира” происходит в 1593 году. У главного героя (его играет Джон Файнес, очень похожий на молодого Высоцкого) никак не движется дело с заказанной ему комедией. Молодому автору кажется, что он потерял свой драматический дар. Встреча с прекрасной Виолой (Гвинет Пэлтроу, “Оскар” “За главную женскую роль”) вдохновляет его на создание величайшей любовной трагедии всех времен и народов. Сцены из “Ромео и Джульетты” занимают в фильме достаточно много времени. Мэдден играет на аналогиях, доказывая, что великий драматург в свое произведение многое привнес из жизни.

В фильме Шекспир вступает в спор с графом Уэссексом о том, что театральная пьеса может показать сущность любви. И выигрывает его! Джону Мэддену, по сути, приходится соперничать с самим Шекспиром, с той самой “театральной пьесой”. Зритель невольно сравнивает две вымышленные истории человеческой страсти: вдохновение, благородство, правдивость, универсальность. На наш взгляд, всего этого на меру меньше в фильме конца ХХ века, чем в пьесе конца ХVI века. До Шекспира дотянуться трудно, и возможно ли вообще?

Киноакадемики оказались последовательны в своих вкусах. В прошлом году их сердца покорил “Титаник” с подобным сценарным ходом: придуманный роман главных героев развивается на фоне реальных событий. Впрочем, полученный Стивеном Спилбергом приз за режиссуру (“Спасая рядового Райана”) косвенно говорит о том, что “Оскар” в своем выборе разрывался между “легким” и “серьезным” кинематографом. “Легкое” – не значит легковесное, просто оно создано для приятного времяпрепровождения, семейного просмотра. “Серьезное” – не обязательно заумное и предназначенное для узкого круга, такое кино берется за самые сложные, противоречивые проблемы. Оно тревожит и напоминает, что мы на этой земле не навечно…

Генерал Уильям Шерман написал в своих мемуарах о гражданской войне в Америке: “Война – это страшная жестокость, ее невозможно облагородить”. Однако большинство кинематографистов, щадя чувства зрителей, не просто облагораживали войну, они даже придавали ей внешний лоск и романтический оттенок. Разговоры в блиндажах, бинтовые повязки на лбу, батальные сцены общим планом, взрывы, подвиги, подвиги, подвиги… Война не ужасала по-настоящему тем животным ужасом, который испытывали ее участники и который не оставлял сомнений в безоговорочной ценности человеческой жизни.

Фильм Стивена Спилберга “Спасая рядового Райана” шокирующе реалистичен. Съемки велись с помощью ручных камер, подобных тем, что использовались для документальной хроники во время второй мировой и корейской войн. Операторы снимали “Райана” внутри самого действия, с близкого расстояния, запечатлевая не бинты, а раны, не взрывы, а их кровавые последствия. Мы постоянно видим вблизи лица, глаза людей, мы пропускаем через себя комок чувств, в котором порыв спасти ближнего невозможно отделить от инстинкта самосохранения, а страх – от непонятной силы, заставляющей бежать навстречу пулеметным очередям.

Главный герой фильма капитан Джон Миллер (Том Хэнкс), в прошлом учитель английского сочинения, пытается найти смысл в том, что же он и его солдаты делают в хаосе войны. С какой стати приходится рисковать своими жизнями, разыскивая на передовой рядового Джеймса Райана (Мэтт Дэймон)? Все братья Райана погибли, поэтому в генштабе, не считаясь с возможными потерями, решили отправить его домой к матери, уже получившей три похоронки. Где же смысл? В абстрактном патриотизме или в конкретных потребностях: быстрее вернуться к жене, сберечь людей? А может быть, в том, чтобы было кому сказать перед смертью: “Живи за нас”?..

После просмотра фильма появляется ощущение, что побывал на войне. Поначалу даже немного оглушает от взрывов, чудится, что пуля пролетает где-то рядом. И кровь кажется совсем не клюквенным соком… Натурализм “Райана” не вызывает отвращения, поскольку он не самоцель, а средство, причем средство пробуждения пацифистских чувств и мыслей. “Я молюсь, чтобы в следующий раз, когда мы будем посылать наших мальчиков куда-то воевать, – сказал в интервью Си-Эн-Эн исторический консультант картины Стефен Эмброуз, – мы делали это, уже посмотрев этот фильм и зная, ВО ЧТО мы их втравливаем”.

К сожалению, политика не так легко поддается влиянию кинематографии. “Мы воображаем себя капитаном Миллером, а весь мир – рядовым Райаном, – пишет обозреватель газеты “Бостон Глоуб” Джеймс Кэрролл. – Но на самом деле мы всего лишь безумный капитан из “Тонкой красной линии” (еще один фильм о второй мировой войне, номинировавшийся в нескольких номинациях на “Оскара”, но не получивший ни одного. – Ред.). Он посылает людей на верную смерть в бой, который невозможно выиграть. Чудо, или случай, или бесстрашие приводят солдат к победе. Наша национальная военная стратегия и одержимость капитана идеей победы – одно и то же. Но даже если мы каким-то образом победим в войне, которую ведем сейчас, мы уже потерпели моральное поражение”. Автор имел в виду войну в Ираке, война в Югославии тогда еще не началась…

Ольга ОГОРОДНИКОВА,

Сергей САФРОНОВ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте