Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Профсоюзный репортер

Цена Победы

Война долго снилась старшему лейтенанту Ханнанову…
Мой профсоюз, №01 от 23 января 2021. Читать номер
Автор:

Великая Отечественная война коснулась и моей семьи. Двоюродный брат моего деда Магфур Ханнанов – ветеран Великой Отечественной, кавалер орденов Красной Звезды, Отечественной войны I и II степени, гвардии капитан запаса. Был командиром стрелковой роты, сражался на Курско-Орловской дуге. Участвовал в обороне Москвы. Домой вернулся с двумя ранениями.

Довоенные годы дядя вспоминал как тяжелое, голодное время. Отец у него был инвалидом, в семье семеро детей. Поэтому по окончании семилетней школы Магфур поехал учиться дальше в Казань. Там парнишка из глухой деревни, едва говорящий по-русски, поступил на курсы печатников в школу фабрично-заводского обучения. Параллельно учился в вечерней школе №6. Причем на «отлично».

Десятилетку мой дядя окончил в 1941 году, 21 июня. На следующий день отмечали выпускной. А утром, в понедельник, ребята узнали, что началась война. Через неделю их вызвали в райком комсомола и посоветовали записаться добровольцами на фронт. «Этим всю жизнь будете гордиться», – сказали. Упрашивать не пришлось, вчерашние выпускники сразу согласились.

Их отправили в учебный лагерь под Казанью, где пришлось строить землянки. Не хватало стройматериалов и инструментов, командир велел самим найти орудия труда. Магфур пошел в соседнюю деревню. В одном доме у женщины муж тоже ушел на фронт, поэтому она не только дала инструменты, но и накормила.

Ели они все из одного котла. У кого была больше ложка, успевал наедаться. У дяди была обычная, алюминиевая «городская» ложка. У других – большие деревянные. Нередко ему приходилось уходить голодным. Но так как он был отличным стрелком – тремя пулями попал в «десятку», то скоро получил увольнение и сразу же побежал купить себе деревянную ложку.

В октябре 1941 года Магфура Ханнанова назначили в 127‑й отдельный лыжный батальон, где ему предстояло воевать. Батальон погрузили в эшелон и отправили в сторону Москвы. Они простояли в Москве до парада 7 ноября, прошли строем мимо Мавзолея В.И.Ленина и с Красной площади отправились прямо на фронт.

Первый бой запомнился дяде навсегда. Ночью лыжный батальон принялся атаковать немецкие позиции. Немцы сидели в жилом доме, и, чтобы выманить их оттуда, дом забросали гранатами. Но когда немцы выскочили, лыжники не смогли открыть по ним огонь.

На дворе был ужасный мороз, и новенькие винтовки СВД заклинило – замерзла смазка. Начали отступать. Отступая, дядя нашел раненого бойца, который просил его добить, только чтобы не попасть в плен. Он решил не бросать товарища и вывез на лыжах раненого к своим.

А в части его уже признали пропавшим без вести. Спрашивали: «Где был, как завербовали, какое задание получил от немцев?» Он вспылил, нагрубил, поэтому его взяли под стражу. На его счастье, о «шпионе» доложили генерал-майору, который был в это время в части. Генерал посмотрел на молодого паренька, который едва говорил по-русски, велел не дурить и отпустить его.

За участие в обороне Москвы Магфур Ханнанов получил орден Красной Звезды. Награда, полученная в 1942 году, дорогого стоила…

Несколько раз он получал серьезные ранения. После выздоровления дядю направили учиться на офицерские курсы в Подольское пехотное училище. Учеба продолжалась шесть месяцев.

Из тысячи курсантов только четыре человека, в том числе и Магфур Ханнанов, получили звание лейтенанта – остальные вышли младшими лейтенантами. Тогда же молодого гвардии лейтенанта пригласили преподавать, но он отказался.

Запомнился ему такой случай. Под обстрелом они ворвались во вражеские окопы, тут на него набросился фашист без оружия и стал душить. Спас товарищ. Он не помнит, чтобы кого-то убивал: целился, стрелял; попадал ли – не знает.

В тех боях он стал командиром роты. «Самое сложное – поднять людей в атаку», – говорил дядя.

В одном из боев, когда немцев уже гнали на Запад, его ранил снайпер. Снова госпиталь, снова Москва. На фронт вернулся старшим лейтенантом, командиром роты 27‑го гвардейского полка и кавалером ордена Отечественной войны.

Вспоминает, как встретили Георгия Жукова, когда однажды летом возвращались из госпиталя пешком. Маршал спросил, почему они идут пешком, ведь офицеров были обязаны доставить на машине. Он приказал им через 2 часа быть на месте. Дядя и его товарищи поспешили. С Жуковым шутки были плохи.

Последнее сражение, в котором участвовал дядя, произошло под Витебском в 1944 году. За один день из его роты в 140 человек в живых остались двое! Сам Магфур Ханнанов был ранен в ногу и голову так, что его после госпиталя комиссовали. Попытались призвать в армию повторно, на штабную должность. Когда он прибыл и, еле-еле ковыляя, отдал честь командиру, тот отправил его домой со словами: «Инвалидов я не принимаю».

Война ему очень долго снилась: когда уже учился в юридическом институте и жил на квартире, хозяйка говорила: «Ты, парень, по ночам кричишь в полный голос «Вперед!».

Мы должны помнить о том, какой ценой досталась Победа. Без памяти о прошлом нет будущего. Я помню! Я горжусь!

Юлия АВЗАЛОВА, студентка Института психологии и образования Казанского (Приволжского) федерального университета


Комментарии


Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt