search
Топ 10

Что важнее? Запретить или разрешить… Обзор творческих работ школьников

Наша отечественная школа с началом перестройки откликнулась на требования общества подготовить граждан, уважающих принципы демократии, мира, свободы и равенства, права человека, способных вести себя независимо, критично, заинтересованно. Сегодня задачи гражданского воспитания российских школьников решаются по-разному. Насчитывается до шести моделей, охватывающих диапазон от широкого до узкого толкования понятия “гражданское образование”.

Гражданскому образованию в России оказывают поддержку многие организации. Одна из них – Фонд правовых реформ. В прошлом году им был объявлен конкурс на тему “Можно и нельзя”. Ученики пятых-шестых классов посвятили свои творческие работы, эссе, сказки.
Я подошла к оценке их с позиций преподавателя граждановедения.
Конкурс – это большой самостоятельный труд ученика. Это один из самых доступных и проверенных педагогической практикой путей повышения эффективности урока и формирования познавательной деятельности учащихся.
География поступивших на конкурс работ довольно обширна, передо мной же только сочинения брянских, московских, новосибирских, самарских курсантов. Они различны по объему и по степени убедительности. Но в каждом присутствует творческий подход, адекватность нравственных чувств и художественная фантазия.
Вот две работы брянских шестиклассниц. Дарья Алексеева (школа N10, преподаватель Е. Малай) рассказывает о том, “Как поспорили Можно и Нельзя. Ее занимает вопрос, кем лучше быть, взрослым или маленьким. Чтобы на него ответить, она размышляет вот над каким случаем. Папа учил мальчика хорошим манерам, правильному поведению и обязанностям, а также правам. А еще говорил, что мальчик – человек свободный, но слушаться взрослых он должен. Зато он не должен совершать дурные поступки. Сын засомневался и спросил у отца: “Папа, неужели ты не совершал дурных поступков иногда? Неужели ты иногда не обманывал?” Стыдно было признаваться взрослому отцу. Но он ответил, честно глядя в глаза: “Да всякое, сынок, всякое в жизни бывало, но у меня в жизни больше обязанностей, чем у тебя. Вот вырастешь – узнаешь. Ты можешь себе позволить играть, баловаться, капризничать. Мне этого уже не позволено. Ты более свободен, чем я”.
А. Никитину – ученицу преподавателя Н.П.Соколовской (школа N46) – интересует, где найти правильный ответ на вопрос, что можно и что нельзя. В ее рассказе спорят два зайчика. Один говорит, что можно сорить, громко кричать поздно вечером, можно оставлять горящие костры, чтобы животным было теплее, а другой зайчик говорил наоборот. Нельзя сорить, нельзя громко кричать поздним вечером – в это время уже все спят; ни в коем случае нельзя оставлять горящие костры – это приведет к пожару, а мы, животные, не сможем его потушить. Рассудить их они попросили Михаила Потапыча. Но он, извинившись, что от старости все забыл, направил их к школьнику Пете. Петя поинтересовался, умеют ли зайчики читать. Они утвердительно кивнули, тогда он вручил им учебник “Начала права”, где можно найти ответы на волнующие их вопросы. Вместе с Петей автор советует ребятам читать больше книг, тогда, по ее мнению, “вам будет все понятно, вы будете знать много интересного”.
Три работы из г. Новосибирска прислали ученицы преподавателя Г. Балабушкевич (школа N204): Света Поступаева, Алина Травкова и Настя Шурупова.
Какое художественное воображение у автора рассказа “Переполох в школе” Светы Поступаевой! Слово “можно” – у нее пухленькое и добродушное, весело перекатывающееся по страницам Большого словаря, который стоит на полке в школьной библиотеке, а “нельзя” – боязливое, постоянно оглядывающееся по сторонам. А какие доводы приводит каждое из них, чтобы доказать, кто из них любимее и нужнее! “Можно считает, что оно важнее, ему следует уступать дорогу, потому что без него никто не обойдется и оно живет ближе к “А”. Нельзя говорит, что в нем букв больше, и порядок в школе существует благодаря ему!”. Вот и решено было проверить. Нельзя осталось на своей страничке в библиотеке, а главным в этот день в школе было Можно: “Ребята прыгали по коридорам и катались на роликах. В кабинете рисования расписывали стены красками. Учительницы английского языка катались по перилам. А преподаватели математики играли в “крестики-нолики” по клеточкам в классных журналах. Из окон школы на головы прохожих летели горшки с цветами. Иногда их успевала поймать учительница биологии. Из кабинета химии валил сиреневый дым. Там что-то взрывалось и пахло порохом. Учительница физики крутила стрелки школьных часов в обратную сторону. По школьной столовой летали тарелки со стаканами. Повариха рассердилась и оставила всех без булок и компота. Голодные школьники носились по коридорам, размахивая портфелями. Директор мчался за ними на велосипеде, отобранном у учителя физкультуры. Уборщицы поливали всех водой из шланга”. Неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы… Фантазия Светы прибегла к помощи Большого словаря. Он “выставил вперед слово НЕЛЬЗЯ. Жизнь замерла: бегать нельзя, говорить нельзя и вообще ничего делать нельзя. Ученики неподвижно сидели за партами, а учителя молча смотрели на них. Время остановилось”.
Долго ли могло сохраняться такое положение? Конечно, нет. Света не только помирила “Можно” и “Нельзя”, но и отметила, что они в результате такого опыта изменились: “Слово “нельзя” выпрямилось и стало поувереннее, а слово “можно” слегка подтянулось”. И ребята извлекли из этого урок: “В школе теперь каждый год проводится праздник слов “можно” и “нельзя”. Хорошо бы такой праздник проводить во всех школах да еще дополнительно устраивать на нем конкурс рисунка. Так зримо предстают в рассказе Светы ее персонажи и все происходящее.
Рассказ Алины Травковой “Петя и Алена” касается поведения слов “можно” и “нельзя” в домашней обстановке. Строгая бабушка только в праздничные дни говорила “можно”, а в остальные дни – “нельзя”: то нельзя, это нельзя. Петя поэтому с нетерпением ждал праздников. И вот однажды, перед Новым годом, Можно и Нельзя поссорились и поменялись местами. И когда Петя подбежал к елке, чтобы взять подарок, бабушка сказала, что под елкой ничего брать нельзя. Он удивился – ведь сегодня праздник. Увидела сестра Аленка, что Петя горюет, и захотела поискать, где спряталось “можно”. Нашла и поменяла их местами с “нельзя”. Значит, все будет хорошо!
Очень конкретному обстоятельству посвящен рассказ Насти Шуруповой “Как Тигр невесту нашел”. Много лет потратили ее герои, чтобы разрешить свой спор о том, можно или нельзя брать без спросу чужой бутерброд. С этой целью длительное путешествие предприняли. Сначала обратились за помощью к волшебнику Тюльпану. Долго до него добирались, но он направил их к волшебнице Розе, но и она не знала, но посоветовала пойти к Тигру: “Он все знает”. Но Тигр оказался еще и хитрым (ему нужны были помощники в одном деле). Прежде чем ответить на вопрос, он предложил Можно и Нельзя найти его невесту Тигрицу! Три года потратили они на ее поиски, и когда привели Тигрицу, Тигр ее поцеловал и сказал, что нельзя брать чужой бутерброд без спросу. А какой замечательный конец у этого рассказа: “Тут Можно все понял и извинился перед Нельзя. И стали они жить еще дружнее”.
Из самарской школы N91 преподаватель Е. Шумская прислала рассказ своей ученицы Евгении Бабичевой. Он называется “Новый Винни-Пух”. Какую тонкую ассоциацию использует автор! Чтобы лучше запомнились правила поведения в гостях, она помещает своих героев в ситуацию, схожую с известным и всеми любимым сказочным персонажем. У нее дело обстоит так: “Однажды заяц пригласил к себе гостей: медвежонка, лисенка, бельчонка и ежа. Все гости собрались вовремя и принесли подарки. Заяц был рад и всех пригласил отведать вкусный морковный торт. Мишка был большим сладкоежкой. Не успели гости сесть за стол, как медведь съел половину торта. Всем гостям стало стыдно за медвежонка”. Деликатно намекнули, что нельзя угощаться одному. А Мишка в ответ: “Мне можно, потому что я самый большой, и больше всех люблю сладкое”. Разгорелся большой спор. “Под шумок” медвежонок доел оставшуюся половину – и ему стало плохо. И еще было стыдно, очень стыдно. Он понял, что нельзя быть таким жадным. Для всех это послужило примером, что так поступать нельзя.
Наибольшее количество работ из Москвы. Самыми активными оказались ученики Ю. Мурашкиной (школа N460): четыре автора прислали свои сочинения, в которых очень убедительно раскрывают важность и неразрывность обоих понятий.
Алексей Осичкин напоминает, что они были известны еще нашим предкам со времен их пещерной жизни и остаются неизменными до наших дней. В своем рассказе “Примирение непримиримых” он четко определяет их места в нашей жизни: “Можно все, что способствует процветанию племени, а нельзя все, что ведет к его гибели”.
“Навести мосты” хочет Ирина Полевцова через реку, разделяющую два государства, возглавляемых королями, одного из которых зовут Можно, а другого Нельзя. Своим рассказом она подводит к мысли, что это позволил бы сделать компромисс. Но ее герои к компромиссу не готовы, так и живут отдельно друг от друга.
Катя Плеханова в своих “Неразлучных” считает, что Можно и Нельзя друг от друга далеко не отходят – их научили держаться рядом описанные ею жизненные обстоятельства. Какие? А вот такие. Можно говорит: “Как только мне что-то хочется сделать, обязательно появляешься ты – нельзя да нельзя. Ты мне надоело”. Обиделось тут Нельзя на Можно, взяло да и исчезло. И что тут началось! Все, о чем бы ни попросили дети своих родителей, им можно. Одни ели по десять порций мороженого. Другие перестали учиться. Третьи играли со спичками. Все и не перечислишь. А потом одних увезли в больницу с высокой температурой, к другим вызвали пожарных. Собрались мамы и папы этих детей и выгнали Можно. Сидит Можно на скамейке и плачет: “Что же мне теперь делать? Где ты, Нельзя? Очень тебя прошу, вернись. А Нельзя далеко и не уходило. Оно ведь умное – знало, чем все кончится. “Я здесь”, – откликнулось Нельзя. С тех пор Можно и Нельзя далеко друг от друга не отходят”.
Четвертая ученица из этой же школы по фамилии Педина рассказом “Воевать нельзя” знакомит нас с двумя королевствами, жители одного слышали от своего короля только слово “можно”. Пользовались добротой своего правителя и вершили любые дела, в том числе и злые. А жителям другого королевства их государь все запрещал, и они не могли совершать добрые дела. Короли хвастались друг другу. “Я все разрешаю своему народу, поэтому меня все любят, а ты все своим запрещаешь, поэтому у тебя в королевстве нет ни фонтанов, ни цветов, люди угрюмые”, – говорил один. “Да, у тебя люди веселые, но они радуются потому, что с твоего разрешения могут совершать дурные поступки”, – ехидно соглашался с ним другой. Как часто бывает в жизни, спор их закончился объявлением войны. Но за своими королями их подданные не последовали: в королевстве, где все было можно, люди привыкли жить по своей воле, и на войну никто из простого народа не пошел. А в королевстве, где все запрещалось, люди воспользовались этим и спрашивали: “Можно мы пойдем на войну”, а король по привычке отвечал: “Нельзя”. И вот оба короля оказались друг против друга без войска. И поняли, что нельзя все только разрешать или запрещать, что нужно разрешать все споры мирными средствами, не жертвуя жизнями своих народов.
Москвичка Наталья Петухова перенесла пещерных островитян для знакомства с правилами поведения в современные условия. Попав в город, подростки племени вели себя как дикари: “В автобусе заняли все свободные места, не уступив их пожилым. В зоопарке кормили зверей конфетами”. Старейшины племен “Можно” и “Нельзя”, вернувшись на свой “Остров в океане”, решили объединить племена под общим названием “Надо”. Слово “надо” нас объединяет. Мы будем вместе жить, работать и веселиться, ухаживать за растениями и животными, помогать своим друзьям и близким, а также делать множество других дел. Такая мысль понравилась всем. Так все и произошло. Они объединились в одно племя и создали законы, которым все подчинялись”.
По-иному воспринимает понятия “можно” и “нельзя” ученик московской школы N912 Дмитрий Петухов. В его эссе такие имена носят два приятеля. Однажды Можно, предложив своему другу покататься на его шикарной машине, помчался с огромной скоростью по многолюдному городу. Он не обращал внимания на красный свет светофора, не остановился, когда по их вине произошла авария, и на все возражения своего товарища Нельзя огрызался: “Я не желаю слушать твои нравоучения, я сам знаю, что можно делать”. Все доводы Нельзя были бесполезны. И с тех пор они не дружат.
Как бы продолжая тему дружбы, Надежда Положенцева, ученица той же школы, размышляет над тем, чем руководствуются люди, выбирая себе друга. В своем рассказе “Заковыристый вопрос” она затрагивает взаимоотношения двух друзей, которые “никогда не расставались. Каждый день они проводили в лесу, в поле, около реки или просто гуляли по городу. Но однажды один из друзей гордо сказал другому: “Я нашел себе друга, который лучше тебя! Это мой новый сосед. У него есть красивый новый велосипед! А с тобой мне больше не интересно”. Ей хочется узнать: “Можно ли так поступать с друзьями или нельзя” – этот заковыристый вопрос она адресует всем ребятам.
“Работу над ошибками” прислал ученик Кирилл Сгибнев (учитель Н. Спектор, школа N71). Судя по его рассказу, он любит путешествовать по стране Слов, в которой “есть города Существительное, Глагол, Прилагательное, Наречие, Союз, Предлог, есть деревни Точка, Запятая, Двоеточие, Многоточие, Восклицательная, Вопросительная”. На этот раз разговор касается жителей города Наречие – Можно и Нельзя. Они взяли в оборот героя рассказа – Вову Козырькова – и предлагали ему воспользоваться сложившейся ситуацией, чтобы пойти погулять, не выполнив домашнего задания. Можно подзуживал Вову: “Если хочешь гулять, то сбеги из дома. Сейчас самый удобный момент – твоя мама занята стиркой!”. Нельзя закричал: “Не слушай его, подумай, что будет завтра в школе, если ты придешь с пустой тетрадью”. Вова поступил благоразумно, он “решил, что лучше сначала сделать уроки, а потом со спокойной душой идти гулять”. И Вова был вознагражден за благоразумие: “Оказалось, что задали только “Работу над ошибками” по математике”.
Целую поэму “Без вас пропадем” сочинила москвичка Наталья Садчикова (гимназия N1516), и в самом названии уже выражено ее отношение к обсуждаемым понятиям:

Жили-были два понятья:
“можно” и “нельзя” –
Неразлучные, как братья,
Верные друзья.

Хорошо законы знали,
За порядком наблюдали,
Разрешали, запрещали –
В общем, людям помогали.

Но как часто бывает в жизни, хотелось и им выяснить, “кто из них двоих важнее, главнее и нужнее?”. Выяснения обернулись ссорой. Пока бывшие друзья были заняты спором,

Про дела совсем забыли,
За порядком не следили…
Без их пристального глаза
Перепуталось все сразу,
Каждый делал, что хотел, –
Вышел полный беспредел.

Разве это плохо – делать, что хочешь? Многими взрослыми, а не только детьми, это понимается как свобода. Но автор поэмы подводит нас к другой оценке:

Интересы всех столкнулись
И конфликтом обернулись.
И тогда всем стало ясно,
Что без правил жить опасно!

Правила движения,
Общенья, поведения –
Наши добрые друзья,
В обществе без них нельзя!

Знакомясь с работами школьников, присланными на конкурс, я хорошо представляю, какую работу проделали преподаватели граждановедения, чтобы сподвигнуть своих учеников на серьезную дополнительную работу. Назову хотя бы часть этих учителей: Т. Гриппас (Москва), В.Данковская (Рязань), И. Евграфова (Красноярск), А. Крапоткин (Москва), А. Лузянин (Ижевск), И. Жученко (Рыбинск), И. Зарецкий (Тамбов), Н. Козлова (Вологда), И. Батурина (Челябинск), А. Беляцкий (Протвино), С. Бурдина (Тольятти), И. Горшкова (Сергиев Посад), Т. Митрюковская (Пермь), Н. Спектор (Москва), С. Степанько (Волгоград), Л. Тарова (Коломна), Е. Шумская (Самара).
В проведении самостоятельной работы ведущим методом педагогического стимулирования является перспектива, т.е. выдвижение перед детьми увлекательных, значимых целей, трансформирующихся в личные стремления, желания и интересы воспитанников.
Так, при использовании активных форм на уроках граждановедения следует обращать внимание учеников на их речь, раскрыть перед ними важность владения цивилизованным языком в условиях современной деловой жизни. В растущей конкуренции за право поступления и в вуз, и на работу не последнее место занимает умение цивилизованно разговаривать, владеть приемами наиболее рационального построения речи. Они способны помочь молодому человеку выиграть в устных поединках. Я рассматриваю уроки граждановедения, права не только как источники правовых знаний, но и как площадки, на которых попутно осваиваются элементы риторики.
Не менее важно убедить учеников в необходимости излагать свою позицию и в виде текста. В школьной практике широко используются тесты типа эссе на определенную тему – свободное высказывание, сочинение, позволяющие одновременно: ученику – продемонстрировать свое понимание темы и свои творческие способности, а учителю – проконтролировать полученные в процессе обучения знания, реализовать принцип обратной связи.
В системе гражданского образования систематически проводятся конкурсы, олимпиады. В них принимают участие школьники нескольких ступеней образования. Принимая решение об участии в конкурсе, да еще общегосударственного масштаба, учитель должен не только суметь убедить учеников, но и отдавать себе отчет в дополнительной физической, интеллектуальной и эмоциональной нагрузке для ученика. Объявляя о предстоящем конкурсе и склоняя своих учеников к участию в нем, педагог обращается к разуму ребенка через его эмоционально-волевую сферу. При этом необходимо объективно оценить сложившуюся педагогическую реальность, определить положительные и отрицательные аспекты для ученика. Взвесить, стоит ли овчинка выделки.
Педагоги всех времен и народов, соглашаясь с необходимостью иметь школу обучения, стремились к тому, чтобы школа шла навстречу всей душевной жизни ребенка. Не ограничивались только его способностью воспринимать, но также развивали его творческие способности. Обращались не только к пассивной, но и активной стороне его натуры. Шли навстречу не только его интеллектуальным стремлениям, но в особенности его социальным инстинктам. Ставят ли такие цели устроители конкурсов?
Среди многих прекрасных мыслей, которые содержатся в трудах создателей педагогических систем, встречается классическое место: “Книги должны быть самым последним источником, из которого мы должны стараться черпать наши знания”. Это пожелание продолжает оставаться нереализованным до наших дней, по-прежнему, мы имеем “старую книжную школу”. И даже как бы такое пожелание противоречит задачам школы, “которая и состоит в том, чтобы дети с ее помощью могли освоиться с данным учебным материалом, чтобы она помогла ребенку увеличить, упорядочить и дополнить его знания и ими самостоятельно пользоваться; она должна быть школой обучения или она не будет вообще школой”.
В своей повседневной жизни уже каждый младший школьник постоянно оперирует выражениями, включающими слово “норма”. То и дело слышишь: “Ты что, ненормальный” или: “Так нормальные люди не поступают”. Следовательно, их житейский опыт включает понятие нормы.
Выражаясь научным языком, мы встречаемся в данном случае с проявлением у младших школьников оценивающего сознания. Как говорится: “Устами младенца глаголет истина”. Но при этом почему-то устами не всех младенцев и каждым в различной степени. Уже в детской среде наблюдается и различная степень осознания правил поведения и следования им. Распространенным является мнение, что в каждой личности заложены нравственные начала, но не в любой они раскрыты. И именно на воспитательный процесс возлагается ответственность за раскрытие и развитие нравственных начал в ребенке. При этом любой учитель может отметить и различное восприятие норм поведения, и непоследовательность их использования в повседневном общении. Чем это объяснить?
Такого рода вопросы являются исходными в педагогической деятельности. И, применяя к ним такое определение, как “педагогическое материаловедение”, следует отметить, что человечество издревле пыталось раскрыть феномен этого “материала”. Для нашего времени характерны успехи в таких областях, как генетика, психология, физиология высшей нервной деятельности, анатомия и гигиена – это выдвигает проблему человека в качестве основной для современной науки, что оказывает немалое влияние и на развитие педагогики.
У каждого человека есть собственная “пирамида” ценностей. Один человек тратит массу времени и энергии на самосохранение, а другой – на завоевание уважения окружающих. “Пирамида” ценностей, в основу которой положена принадлежность к какому-нибудь народу (общность языка и мышления), имеет общую основную сущность, включающую ценности, разделяемые каждым и для каждого предполагаемые. Группа ценностей, объединенных в этой сущности, создает нравы, господствующую мораль. В ситуациях повседневной жизни человек обычно может выбирать между многими ценностями. Этика предполагает, что человек имеет возможность выбора, т.е. свободу. Как оценить такое поведение с точки зрения морали и нравственности?
Какие же аспекты личности автора может продемонстрировать текст? Уровень культуры, менталитет и социальный статус. Одним из наиболее важных компонентов “завоевания” читателя является хорошая последовательность в изложении. Психологическое удовлетворение от читаемого материала в немалой степени определяется также его общей эмоциональной тональностью. Разумен при этом рациональный подход: при изложении любой острой проблемы желательно строить текст так, чтобы в нем сохранялся элемент оптимизма.
В системе методов убеждения высшую оценку я бы выставила такому, который позволяет преподавателю сподвигнуть учеников к участию в различного рода соревнованиях. Но не только склонить к участию, но и помочь ему дельным и эффективным советом. По личному опыту знаю, что это непросто.
Поздравляю участников конкурса “Можно и нельзя” с боевым крещением на масштабном публичном поприще.

Тамара БЕЛОВА
Москва

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте