search
Топ 10

Что есть истина?

Энциклопедия усталой цивилизации

До того как этот учебник попал мне в руки, я твердо знал, что у всех хороших и плохих книг на свете есть свои достоинства и недостатки. Мне казалось также, что достоинства плохих книг никогда не перевесят недостатков хороших. Боюсь, что здесь я ошибался. Но об этом после, а для начала скажу сразу, что учебник А. Иоффе, О. Кишенковой и С. Тырина в принципе хороший, т.е. максимально объективный. Намеренные искажения или нечаянные “ляпы” в его содержании отыскать трудно. Во всяком случае нет ничего, что бы вызывающе бросалось в глаза. Текст, на первый взгляд, кажется корректным, взвешенным и, самое главное, умеренным. Попытки обвинить авторов в излишней симпатии к той или иной точке зрения, с ходу приклеить им какой-нибудь “ярлык” разбиваются об абсолютную беспристрастность изложения и тонут в море компетентных суждений. Так что политически или идеологически ангажированным учебник “Введение в обществознание” не назовешь. По нашим временам это немало.

Охват тем и глубина постановки вопросов тоже довольно серьезны. Человек, его возможности и потребности, общество, семья, культура, мораль, религия, экономика, история, варианты развития цивилизаций – стандартный круг обществоведческих проблем, описанный без пафоса Боголюбова, без прибауток Соколова и без юридического крючкотворства Мушинского и Никитина. В очередной раз думаешь: не много ли для восьмиклассников? Ну тут уж не авторы виноваты. Стандарт.

Но если читать тот же самый учебник внимательней, сразу обращаешь внимание на странные картинки. Нет, художники-оформители нисколько не поддались модной ныне эстетике комиксов и ерническому веселью. С другой стороны, в сусальной пошлости иллюстрации тоже не упрекнешь. Они не смешны, не противны, а скорее страшны. Пугающи не меньше, чем полотна Сальвадора Дали, зачем-то воспроизведенные рядом с ними. Вот косматая обезьяна скалится на знаменитый рисунок гармоничного человека Леонардо да Винчи; вот уходящий за горизонт ряд зданий, каждое из которых на поверку оказывается громадным сейфом; а вот, наконец, фотомонтаж: человек на фоне облаков лезет по лестнице, куски которой отламываются. Между прочим, параграф, в котором помещена эта картинка, называется “Человек в потоке истории”. Жизнеутверждающе, не правда ли?

Этому параграфу почему-то особенно не повезло с оформлением. Авторы, по-видимому, забыли, что сегодня даже взрослый человек сначала рассматривает иллюстрации, а потом воспринимает текст.

И не нужно думать, что это мелочные придирки, бессмысленные в условиях постоянной нехватки денег на качественное издательское оформление учебных изданий. Даже стандартные черно-белые варианты тех же самых рисунков стоили бы дешевле и выглядели бы спокойней, чем этот красно-коричневый паноптикум. Кроме того, зрительная память у большинства детей сегодня развита сильнее, чем слуховая. Сколько им ни говори потом об “историческом оптимизме” (Что это, кстати, за термин? Кто его ввел?), сколько ни заставляй читать самих (при нынешнем уровне грамотности половина все равно будет читать не глазами, а губами), запомнится только картина Брейгеля, тем более что ее образный язык богаче и глубже текста учебника.

О тексте разговор особый. Его смысловое содержание, как уже говорилось, почти безупречно. Но при чтении отдельных параграфов самые ясные, самые правильные слова и примеры вызывают не восхищение, возмущение или желание разобраться, а тоску. Ну вот хотя бы такой пример:

“Человек становится личностью в той мере, в какой его поступки соответствуют требованиям общества… Сформировавшуюся личность характеризуют следующие качества: способность поступиться некоторыми личными интересами, стремиться к общему благу; умение управлять собственным поведением, определять цели и принципы своей деятельности; умение признавать собственные ошибки и изменяться; активная жизненная позиция, проявляющаяся в творчестве, волевых поступках и общении”.

Подумайте, ведь ни одного живого человека нельзя загнать в эту безупречную формулу. Нерон любил искусство и вообще “творчество”, Сталин не раз “поступался личными интересами”, Петр I “стремился к общему благу”, Сергий Радонежский при каждом удобном случае бежал от “общения”, Франсуа Вийон вел “бесцельную жизнь”, Иван Грозный не всегда “управлял собственным поведением”, а его сын Федор Иоаннович не был “волевым”. Но ведь каждый из них – личность. Или нет?

А вот и еще пример утверждений, с которыми не поспоришь:

“Человек может иметь свою индивидуальную главную цель в жизни, а может также помогать осуществлению идеалов своего народа и даже всего человечества. Некоторые считают лишним задумываться о других и заботятся только о собственном благе. Верно ли это? Что произойдет, если каждый из нас будет думать только о собственных интересах, развлечениях и удовольствиях, собственных потребностях и стремлениях? Однако не обязательно полностью посвящать себя другим людям, отказываясь от своей индивидуальности, забывая свои интересы. Проявить во всей полноте свои способности во взаимодействии с другими людьми ≈ вот для чего мы живем”.

Перед нами любопытный образец возможного учебника будущего. Освобождая детский ум от перегрузки фактами и однозначными суждениями в рамках той или иной системы ценностей, его авторы сами не в силах освободиться от преклонения перед идейным наследием человечества в целом. В результате на страницах учебника возникает странный мир, где все в чем-нибудь правы, но никто ни в чем не может быть уверен окончательно. Мир, где верное решение всегда лежит посередине, а где середина, никто не знает. Мир, похожий на книжный магазин, где на одной полке стоят Клинтон, Ленин, Гитлер и Ганди, а молитвенник прислонился к астрологическому прогнозу. Мир, где ребенок не найдет ни друзей, ни врагов.

Виноват, один враг у такой идеологии все-таки есть. Это “радикал” или “фанатик”, одним словом, тот, кто настаивает на своей правоте, тот, кто верит в истину. А разве есть истина сегодня, когда человечество уже столько раз не сумело ее найти? Авторы предлагают школьнику культурное наследие человечества в виде пачки лотерейных билетов. Посмотри, выбери то, что понравится, но знай, что прав все равно не будешь. Пользуйся любой системой, любой точкой отсчета ценностей, но только, ради всего святого, не настаивай на своем. Это же так бессмысленно, смешно, неприлично в конце концов.

Неприлично так же, как неприлично в рамках идеологии учебника задавать вопрос “Зачем?”. “Становление личности”, “престижная должность”, “новая квартира”, “общественные потребности”, “личные радости”, “культура”, “искусство”, “религия”, “смысл жизни” – зачем все это? Парадокс, но ответ чаще всего звучит таким образом: “Вот варианты, выбери то, что тебе ближе, хотя можешь этого и не делать. Решай сам”. Господа авторы, вы все же имеете дело с ребенком, пусть и 14-летним. Он нуждается в качественном ответе, в личной оценке взрослого. Конечно, нельзя ее навязывать, но нужно хотя бы иметь.

Кстати, поэтому в учебнике нет и не может быть ответа на вопрос, ставший заголовком последнего пункта последнего параграфа: “Стоит ли бояться будущего?” То, что такой вопрос возникает и ставится в учебной литературе, само по себе тревожно.

Возможно, мы еще не раз вспомним плохие “необъективные” учебники прошлого, которые были основаны на примитивных логических схемах, отбрасывавших “неудобные” факты, а иногда откровенно лживых. При всех своих пороках они обладали тремя несомненными достоинствами: они учили верить (не всегда истине), они помогали надеяться (часто необоснованно), они советовали любить (даже то, что было не достойным любви). И обманутый ребенок не был одинок в мире. А когда он вырастал, то мог разобраться в обмане, чтобы жить по правде. Захочет ли он сделать это теперь, когда ему намекнули, что правды нет?

Иван Лопатин

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте