search
Топ 10

Частный сектор эстонской системы высшего образования приказывает долго жить

Один из первых «ростков» на ниве частных вузов Эстонии, Институт экономики и управления ECOMEN, должен был в октябре отмечать своё 20-летие. Но вместо юбилея получились поминки. Нынешней весной разразился скандал, в результате которого вузу было запрещено проводить набор новых студентов. При этом лицензия за институтом формально сохранялась. И хотя в дальнейшем выяснилось, что слухи о торговле дипломами (а именно это послужило поводом для распоряжения министерства заморозить набор) были сильно преувеличены, но престиж вуза оказался подорванным настолько, что восстановить его уже не представляется возможным.

Само по себе это событие можно было бы отнести к разряду хоть и неприятных, но достаточно рутинных, которые возникают в любой сфере и на которые не стоит обращать особое внимание. Однако одновременно с «наездом» на

ECOMEN

было объявлено о закрытии ещё одного частного вуза – Эстонско-Американской бизнес-академии (ЭАБА). И тут уже напрашиваются некие параллели…

Поскольку в обоих этих вузах обучение велось на русском языке, то невольно возникает соблазн заявить, что речь идёт о политическом преследовании, о желании государства в лице Минобразования «задушить высшее образование на русском языке». Как, кстати, и объясняло ситуацию руководство института

. При этом какая-то доля правды в подобных утверждениях даже наличествует. Но всего лишь доля, и отнюдь не существенная. Истинные причины значительно глубже.

Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас…

Согласно эстонским законам частные высшие учебные заведения имеют право выдавать своим выпускникам дипломы государственного образца. Но для этого необходимо выполнить целый ряд непростых условий. Во-первых, вуз должен иметь уставной капитал не менее 385 тысяч евро. Это может быть как денежный эквивалент, так и недвижимое имущество на ту же сумму. Во-вторых, вуз должен пройти процедуру лицензирования и институциональной аккредитации, то есть проверки всех учебных программ, а также технической и материальной базы, на соответствие стандартам Евросоюза (для Эстонии установлены 24 таких стандарта). В-третьих, не менее 70% преподавателей (лекторов в здешней терминологии) должны состоять в штате учебного заведения, а из них не менее 60% – иметь учёную степень или звание доцента/профессора.

Все эти условия были определены пакетом законов, принятых парламентом страны за период с 1992 по 1994 год. Главная задача при этом была – упорядочить деятельность в сфере высшего образования, в том числе избавиться от выросших как грибы после дождя многочисленных вузов сомнительного характера, которые, по сути, являлись «торговыми точками по продаже дипломов». В результате удалось сократить число частных вузов с 29 в 1991 году, до 13 к концу 90-х. На сегодняшний день их осталось девять, включая три учебных заведения, принадлежащих религиозным общинам.

ЭАБА и

относились к тем частным вузам, которые уцелели в ходе первой «чистки». Главным образом – благодаря поддержке спонсоров, которые помогли решить финансовые вопросы, а также квалифицированным лекторским кадрам, обеспечившим необходимый уровень учебно-методических разработок и качество учебных программ. Однако решения были лишь частичными, «хвосты» оставались.

Так, у ЭАБА постоянно возникали проблемы с аккредитацией программ, и вместо полной (на семь лет) в большинстве случаев комиссии выдавали частичную аккредитацию (на два года). Строительство собственного здания в Таллине (дополнительно к арендуемым помещениям) позволило выполнить условие об уставном капитале, но отвлекло средства из фонда заработной платы, и администрация вынуждена была сократить число штатных лекторов, чем нарушалось другое условие закона.

Что же касается института

, то ему долгое время удавалось удерживать достаточно высоко планку качества учебных программ и научных разработок (здесь даже регулярно издавались снабжённые кодами

ISSN

ISBN

учебники и «Сборники трудов

»). Вуз успешно проходил все проверки, каждый раз получая полную аккредитацию всех программ и неизменно продлевая срок действия лицензии. Более того, этот вуз одним из первых среди всех высших учебных заведений Эстонии, включая и государственные (в Эстонии они именуются общественно-правовыми), получил международный сертификат качества по системе

ISO

. Но мало кому известно, какой ценой давались все эти достижения. А цена эта за последние пять лет выражалась в регулярной задержке и без того не ахти какой высокой (в полтора-два раза ниже средней по стране) зарплаты профессорско-преподавательскому и административному персоналу. Иной раз – по три-четыре месяца, а в 2013 году зарплату здесь не платили с января, и в июне, когда разразился скандал, срок задолженности превысил 5-месячную отметку. Так что закрытие этого вуза было лишь вопросом времени.

Охота на абитуриентов

По мнению многих аналитиков, ситуация на рынке высшего образования существенно обострилась из-за демографических факторов. Сегодняшний контингент потенциальных абитуриентов составляют юноши и девушки, годы рождения которых приходятся на вторую половину 1990-х, когда рождаемость в Эстонии была самой низкой за всю новейшую историю. Например, в регионе Ида-Вирумаа, прилегающем к границе с Россией, во всех школах, независимо от языка обучения, общее количество выпускников не превысило нынче одной тысячи человек. А именно на этот регион приходилась половина студентов института

, который изначально был создан как Международный эколого-технологический колледж в расположенном здесь городе Силламяэ. Своё влияние на Ида-Вирумаа пыталась распространить и ЭАБА, учредив пять лет назад своё отделение в Нарве.

В этой ситуации выдержать конкуренцию с общественно-правовыми вузами «частникам» оказалось не под силу. Тем более что государство, чутко уловив тенденции времени, предприняло целый ряд мер, до которых у него прежде «не доходили руки». В Нарве создан Колледж Тартуского университета, в котором (единственном в республике) готовят учителей для школ с русским языком обучения. Количество студентов – 800 человек. Второй по величине вуз Эстонии – Таллинский технический университет – открыл в городе Кохтла-Ярве свой колледж, в котором прикладным техническим специальностям обучаются от 600 до 650 человек.

При этом в обоих названных учебных заведениях преподавание ведётся на русском языке с одновременным углублённым изучением эстонского, и БЕСПЛАТНО. Для экономически неблагополучного региона, в котором самая высокая по стране безработица и самые низкие «подушные» доходы, последний фактор, несомненно, является решающим (особенно если учесть, что и ЭАБА, и

брали за учёбу от полутора, на заочном отделении, до двух тысяч евро в год). Впрочем, язык обучения также играет далеко не последнюю роль, и государство пошло на то, чтобы и в таллинских, и тартуских госвузах на первом курсе русскоязычным студентам часть предметов преподавалась на их родном языке. При условии, что в дальнейшем они освоят эстонский в степени, достаточной для успешной учёбы. И тогда их обучение тоже будет бесплатным. Все эти шаги выбили у двух упоминавшихся частных вузов из рук их главный козырь – языковой…

Как сообщила редакции «УГ» референт Отдела высшего образования Министерства образования и науки Эстонии Эло Капп, на начало 2013 – 2014 учебного года в вузах страны числилось 64806 студентов и магистрантов. Из них более четверти (17 тысяч) – в Тартуском университете, год назад отметившем свое 380-летие. В самом крупном частном вузе, Estonian Business School (EBS), учащихся в десять раз меньше. Всего же в негосударственных вузах обучаются сегодня примерно 6 тысяч человек.

… Большинство экспертов считают, что в ближайшие два-три года количество частных вузов сократится ещё как минимум вдвое. Следующими в очереди «на вылет» стоят ещё два вуза. Среди них Высшая школа предпринимательства Mainor, принявшая под своё крыло около 400 «осиротевших» студентов института ECOMEN, которая вот уже второй год подряд сокращает – и не по своей воле! – набор новых абитуриентов и как следствие – число преподавателей (за этот период штат лекторов сокращён в три раза). Так что для ВШП кончина ECOMEN стала подарком. Хотя вряд ли это кардинально улучшит перспективы данного вуза. Скорее всего, по мнению доктора экономических наук, профессора Александра Лукьянова, это лишь отсрочит агонию Mainor`a. Той же точки зрения, но уже в отношении частной высшей школы Euroakadeemia, приютившей двести студентов ЭАБА, придерживается другой специалист, профессор Владимир Немчинов. Оба эксперта сами оказались жертвами «передела собственности» и поэтому знают предмет не понаслышке.

Таллин, Эстония

Фото: Учительская газета

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту