Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Бурные дни тихой обители. Штаб Кутузова, госпиталь Наполеона – в монастыре

Учительская газета, №40 от 4 октября 2011. Читать номер
Автор:

​Рядом с Бородино, у реки Колочи, стоит древний монастырь. В дни Отечественной войны 1812 года тихая обитель на Смоленской дороге оказалась в самом центре событий.

Колоцкий монастырь основан в 1413 году при можайском удельном князе Андрее, сыне Дмитрия Донского. Тогда же ему были пожалованы земельные угодья. В XVI веке многие настоятели – игумены общины – присутствовали на соборах в Москве. Они упоминаются на земских соборах 1573 года о разрешении брака Ивану IV, 1589-го – при избрании патриарха, 1598-го – при избрании царем Бориса Годунова. Во времена польско-литовской интервенции монастырь был полностью разорен неприятелем. К началу XVIII века монастырю принадлежало 73 двора, а также подворье в Москве близ Новинского монастыря. С 1724 по 1726 год монастырь был приписан к Новоспасскому монастырю, в нем насчитывалось 15 монахов. В 1726 году вновь сделан самостоятельным. В ту пору монастырь имел две каменные церкви, несколько деревянных строений – кельи, а также хозяйственные постройки. В 1744 году ему принадлежало 1069 душ крестьян. Подробные сведения о монастыре и его хозяйстве содержатся в описи 1763 года, согласно которой в соборной церкви находился большой золоченый иконостас, в приделах размещались ризница и книгохранилище. Вместе с монахами в монастыре находились отставные солдаты и офицеры: подпоручик, унтер-офицер, квартирмейстер, два капрала и 9 солдат, а также студент, присланный из Тайной канцелярии.В 1778 году часть Можайского уезда, где находился Колоцкий монастырь, отошла к Смоленской губернии. В эти годы в монастыре были построены настоятельские каменные кельи и обновлены другие строения.После прибытия Михаила Кутузова приняли решение о движении войск далее на восток в поисках удобной позиции для генерального сражения. Утром 2 сентября главные силы русской армии отошли от деревни Дурыкино к Колоцкому монастырю, где Михаил Илларионович предполагал дать неприятелю генеральное сражение. Накануне была составлена диспозиция на переход 1-й и 2-й Западных армий к селу Бородину, но, как сказано в приказе начальника штаба 1-й Западной армии Алексея Ермолова, «сие по встретившимся обстоятельствам отменяется и потому все три колонны обеих армий идут до Колоцкого монастыря, где занимают позицию. Войска выступают час до рассвету…». Артиллерии предписывалось идти по Смоленской дороге с вечера.2 сентября русские армии к полудню сосредоточились на позиции у Колоцкого монастыря, где разместился штаб Кутузова. В письме генерал-губернатору Москвы Федору Растопчину Кутузов сообщил из монастыря: «Полчаса назад не мог я еще определенно сказать Вашему сиятельству о той позиции, которую предстояло избрать… для предполагаемого сражения. Но, рассмотрев все положения до Можайска, нам та, которую мы ныне занимаем, представилась лучшею…». Однако через несколько часов Кутузов известил Растопчина о продолжении отступления и о том, что нынешняя позиция «хотя и довольно хороша, но слишком велика для нашей армии и могла бы ослабить один фланг». Петру Коновницыну, который находился у деревни Дурыкино, Кутузов предписал держаться с арьергардом как можно дольше, так как для устройства армии на позиции нужно часа четыре. Но начавшиеся бои арьергардов и обходной маневр Наполеона силами 4-го и 5-го корпусов вынудили Кутузова оставить позицию у Колоцкого монастыря и отойти к селу Бородину. Генерал Ермолов сообщает, что уже было начато строительство укреплений под Колоцким монастырем: «также произведены полевые укрепления и также позиция оставлена. Правый фланг, составляя главнейшие возвышения, господствовал местами на протяжении всей линии, но если бы невозможно было удержать его, отступление делалось затруднительным, тем более что в тылу его лежала тесная и заселенная долина».Находясь в монастыре, Кутузов отправил ряд писем прежде всего Растопчину о скором генеральном сражении, об обеспечении армии продовольствием и успокоении московских жителей, причем последнее письмо было напечатано в газете «Московские ведомости» 5 сентября 1812 года: «Все воины, – писал Михаил Илларионович, – оживляясь свойственным им духом храбрости, ожидают с последним нетерпением минуты запечатлеть кровию преданность свою… Отечеству… Прошу, Ваше сиятельство, уверить всех московских жителей моими сединами, что еще не было ни одного сражения с передовыми войсками, где бы наши не одерживали поверхности; а что не доходило до главного сражения, сие зависело от нас, главнокомандующих». Для облегчения подвоза фуража Кутузов приказал косить овес на корню, а начальникам штабов обеих армий было предъявлено требование – образовать особое «депо подвод» для перевозки больных и раненых «при генеральном сражении быть могущем». Был издан приказ о борьбе с дезертирством.2 сентября в овине за монастырем, «где была княжия квартира», произошла знаменитая встреча Петра Багратиона и подполковника Ахтырского гусарского полка Дениса Давыдова, положившая начало созданию известного партизанского отряда. В своем «Дневнике партизанских действий» Давыдов подробно вспоминал обстоятельства этого разговора. Он начал с жаром говорить Багратиону о выгодах создания партизанских отрядов из небольших партий казаков и кавалеристов. «К тому же, – доказывал Давыдов, – это обратное появление войск наших посреди рассеянных войною поселян ободрит их и обратит войсковую войну в народную… Князь прервал нескромный полет моего воображения, пожав мне руку и сказав: «Сейчас пойду к светлейшему и изложу ему твои мысли». И на другой день уже на Бородинском поле Багратион составил инструкцию для вновь созданного армейского партизанского отряда, в котором было 80 казаков и 50 гусар.О Колоцком монастыре в те дни писал и будущий декабрист, участник войны Федор Глинка: «Там еще оставались 2 или 3 поседевших монаха. Целый день церковь была отперта и полна. Я был у вечерни. – Унылый стон колокола, тихое пение, синеватый сумрак, слегка просветляемый томною лампадою и несколькими свечами, которые чуть теплились перед древними иконами… У некоторых… избыток грусти вырывался в тихих рыданиях, мешаясь с дрожащим голосом убеленного сединами старца. – Вид пылающего Отечества, бегущего народу и неизвестность о собственной судьбе сильно стеснили сердце. Я вышел и смотрел на заходящее солнце, которое усиливалось сохранить блеск свой в мутных облаках, гонимых холодным ветром. Уж ли, думал я, и древняя слава России угаснет в бурях, как оно!.. Нет! Восстал дух Русской земли! Он спал богатырским сном и пробудился в величественном могуществе своем. Уже повсюду наносит он удары злодеям».3 сентября по новому стилю русские войска отошли к Бородину. Отход прикрывал арьергард, разделенный на три части, под командованием генералов Коновницына, Крейца и Сиверса. Вечером 4-го арьергард двинулся от Гриднева к Колоцкому монастырю. В рапорте Коновницын сообщал, что кавалерия арьергарда расположилась у Валуева, егерские полки – у Колоцкого монастыря, 3-я пехотная дивизия – в деревне Акиньшино, в полутора верстах восточнее монастыря. Отряд Сиверса встал биваком впереди Колоцкого монастыря на Старой Смоленской дороге при селе Рожестве, а Крейца – на Мышкинской дороге. Находившийся в те дни будущий декабрист Александр Муравьев позднее вспоминал: «В ночь на 23-е число арьергард наш после жаркого дела отошел к Колоцкому монастырю. Поутру рано открылось нам великолепное зрелище всей огромной французской армии, построенной в боевой порядок и спускающейся против нас по покатости горы перед монастырем».Неприятель начал сильный обстрел арьергарда. Его левый фланг прикрывал отряд Сиверса. В рапорте Коновницыну он сообщал о событиях у Колоцкого монастыря: «Устроил я батарею на высоте при деревне против Колоцкого монастыря, успешным действием орудиев с той батареи под командою артиллерии полковника Паркенсона опрокинуты были две неприятельские колонны пехоты и колонна кавалерии…» Успешные действия артиллерии позволили на время задержать противника.Отряд Коновницына на Новой Смоленской дороге также нанес неприятелю ощутимый урон. Коновницын доносил Кутузову: «В атаке, произведенной вторым батальоном Изюмского гусарского полка и казаками, три французских эскадрона были совершенно уничтожены». Многие отличились в этом бою и были представлены к награждению. Так, нижние чины Изюмского полка Иван Бормас, Козьма Музыченко, Андрей Доценко, Иван Коровай и другие «первые были на приступе к атаке на неприятеля и тем подали пример прочим».На французскую армию монастырь произвел большое впечатление. В своих воспоминаниях отмечали: «Направо ниже нас выделяется Колоцкий монастырь – большие башни придавали вид города. Глянцевитые черепицы его крыш, освещенные солнечными лучами, блестели сквозь густую пыль, поднятую нашей многочисленной кавалерией» (Лабом); «Одно только притягивает к себе наше внимание в этой печальной и жалкой картине, это Колоцкий монастырь, который сам по себе представляет целую деревню… Построенное во времена готов, это сооружение часто служило цитаделью во время международных войн, да и до сих пор оно окружено траншеями. Разноцветные крыши его блестели под лучами солнца» (Ложье).С колокольни монастыря Наполеон наблюдал за русскими войсками, расположившимися на Бородинском поле. Шла интенсивная подготовка к генеральному сражению.Во время Бородинского сражения в помещениях Колоцкого монастыря разместился французский госпиталь, где находилось более 10 тысяч раненых. Лейб-медик Наполеона Ларрей лично произвел в этом госпитале за сутки более 200 ампутаций.Но не жилось спокойно захватчикам на Можайской земле. Под городом активно действовали, нападали на неприятельские партии, вели разведку армейские партизаны.В середине октября французская армия, отступая из-под Малоярославца через Боровск, Верею, Можайск, вновь прошла через Бородинское поле и Колоцкий монастырь.Врач вестфальских войск Генрих фон Росс вспоминал: «Миновала холодная ночь… спали мы мало, ибо в монастыре Колоцком, переполненном отступавшими войсками, было чрезвычайно неспокойно; все готовились к завтрашнему выступлению. Наполеон тоже ночевал здесь…»В монастыре французы стали свидетелями тяжелого зрелища. Там еще находилось около 1000 раненых, умиравших от голода и болезней. Наполеон приказал забрать некоторых из них, положив на армейские повозки. Как свидетельствовали участники событий, там имели место случаи, когда раненых сбрасывали в грязь, оставляя их на произвол судьбы, дабы не обременять себя в походе и сохранить жизнь. Итальянец Ложье писал, что «в Колоцком монастыре первый раз разбили и бросили пушки».31 октября 1812 года, преследуя неприятеля, казаки Матвея Платова атаковали его у стен монастыря. В этом бою было истреблено два батальона французов, захвачено в плен более 100 человек, а также отбито 2 знамени. Известия о бое при Колоцком монастыре публиковались во многих журналах и газетах того времени, в 1814 году была исполнена гравюра по рисунку Доменико Скотти, изображавшая «разбитие» неприятеля при монастыре. Уходя из монастыря, французы закопали на его территории оружие и снаряды. Перешедший на сторону русской армии унтер-офицер Фридрих Бем указал место, где было закопано оружие – 27 артиллерийских орудий, от пяти до шести тысяч русских и французских ружей, 500 русских сабель, несколько барабанов и от 10 до 15 тысяч гранат, ядер и прочих снарядов. В ноябре 1812 года Коновницын предписал капитану Фаустову «отправиться к Колоцкому монастырю и, отрыв там все закопанные неприятелем орудии, о количестве и качестве оных рапортуйте мне. Нужных для сего предмета рабочих, материалы и все необходимое извольте требовать от московского гражданского губернатора, и как на него возлагается перевозка всего сего… то вы о количестве откопанных вами орудий и прочего уведомьте его и потом возвратитесь к своему месту».Во время военных действий 1812 года Колоцкий монастырь подвергся страшному разорению: было разграблено монастырское имущество, сожжены иконостасы, все деревянные постройки также погибли в огне.В конце XIX века монастырь посещал известный русский художник-баталист Василий Верещагин, пытавшийся обнаружить на колокольне надпись, сделанную Наполеоном.В послереволюционные годы монастырь был закрыт. В 1941-1943 годах монастырские постройки использовались под госпиталь. В 1998-м возобновлена монастырская жизнь, обитель существует ныне как женский монастырь.Владимир УШАКОВ, консультант администрации Можайского района


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту