Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Будни Пикалова. Он умеет превращать их в праздники. Для детей. Коллег. Родителей своих учеников. В конце концов для себя

Учительская газета, №47 от 24 ноября 2009. Читать номер
Автор:

«Мы все его ждали с конкурса, переживали. Он привык побеждать, а тут «шестнадцатый». Это хорошо, что все, кто не попал в «пятнашку», – шестнадцатые. Слышу: подъехала машина, вышла на лестничный марш, жду. Поздоровался с кем-то, вприпрыжку на второй этаж поднялся, добежал до меня, обнял, и его первая фраза была: «Я не думал, что так буду скучать…» До этого мгновения я Сергея Викторовича по-иному воспринимала. Он сразу стал для меня другим человеком. Я посмотрела на него и говорю: «Серега, какой ты худой!» А он мне в ответ: «Были бы кости, а мясо еще нарастет…» И помчался к своим первоклашкам. Сережка умеет слушать и слышать. Он очень добрый. Он всегда подойдет, спросит: как дела, голова болит? А еще он ранимый, но отходчивый, быстро прощает обиду. Когда он ушел, я подумала: любят его все, а ругаю его я одна. Такая уж у меня должность, ничего не поделаешь». Елена Юрьевна Лёвина, заместитель директора лицея №11 г. Красноярска.

Много евра и жину

В конце прошлого учебного года первые его выпускники подарили ему альбом. Назывался он «Сказание о Сергее Молодце». И был в трех частях.

В первой части – лирической – рассказывалось о том, как Сергей появился в школе и что он вытворял с ребятишками четыре года. Вторая часть – ностальгическая. Вот только некоторые из записей. «Желаю вам последнию категорию вождения, Мерседес бенц 2009 года «Е» класса». Эдик Ханюков. «Я хочу, чтобы наш учитель нашел себе жину». Лера Митрякова. «Желаю Сергею Викторовичу удачи, счастья, здоровья и бесконечного трафика интернет». Наталья Моисеева. «Желаю вам много евра и здоровья». Данил Геков. «Я желаю Сергею Викторовичу, чтобы он был здоровым, честным и всегда таким же умным и добрым, как сейчас». Галина Селина.

Третья часть сказания – произвольная, и там родители высказывались. «У вас большой потенциал, будьте таким. И вы всего добьетесь в этой жизни. Есть такая японская мудрость: человека ценят в жизни не за его положение, а за то, чего он достиг в своей профессии». У вас все очень хорошо получается, будьте таким – и все будет». Андрей Самойлов. «Сергей Викторович, безумно грустно расставаться с вами. Но вы не думайте, что мы не будем докучать вам в дальнейшем. Желаем вам всего самого наилучшего, преданных учеников, внимательных родителей и всего-всего-всего». Ирина Викторовна Ванюшевич. «Желаем только хороших учеников, успехов во всем! Творите, творите! Спасибо большое за ваш труд, очень нелегкий». Семья Берляковых. На последней странице большими каллиграфическими буквами было выведено «До свидания, любимый учитель!», а внизу чуть помельче «Продолжение следует».

Как нарисовать воздух?

«Надо взять чистый лист бумаги, кисточку и краски, но и цветные карандаши подойдут, и нарисовать воздушный шар, плывущий над землей, – ответила маленькая девочка. – Воздух будет внутри шара и вокруг него. Двойной воздух!» – заулыбалась она. «А как нарисовать ветер?» – спросил учитель. Класс взорвался лесом рук: наклоненное дерево; развевающаяся грива лошадки; пенные гребешки на волнах; косые струи дождя; сердитый дедушка, надувающий щеки; улетающий от мамы зонтик… Они рисуют с Сергеем Викторовичем на окружающем мире и на уроках чтения. «Вот сейчас, – говорит он, – мы еще не читаем, мы буквы изучаем, и чтобы лучше запомнить, рисуем их в самом неожиданном виде. Первое полугодие – это некое становление, обучение грамоте, обучение счету. В этот период очень важно развивать моторику руки. Поэтому много работаем с пластилином. Посмотрите, какие очаровательные мышата стоят на полке. Это ребятишки вылепили. И с оригами работаем, и с природным материалом. Иногда сам удивляюсь, какие штуки могут придумать детки, да еще и сделать своими руками. Родители от этого тащатся, когда видят, что их ребенок своими руками такое чудо сделал».

Когда-то Сергей написал:

«У моря хватит слез, чтоб наполнить ими мою душу. / Это не всерьез, я свои обещанья нарушу. / У неба хватит звезд, чтобы написать твое имя, / У ливня хватит грез. Оставайся с ними. / У ветра хватит сил, чтобы поднять твои следы из пыли. / И кто-то пригласил, но забыл, что мы уже здесь были. / У стрелок на часах хватит времени для нас с тобою. / У книги хватит глав, я ее закрою».

Это были слова одной из первых его песен. Теперь их у него много. Как написать песню? Точно так же, как нарисовать воздух. Надо взять чистый лист бумаги и записать сюжеты из снов. Из чужих снов. И снова мечтать о крыльях. Видеть, как смеется желтое солнце, запоминать его под стеклом. И в конце концов понять, что манекены, сколько бы ты ни разговаривал с ними, никогда не заговорят с тобой, они разговаривают лишь друг с другом, и признаться, что сюжетов больше нет, их надо искать во снах кого-то другого…

«Балаганчик»

В прошлом году в школе проходила традиционная осенняя ярмарка. Какая ярмарка без звонких песен и веселых частушек? Музыкальный кабинет превратился в большой концертный зал, на сцене которого мог выступить любой желающий. Можно было заглянуть в уютный ресторанчик, полакомиться вкусными блинами и попить горячего чаю. На спортивной площадке в веселых эстафетах вместе с малышами участвовали старшеклассники. А детки Сергея Викторовича показали на ней кукольное представление. Вначале ребятишки сами придумали героев, потом сочинили сюжет, написали текст, подобрали музыкальное сопровождение. Это был корявенький текст, по-детски наивный, но это был собственный текст, не из книги взятый, не взрослыми придуманный. Сами смастерили кукол. Емеля и Буратино спорили между собой, что лучше: лето или осень? Вовлекли в обсуждение зал. Спор помогал разрешить веселый Петрушка. Вышло, что у каждой поры свое очарование и каждому нравится свое: кому-то золотой листопад, а кому-то мелкий едва накрапывающий дождик… Так родился кукольный театр «Балаганчик».

…После этой ярмарки Сергей на уроках, работая с художественными произведениями, часто использует куклы.

Чучело

Иногда дети ставят его в тупик. Вопросами, на которые он не всегда знает ответ. И тогда он говорит: «Давайте подумаем вместе, вместе поищем ответ. И в следующий раз попробуем на этот вопрос ответить». Иногда возникают забавные ситуации. Подходит к нему в первом классе ребенок и серьезно спрашивает: «А вы, Сергей Викторович, кто по гороспопу?» Он пригасил улыбку и сказал, что Козерог, а слово «гороскоп» происходит от греческого «гороскопус» и обозначает «наблюдающий время», а правильно произносится вот так. «Запомнил?» – «Запомнил! А я по гороспопу, ой, гороскопу, Скорпион…»

Пришел новый ребенок в класс, нормальный ребенок, но немного стеснительный, тихий, скованный. А занковские дети, наоборот, раскованные, неугомонные, динамичные, они так и пышут энергией. Новому человеку тяжело вливаться в такой коллектив. Ребята очень долго не хотели принимать этого ученика. И тогда Сергей не пожалел учебного времени, и они в течение трех уроков смотрели фильм «Чучело». Та же ситуация, что и у него в классе, хотя его дети были помладше – четвертый класс. Он знал, что фильм сложный и для восприятия, и для понимания, но все-таки решил показать его детям. Сергей понял, что все получилось, когда увидел на глазах своих ребятишек слезы, когда они смотрели, как Лена, героиня фильма, уезжает со своим дедушкой из города. Ситуация в классе стала налаживаться. Сергей своим ученикам ничего не объяснял. Он просто показал им фильм. Они уже сами сделали выводы, правильные выводы.

…Он не боится вызывать у детей добрые слезы, которые идут от сердечка, как он говорит, потому что они настоящее проявление чувств.

Классная газета

Начиная со второго класса он стал издавать вместе с ребятишками свою газету. Малыши согласились, чтобы за главного редактора был Сергей Викторович, а они будут всячески ему помогать. Выходит газета раз в четверть тиражом 40 экземпляров. Правда, бывают исключения. Выпуск, посвященный осенней ярмарке, напечатали тиражом 100 экземпляров. Есть в этой газете рассказы, написанные самими детьми, частушки, стихи. Некоторые ребята ведут свои персональные рубрики. Например, Настя Капустина. У нее смешные частушки получаются. «Наша Лера нарядилась / В юбочку зеленую. / Это где ж она видала / Такую форму школьную? / Все, что Миша подобрал, / Он в карман пихает. / Если Миша погулял – / Дворник отдыхает. / Наш Илья негромко крикнул, / Аж соседний двор подпрыгнул, / Облетел в полях горох, / И учитель наш оглох». Все смеются, и никто не обижается. Илья Шпаков дает советы, как ухаживать за кошками. Роман Лалетин рассказывает, как однажды за ним по дороге в школу увязалась собака: «Она шла за мной прямо до школы. Здесь она пристала к моей однокласснице Кристине. Собака бегала за ней и пыталась выхватить сменку. Потом вырвала из рук Кристины и стала с ней играть. Мы долго бегали за собакой, чтобы отобрать сменку. Все закончилось хорошо». Есть в газете разделы, посвященные развитию моторики руки, логического мышления. Есть библиотека маленького школьника: на этой страничке печатаются произведения, которые не проходят по программе, но учителю хотелось бы, чтобы ребята их прочитали. Есть детские рисунки и фотографии. Публикуют календарь дней рождения.

Двадцать раз молодец

Сергей Пикалов умеет не только создавать условия, когда ребенок, выполняя учебное задание, неожиданно для себя приходит к выводу, раскрывающему неизвестные ему ранее возможности, но и умеет заметить это личное открытие. Но этого мало – считает он. Нужно всячески поддержать ребенка, а затем поставить перед ним новые, более серьезные задачи и вдохновить его на их решение.

Хотя он и не врач, но периодически делает своим малышам прививки. Это прививки хорошего настроения. Надо повторять за учителем: «Пятачок, улыбочка, колпачок, прививочка». На слове «пятачок» указательным пальцем руки дотронуться до носа; на слове «улыбочка» указательными пальцами обеих рук дотронуться до уголков губ; проговаривая слово «колпачок», соединить руки над головой; а на «прививочке» слегка ущипнуть соседа.

Он за один урок говорит раз двадцать «молодец»», тридцать раз «умница» и раз десять: «Ребятки, я горжусь вами». Не грозит ли такое частое использование этих слов девальвацией похвалы, которую считают одним из важных воспитательных инструментов? Ведь дети могут привыкнуть к такому потоку добрых слов и просто перестанут их замечать. Житейский смысл подсказывает, что похвала ценится, когда ее трудно заслужить. Но житейский и педагогический смыслы не всегда совпадают. Сергей уверен, что слова «молодец» и «умница» – это вовсе не похвала, это констатация факта. Ребенок, может, поэтому и старается, что поверил учителю и стал принимать его реплики как само собой разумеющуюся оценку. «Да, я молодец! Да, я умница! Я заслужил эти слова и все время буду доказывать, что я в самом деле такой». Сергею кажется, что эти слова никогда не бывают лишними из уст учителя, потому что многим детям именно этих слов в жизни и не хватает.

Каждая картошка уникальна

Как-то, рассказывая коллегам о создании ситуации успеха на уроках и во внеурочной деятельности, он позвал их в «поход», раздал им по одной картошине и попросил каждого всмотреться внимательно в клубень, а потом рассказать всем, почему именно этот клубень так уникален, такой особенный, попросил найти слова, чтобы похвалить клубень за его уникальность. Когда коллеги справились с заданием, он им сказал не в шутку, всерьез: «Если уникальна каждая картофелина, то как уникален каждый из вас, а тем более каждый ребенок. Наша задача увидеть эту уникальность и помочь ребенку развить ее».

Он старается создать на своих уроках ситуацию успеха для каждого ученика, при этом он разделяет понятия «успех» и «ситуация успеха». Ситуация – это то, что способен организовать учитель, это сочетание условий, а сам успех – результат подобной ситуации. Задача учителя состоит в том, чтобы дать каждому из своих воспитанников возможность пережить радость достижения, осознать свои возможности, поверить в себя. Что конкретно он делает? Или, говоря другими словами, каков алгоритм построения ситуации успеха.

Сергей Викторович снимает страх у ребенка, помогая ему преодолеть неуверенность в своих силах, робость, боязнь самого дела и оценки окружающих. Он авансирует успешный результат, выражая твердую уверенность, что его ученик обязательно справится с поставленной задачей. Скрыто инструктирует ребенка намеками, пожеланиями о способах и формах совершения деятельности. Вносит мотив, показывая ребенку, ради чего или кого совершается данная деятельность. Подчеркивает персональную исключительность ребенка, обозначая важность именно его усилий. Мобилизует активность, используя педагогическое внушение, побуждая к выполнению конкретных действий.

…Сергей уверен, что успех рождает энергию для преодоления трудностей и стимулирует желание учиться. Успех в школе – это завтрашний успех в жизни!

Оценки и отметки

В первом классе отметок не ставят. Но оценивать малышей как-то надо, чтобы они знали, чего достигли, хорошо работают или плохо, доволен учитель их результатами или нет. В прошлом выпуске у Сергея была система смайликов. Проверяя тетрадь, он рисовал либо вклеивал смайлик. Детям это нравилось. Они радовались, когда видели в своих тетрадях улыбающиеся рожицы и с удовольствием переделывали задания, если на страничке появлялось грустное или задумчивое лицо.

У нынешних первоклассников появилась своя валюта – смешарики. За всякую хорошо выполненную работу ребенок получает определенное количество классных денег. В конце полугодия в классе пройдет ярмарка, где на заработанные смешарики каждый сможет купить школьные принадлежности, сладости, книжки и даже диск Сергея Викторовича или группы «Кристалл». Диски на ярмарку Сергей предоставит бесплатно, а вот сладости, принадлежности, книжки купят на деньги из фонда класса.

Когда дети становятся старше, Сергей начинает их учить самостоятельно себя оценивать. Ну, скажем, хотя бы так. В начале урока он говорит, что сегодня каждый будет сам себя оценивать. Наберешь за урок 11-14 баллов, считай, что заработал «3». Хочешь «4», надо иметь

15-18 баллов. Пятерка тянет на 19-22 балла, а если кто-то наберет больше 23 баллов, значит, он настоящий талант. Как заработать баллы? Задал вопрос-понятие – получай 1 балл, за вопрос-суждение – 1-2 балла, за ответ – 1-3 балла, за умозаключение – уже 3 балла, за дополнение и возражение – 1-2 балла и, конечно же, за хорошую осанку при письме – 1 балл. Полученные баллы надо записывать в отведенном для этого поле на рабочей карточке, а в конце урока все их посчитать. Не беда, если учительская оценка не совпадет с детской. Об этом никто не будет знать, кроме самого учителя. Полученная картинка показывает ему, кто как себя оценивает и над чем надо работать конкретно с каждым.

Танцевал Сергей всегда. Начиная с детского сада. Ни один утренник без его выступления не проходил. В одиннадцать лет его отдали на бальные танцы. Ему нравилось. И он одиннадцать лет прозанимался. На первом курсе университета записался в студенческий академический хор. А на втором решил поучаствовать в конкурсе ретропесни. С «сольником» никакого призового места не занял, а за выступление дуэтом с однокурсницей им дали третье место. Спели они тогда забытую песню «Несет ветерок» группы «Воскресение». С тех пор ни одного конкурса не пропускал, репетировал дома.

Однажды встретил своего старого знакомого Ваню Курочкина, и тот сказал, что занимается вокалом у отличного педагога Ирины Концур в ДК железнодорожников. Стали заниматься вместе. А еще через восемь месяцев они вместе с Ваней Ковальчуком и Русланом Катеринчуком создали свою группу. Долго думали, какое ей дать название, но так и не придумали до первого официального выступления. А заявку подавать без названия группы на конкурс нельзя, ну и записали тогда первое, что пришло на ум, – «Кристалл». Думали, со временем поменяют название. Но зрители быстро привыкли к ним, и теперь нет уже смысла менять – это их бренд. Пятым в группу пришел Алексей Кочергин.

За два года они стали обладателями Гран-при краевого фестиваля самодеятельного искусства «РЖД зажигает звезды», заняли третье место на Всероссийском фестивале, третье место на краевом фестивале «Россия! Молодость! Мечта!» и совсем недавно вышли в лауреаты Всероссийского открытого патриотического фестиваля молодежного творчества «Енисейская волна». Там они выступили с попурри из песен военных лет. Сергей специально придумал костюмы для этого выступления: брюки из маскировочной ткани, ремни – триколор, рубашки военного покроя защитного цвета, а на них нашиты салатные майки. Классно смотрелось!..

…В прошлом году Сергей создал и в классе вокальную группу. Ребятишки с удовольствием поют. Они уже даже выступали на церемонии вручения премии главы города.

Как стать учителем

В пятом классе классным руководителем у него была Светлана Владимировна Юхименко, она же преподавала русский язык и литературу. С первого урока она влюбила его в себя. Когда она останавливалась у его парты и смотрела в его тетрадь, у него замирало сердце. Она касалась легкой мягкой ладонью его затылка. «Молодец!» – и шла дальше. Когда раскрывала учебник и читала стихотворение, ему казалось, что она читает только для него одного, точно так же, как и правила объясняет ему одному. Она всегда замечала, что с ним происходит, как часто меняется у него настроение, но никогда не спрашивала почему, она просто смотрела ему в глаза и улыбалась: мол, все будет нормально, перемелется – мука будет. Ей хотелось рассказывать все тайны: о ссорах с друзьями, о сломанном велосипеде, пропавшей книжке, потерянном ножике, о том, как однажды чуть не утонул в реке, о рыбах, царственно проплывающих у крутого каменного берега… И он уже тогда знал, что она выслушает и подскажет, как ему быть. Но он никогда ей ни на что не жаловался, ему достаточно было знать, что если понадобится помощь – он ее получит. Однажды он понял, что она любит не только его одного, любит всех в классе, всем готова помочь, и ему стало обидно, но лишь на мгновение, потому что он подумал: было бы несправедливо, если бы она относилась как-то по-особому только к нему одному, и он принял это новое для себя знание. К концу пятого класса твердо решил, что будет учителем и только учителем. Когда сказал об этом маме, она только улыбнулась: «Поживем – увидим. Сейчас надо просто учиться».

В девятом классе Сергей поехал отдыхать в летний оздоровительный лагерь. Вожатыми там были девчонки – студентки факультета начальных классов. Они так интересно рассказывали о том, чему их учат: с одной стороны, рисовать, петь, играть на музыкальных инструментах, вышивать и вязать, а с другой – экономике, философии, психологии, что он сразу почувствовал: это его. «Нас учили всему, вплоть до вышивания крестиком. Это было здорово, интересно, весело, иногда смешно».

«После полутора месяцев государственной практики, когда каждый день проводишь уроки, анализируешь, что делаешь, как у тебя получается, можешь не кривя душой сказать себе: надо тебе это делать или нет и можешь ты это делать или нет. После практики я решил: пойду все-таки в школу после окончания университета».

Будущее

– Кем ты видишь себя через пятнадцать лет?

Ответ сразу: «Не вижу. Мне сложно даже предположить».

– Через четыре года?

– Вижу себя учителем, который выпустил еще один выпуск. А время покажет. Но сейчас я себя, кроме как учителем, никем не вижу. Это моя работа, работа для души, работа, которая доставляет удовольствие и от которой получаешь кайф. Мне сейчас жаловаться не на что, я занимаюсь тем, что мне нравится.

Наталья Николаевна Михайлова, заместитель директора 11-го лицея, внимательно слушает наш диалог: «Кто отработал в школе более 5 лет, остается в ней навсегда. Это не засасывает, это просто становится твоим. А что касается Сергея, то человек предполагает, а Бог располагает. Что будет, то и будет, но пока Сережка на своем месте. Четыре с половиной года назад, придя в школу, он все знал, как и каждый из нас. «Что вы мне здесь советуете, – говорил. – Я все знаю, я все умею. Мне вот методист поставил по этому уроку пятерку, а вы замечания какие-то делаете». Я тоже часто говорила, когда только пришла работать: «Я все знаю». Лишь со временем поняла, что чем больше работаешь, тем меньше знаешь, что не все могу, что мне надо учиться. Наши отношения складывались с Сергеем непросто, но, знаете, что мне в нем очень нравится? То, что он понимает, что я понимаю, что он понимает, что я его понимаю».

Однажды они сидели со своим другом и разговаривали о будущем. Сергей сказал: «Я так многого хочу». Друг посмотрел на него серьезно: «Тебе многое дано, но чтобы все оно реализовалось, ты должен всего добиваться сам. Шаг за шагом, ступенька за ступенькой. Иногда тебе будет невыносимо трудно, но ты не должен сдаваться, если хочешь остаться самим собою».

Он навсегда запомнил эти слова.

– Чего бы мне хотелось? – улыбается. – У меня никогда не возникало желания спрыгнуть с парашютом. Наверное, не буду прыгать. Хотелось бы выступить в дуэте с эстрадной звездой, и не одному, а с нашей детской вокальной группой и группой «Кристалл», чтобы мы всей большой кучей с кем-то известным спели. У меня с самого детства была мечта побывать в Лондоне, странном, загадочном, таинственном городе-призраке, выплывающем из тумана. Последний такой туман был при Диккенсе, – снова улыбается. – Но пока нет такой возможности. Хотел бы увидеть Америку, но ее за раз не посмотришь…

Начало

Он получил диплом, сел в самолет и улетел в Питер. Он гордился своим родным Красноярском, любил его, чувствовал его красоту и тайны. Но однажды побывал в Питере и влюбился в этот город на всю жизнь. Он лишь ждал момента, чтобы туда переехать. Ради этого города он готов был согласиться на любую работу. Не найдется места в школе, можно пойти танцором в клуб. Не возьмут в клуб, можно наняться в дворники или сторожа. Он представлял, как дом за домом, улица за улицей, мост за мостом, канал за каналом будет обходить не спеша этот город, как с колокольни Исакия будет вглядываться в очертания невских набережных, как постигнет тайную карту проходных петербуржских дворов. Ему не важно было, где он будет жить и сколько зарабатывать, он хотел быть с этим городом, и он уже был с ним… Но в Красноярске осталась любовь, первая, настоящая, страстная, когда день, проведенный друг без друга, становится вечностью, а время останавливается… Вдвоем не удалось уехать, и тридцатого августа Сергей вернулся в Красноярск. Мощный волшебный Питер не пересилил любовь. Многое случилось за прошедшие годы, но Сергей ни разу не пожалел о том, что вернулся домой.

Тридцать первого августа он пришел в начальную школу 11-го лицея, показал диплом. Его взяли сразу, хотя у первоклассников уже был учитель и даже перекличка прошла. С одной стороны, директор немного беспокоилась, как родители воспримут неожиданную смену педагога, а с другой – у нее был железный козырь для них: это будет учитель только вашего класса, предыдущему пришлось бы вести два сразу, к тому же это единственный на весь Красноярск мужчина в начальной школе…

Молодой, симпатичный, открытый, искренний Пикалов сразу же понравился родителям. За четыре года ни одной жалобы, ни одного нарекания не было.

…Спрашиваю у Елены Юрьевны Лёвиной: «Если бы ваши дети шли в этом году в первый класс, вы бы отдали их к Пикалову?» Не задумываясь, отвечает: «Отдала бы».

Враги

Бумаги – его главный враг. Больше всего его напрягает именно документация. То сдавай, сё сдавай. Конечно, его учили в университете, как это делать, но каждый год требования меняются. Бумажная отчетность просто давит. Все находятся в каком-то заколдованном круге. При этом все знают, что это порочный круг. Городской отдел спрашивает с директора, директор – с завуча, завуч – с учителя. Но ведь никакие отчеты не покажут, как учитель относится к ребенку. Он мечтает о том времени, когда школа перейдет на электронные журналы.

«Я возвращаюсь из школы, сажусь за детские тетради, заполняю журнал, потом еду на репетицию, вернувшись, слушаю музыку, общаюсь с друзьями по Интернету, смотрю, а на часах уже полвторого, а мне в семь вставать. Удавалось бы поспать каждый день хотя бы семь часов – был бы счастлив. Так что второй мой враг – время, скорость которого не ощущаешь. Его у тебя вечно нет, даже если ты ничего не делаешь».

О себе

«Я не всегда хожу в школу в костюме и белой рубашке. Джинсы бывают, но футболки я не позволяю себе, джемпер, свитер, кофта, все в классическом стиле без всяких Микки-Маусов на груди. Мне кажется, дети совершено по-другому смотрят на одежду, чем взрослые. Мы как-то ходили в поход. Я пришел в джинсах, в толстовке. Детей это ни капельки не смутило. Если честно, то мне жалко ребятишек, которых заставляют носить школьную форму. С одной стороны, это здорово, потому что мы все аккуратненькие, чистенькие, но с другой стороны, все одинаковые. Через внешний вид мы можем выразить свою индивидуальность. Я за индивидуальность.

Учитель часто находится в какой-то оболочке, и он не может выйти из нее. Потому что он постоянно или думает о школе, или что-то делает, связанное со школой. А у меня есть уникальная возможность выйти за рамки школы. Я могу сыграть роль танцора, певца, инструктора по фитнесу, ведущего или кавээнщика, да кого угодно. Я с удовольствием живу в каждой из этих внешних оболочек, и я рад, что могу что-то из них принести еще и внутрь школы.

Больше всего в людях ценю честность, искренность и любовь. Это, наверное, самое главное. А еще мне нравится, когда люди улыбаются. Не люблю лесть, когда человек говорит мне одно, а думает совершено другое. И особенно противно, когда видно, что он говорит не очень искренне. Не люблю предательство, обман. Предавали ли меня? Не знаю, может быть, я этого уже не помню.

Меня больше всего в жизни радует, что у меня мама жива и здорова. Я давно живу один, но в моем холодильнике всегда пирожки с капустой, котлеты, соленья-варенья, приготовленные мамой. Она снабжает меня запасами еды почти каждую неделю. И мы каждый день с ней разговариваем по телефону.

Мой отец умер совсем молодым, мне не было и пяти лет. У меня часто перед глазами встает одна-единственная картинка: мы валяемся с ним на полу перед телевизором, он обнимает меня, подбрасывает… Я больше ничего не помню. Нет, еще почему-то помню похороны… Есть вещи, которые невозможно ничем заменить. Мне до сих пор не хватает сильных отцовских рук…

….И еще меня радует, что у меня есть возможность заниматься такими вещами, которые доставляют мне огромное удовольствие».

Его дети

Наталья Николаевна Михайлова рассказывает: «Играя с детьми, вживаясь в их мир, он подтягивает их до своего уровня. Незаметно для ребенка он его ведет и поднимает все выше и выше по ступенькам. Сережкиных детей можно сразу увидеть в школе. Они вроде бы такие шустрые, но в то же время воспитанные. Один раз видела, как он отчитывал кого-то из малышей на лестнице, я ухохоталась. Такой серьезный, ругает по-взрослому.

Я тут посмотрела недавно, какие оценки получили в первой четверти нынешние пятиклассники, Сережины выпускники. Сравнила с теми оценками, которые им Сережа выставил в четвертом классе, качество знаний не понизилось. Значит, в начальной школе заложена хорошая основа».

Елена Юрьевна Лёвина: «Знаете, что в нем есть? Детская взрослость или, наоборот, взрослая детскость. И еще естественная забота о детях. Женская половина педагогического коллектива может сказать: разве мужики когда-нибудь хорошо смотрели за детьми? Вот вам мужик – Сергей Викторович Пикалов, который умеет по-отцовски заботиться о детях. Кстати, родители это почувствовали сразу. Может, поэтому и не было никаких проблем. Сергей для своих ребятишек некий идеал, эталон. И они к этому идеалу прислушивались, стремились, они его любили и до сих пор любят. У нас в этом здании учатся 1-5-е классы. И я часто вижу, как пятиклашки приходят к его первоклашкам, вернее, к нему. Не потому, что он их позвал, а потому, что скучают по нему, потому что им не хватает того, что было у них в начальной школе. Он был разным для учеников, а это самое ценное».

Елена Васильевна Горбачева, заместитель директора 11-го лицея: «Сергей очень быстро растет. Особенно это было видно, когда мы готовили его к конкурсу. А вернувшись из Москвы, он стал более уверенным, стал выступать более профессионально. Конечно, он выступает постоянно на сцене. Он привык к аудитории. Но наша педагогическая сцена и педагогическая аудитория очень сильно отличаются от той сцены, с которой Сергей выступает с концертами.

В женском коллективе очень трудно мужчине, особенно молодому. Одна чувствует себя мамой, другая – начальницей, третья – соперница. Они оставляют на мужчине некие отпечатки, как помаду на щеке. Но у него есть мужская твердость. Выслушает, но сумеет отстоять свою точку зрения. Когда он приходит в наше здание на концерт, все старшеклассницы высыпают в коридор, визг, крик: пришел Пикалов! Он с ними остается на хорошей дружеской дистанции, которую легко ли ему выдержать, тяжело ли – только он сам и знает. Мне кажется, Сергей Викторович будет замечательным отцом. Это заложено семьей. Мама для него самая большая ценность, и он не стесняется этого».

Жизнь как чудо

Закончился концерт в Шарыпово. Это двести километров от Красноярска. Собрались у него в гостиничном номере, шутили, а он лежал на кровати и боялся пошевельнуться. Любое движение вызывало резкую пронзительную боль в подреберье. Потом боль стала стихать, уходить, и в какое-то мгновение, он почувствовал, что проваливается в сон. Снился ему странный сон, словно он бежит куда-то, перепрыгивая с кочки на кочку, а за ним гонятся какие-то люди, и непонятно, то ли остановить они его хотят, предупредить о какой-то ждущей впереди опасности, то ли пытаются вырваться вперед, чтобы первыми заполучить то, к чему он так стремился. От бега он покрылся потом, липким, как мед. Пот стекал по лицу, попадал на губы, он жадно облизывал их, и горечь обжигала язык.

Проснувшись утром, он почувствовал, что не может встать. И все-таки встал, плеснул холодной воды в лицо, мороз пробежал по спине. Его знобило. Он вдруг ощутил, что сердце его находится не на обычном месте, в груди, а где-то в животе, оно пульсировало в том самом месте, где вчера собиралась боль. Он не стал больше прислушиваться к своему телу и, собрав вещи, пошел к друзьям. Они уезжали в Ужур, за пятьдесят километров от Шарыпово, на следующий концерт. Там его прямо со сцены на «скорой» увезли в больницу. Дежурный врач сказал, что это воспаление поджелудочной железы. Ему поставили капельницу, дали какое-то лекарство. Он лежал распятый на кровати и уплывал на огромном плоту вниз по Енисею. Опустив руки в воду, он прислушивался, как течение мягко щекочет его ладони. Он всегда боялся щекотки, а тут ему было приятно. Вдруг плот поднялся над водой и поплыл прямо в небо. Маленькое облачко коснулось его лба, поцеловало и тут же растаяло. Он услышал, как кто-то сказал рядом: «Он может уйти, это не поджелудочная, его нужно срочно перевозить в Красноярск…»

Когда он пришел в себя, оперировавший его хирург повеселел: «Еще два часа, парень, и мы бы тебя не вытащили. У тебя был жестокий перитонит. Тебе крупно повезло». Первое, что он подумал: «Боже, а если бы я умер, кому бы отдали моих малышей?» А второе, что пришло ему в голову, было: «Какое счастье, что я жив…»

Москва – Красноярск


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту