search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Прошел первый урок «Высшей лиги» – Екатерина Костылева рассказала о трех китах педагогики XXI века Регионы вводят в школах дистант и закрывают детсады из-за коронавируса

Браво, Александр Сергеевич! Мефистофель не сумел купить душу борца

Помню, как в шестидесятые-семидесятые годы (теперь уже прошлого века!) на финалы “Золотой шайбы” приезжал наш великий тренер Анатолий Владимирович Тарасов. Приезжал не один – привозил на этот спортивный праздник всей страны своих великих игроков. На переполненном зрителями стадионе Тарасов проводил показательные уроки – тренировки юных хоккеистов. А потом на лед выбегал Толя Фирсов, и начиналась потрясающая десятиминутка: команда мальчишек – дворовая команда! – играла против трехкратного олимпийского чемпиона! Это было такое зрелище, которому нынче может позавидовать любая спортивная телепрограмма, борющаяся со зрителями за свой хилый рейтинг…

Александр КАЗАКОВ (крайний справа) с друзьями

А вечерами, когда юные спортсмены отдыхали, готовясь к финальным играм завтрашнего дня, Тарасов собирал тренеров-общественников, приехавших со своими командами мальчишек на всесоюзный финал. Помню, в Ижевске, в маленьком зале гостиницы, в которой жили все команды, народу собралась тьма, не то что сесть, встать было негде. У меня сохранился список тренеров того финала: С. Скороходов – Пермь, слесарь, С. Сухов – Волоколамск, милиционер, Г. Рожнов – Вологда, капитан дальнего плавания, пенсионер, Б. Браун – Харьков, учитель музыки, А. Голубей – Челябинск, инженер… Всего двадцать фамилий тренеров-общественников в этом списке. Они пробились на финал через победы своих команд в районных, городских, областных соревнованиях. Десятки тысяч дворовых команд по всей стране, столько же сооруженных во дворах хоккейных коробок, построенных на деньги государства и деньги жителей соседних домов. Тысячи и тысячи людей, бесплатно тренировавших дворовые команды, гордо называли себя тренерами-общественниками…
И где бы ни бывал президент клуба “Золотая шайба” по делам большого спорта, Анатолий Владимирович Тарасов встречался с тренерами мальчишеских дворовых команд.
Вот и в Ижевске была тогда такая встреча. Тарасов был не только великим тренером, он был и замечательным педагогом. Поэтому и разговор с тренерами был не столько о секретах спортивного мастерства, сколько о воспитании в мальчишках смелости и ответственности, чувства коллективизма и собственной гордости. Разговор о воспитании мужчины и гражданина.
А когда на финальную игру приезжал Николай Николаевич Озеров, на всю страну звучали имена тренеров-общественников. И, пожалуй, не было газеты в стране, которая не рассказывала бы об этих замечательных людях. Чего не прочтешь, к сожалению, сегодня, не увидишь ни одного тренера-общественника по телевидению. Они воспитывали и воспитывают не только здоровое поколение. Они воспитывали и воспитывают хороших людей. Переделывают трудных в добрых и честных.
Государство забыло, что они были и что они еще есть и сегодня. Пусть мало, совсем мало, но, что называется, уцелели.
Телевидение учит нас и наших детей алчности и неуважению к “слабому звену”. Неужели все наше богатство измеряется только деньгами, а наше человеколюбие – количеством пуль, выпущенных в нас и наших детей с экранов телевизоров?
Бескорыстие и энтузиазм часто, очень часто вызывают сегодня усмешку. И это тоже “завоевание” нашей демократии?..
Я расскажу вам о замечательном молодом человеке, чье мужество, жизнелюбие и бескорыстие меня поразили. Встреча с этим тренером-общественником в городе Смоленске тронула до глубины души.

– Вы чьи будете? – спросил у стоящих перед ним трех подростков дяденька из областного комитета по спорту.
– Как это чьи? – недоуменно переспросили ребята.
– Ну какой клуб представляете или спортивную школу? – сердито допытывался спортивный чиновник. – У нас ведь серьезные соревнования, открытый чемпионат.
– Мы из поселка Миловидово. Вот наш тренер, – и гордо указали на худенького подростка. – Его мы, значит, Александра Сергеевича Казакова. Боксеры мы…
– Не морочьте голову, – и чиновник встал со своего кресла, дав понять, что этот несерьезный разговор окончен. – Сроду в Миловидове не было спортивных секций. Да и тренер ваш слишком молод. Бокс, говорите? Чтобы морды сверстникам бить?
– Что?! – взъерошились ребята.
– Кончай базар! – твердо сказал их тренер. – Пошли, мы еще свое докажем…
Поселок Миловидово, что на дальней окраине Смоленска, и вправду известен и хулиганством, и драками, и пьянством, и всякими криминальными делишками. Поэтому у шестнадцатилетнего Саши Казакова и появилась такая идея: научить своих друзей-сверстников противостоять в борьбе с хулиганьем. Он видел, как к старшему брату приходили друзья и дома после тренировок на ковре оттачивали борцовские приемы. Сашка просил научить и его, но парни отшучивались: “Ты еще муха, всему свое время”.
Время шло, Сашка запоминал все, что делали брат и его друзья: приемы, захваты, подсечки. И еще – читал книжки по методике борьбы и бокса. Все, что узнавал, показывал своим ребятам. Был их тренером… Никем не признанная маленькая спортивная секция троих друзей вскоре стала известна всему поселку. Приходили в Сашин дом другие мальчишки, прослышавшие про юного тренера. Сашина комната стала тесной для тренировок.
Тогда-то и решили… построить свой спортивный зал.
В подвале Дома культуры был низкий, забитый хламом подвал. Начальник клуба мало верил в затею ребят, но решил, что если пацаны хотя бы хлам из подвала уберут – и то дело. Ошибся.
Ребята хлам сожгли, а потом, как кроты, стали рыть землю. Не одну тонну земли выкинули. Но где взять доски, чтобы и полы сделать, и стены зашить? Чего греха таить: ночью на лесопилке. Но через пару дней директор лесопилки обнаружил пропажу, вычислил “разбойников” и пожаловал к Саше домой.
– Знаю, хлопец, зачем тебе доски. Дело хорошее. Пришел бы, поговорили… Да уж у нас в Миловидове украсть – что плюнуть… Порешим так: я за спорт, поэтому составь смету на стройматериалы, а я что-нибудь придумаю.
Стыдно было. Но Саша тогда понял, что честным путем идти намного проще… Вот только что такое смета? Да и ладно. Взял лист из тетрадки и написал крупно “Смета”: нам нужно теперь совсем немного – досок сто. Спасибо!” – и подписался: “Тренер Саша Казаков”.
Работа кипела. Прошел месяц-другой, и в будущем зале-подвале были уже не только полы и стены, а даже зеркала – все как положено!.. И ни разу городские чиновники не заглянули на “стройку”. Да просто не знали о ней. Грянуло время перестройки и политических революций. Выборы, новые лозунги, новые кресла, рыночная экономика, приватизация, похожая на воровство, – до спорта ли было чиновникам. А ребятам, конечно же, было не до чиновников: вот-вот они откроют свой спортивный зал. Первый в их родном поселке! Но вся их радость разом рухнула из-за страшной трагедии. Их любимый тренер и душа мальчишек Саша Казаков разбился на мотоцикле. Перелом позвоночника.
Больницы, сложнейшие операции. Диагноз – инвалидность первой группы, ходить не сможет, передвигаться со временем будет только в коляске.
В больнице его навещали двое закадычных друзей. Но осенью они ушли служить в армию, а мальчишки, как и свойственно забывать о беде, все реже и реже навещали прикованного к постели Сашу. А было ему тогда всего семнадцать лет…
Однажды кто-то из навестивших его мальчишек и рассказал, что, мол, спортзал их сгорел дотла. Кто-то из пацанов дал парням-пьяницам ключ от подвала, вот они вечерами там и пьянствовали. Как говорили милиционеры, пожар произошел от брошенного окурка…
Можно себе представить, какие черные мысли клубились в Сашиной голове. Но, как он сам говорит, сообщение о спортивном зале что-то перевернуло в его сознании: значит, надо во что бы то ни стало бороться с болезнью, чтобы все начать заново. А бороться с тяжелым недугом можно только верой в себя, в свои силы. И в спорт, которым, несмотря ни на что, он будет заниматься…
Шесть лет он не вставал с больничной койки. Читал все подряд, даже стихи пытался писать. О чем? О добре и зле, которые вечно борются и не всегда добро побеждает зло. Что рождает такую несправедливость?.. Как он сам теперь говорит, эти мысли рождались, когда он в очередной раз перечитывал “Фауста” Гете. Пять раз! Каждый из нас знает: до “Фауста” надо дорасти…
Александру Сергеевичу через год исполнится тридцать лет. И все, о чем он шесть лет мечтал, лежа в больнице, порой сам не веря, что сможет осуществить эти мечты, постепенно сбывается. Он стал студентом Смоленского института физкультуры. Через год получит диплом тренера. Он заставил преподавателей поверить в свой талант тренера по борьбе. Потому что по сути своей он тренер по борьбе, и не только на ковре: он может научить своим примером бороться через “не могу” за свои убеждения, за свои человеческие права, за счастье, наконец.
Каждое утро он сползает с постели на ковер и на четвереньках, волоча за собой непослушные ноги, движется по кругу. Целый час. Потом еще часа полтора занятия на тренажере. Почти такой же, какой был в клинике известного на весь мир мануального терапевта Дикуля в Москве, где две недели Саша был на реабилитации. Надо бы еще подлечиться, но сегодня такой курс стоит не одну тысячу долларов. Разве на пенсию инвалида это можно сделать?..
После упражнений, наверное, очень трудных, Саша завтракает и садится за учебники. А после обеда… После обеда он едет в своей коляске в Дом культуры, в свой небольшой спортивный зал для борцов и боксеров. Там его ждут ребята. Мальчишки с 8 до 15 лет. Их у него почти тридцать человек. Мальчишки очень уважают своего тренера. Его уважают родители мальчишек. На тренировках у него всегда хорошее настроение. Он справедлив к детям.
Два часа тренировок – и в институт.
Это сказать легко – “в институт”. А как туда добраться? Быт наш, к сожалению, так устроен, что инвалиду в коляске во сто крат труднее, чем нам. Ни пандусов, ни приспособлений в транспорте, ни порой просто лифтов.
Несколько раз в неделю его друзья, юные спортсмены, едут вместе с ним в институт. Затаскивают коляску в автобус, поднимают по лестнице до аудитории. И пока их тренер слушает лекции, мальчишки бесплатно тренируются с кем-то из тренеров, кто свободен, или сами – бегают, прыгают, играют в баскетбол или в волейбол. В институте их все знают, их называют “чемпионы Александра Сергеевича”. Четыре года Александр Сергеевич работал с ребятами на общественных началах. Родители не платили ни рубля. Да и откуда деньги, если добрая половина мальчишек из очень неблагополучных семей, где скорее деньги на водку найдутся, чем на спорт. Когда Саша решил раз в неделю водить своих воспитанников в бассейн, деньги нашлись на это у единиц. Саша оббил не один чиновничий порог (и это в коляске-то!), чтобы добиться для них бесплатного посещения бассейна. Зато теперь раз в неделю – колоссальное удовольствие. И Саша тоже плавает вместе со своими ребятами.
Браво, Александр Сергеевич!

Игорь АФАНАСЬЕВ

Смоленск – Москва

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте