search
Топ 10

Большому кораблю – большое плавание… А также рифы и отмели

Экспериментальными площадками, прообразами Университета будущего, должны стать созданные в конце 2006 года в рамках ПНПО два федеральных университета: Южный (ЮФУ) и Сибирский (СФУ). В 2007 году каждый из них получил финансовую поддержку на развитие своей базы из средств федерального бюджета в объеме 3 миллиарда рублей. Как же идет работа в новых гипервузах и какое место там занимает профсоюзная организация? На пленуме ЦК профсоюза об этом довольно подробно рассказал председатель объединенного профкома Южного федерального университета Вячеслав СЕМИГУК.

В высшей школе последние 15 лет перманентно идут реформы и преобразования, и мы оказались на острие этих реформ. Нашим четырем вузам, объединившимся в Южный федеральный университет, поставлена задача создать высшее учебное заведение нового типа. Эта задача формулируется как создание инновационно-предпринимательского университета, который в короткие сроки должен войти в мировую элиту. Государство при этом выделило (или пока что выделяет) довольно приличные деньги.

Какими могут быть последствия такого реформирования для коллектива и профсоюзной организации вуза? Сегодня у нас есть четыре проблемы.

Одна из них связана с тем, что к руководству университетом пришел очень энергичный человек, это руководитель новой формации с амбициозными планами. Он прекрасно знает систему образования не только в России, но и за рубежом. По отношению к работающим и к нам как социальным партнерам ректор поставил такую задачу: «Я хочу, чтобы все вы были профессионалами!» То есть никаких жалоб на то, что мы чего-то не знаем или не успели узнать, новый ректор не терпит. Когда мы год назад на конференции задали ему вопрос «Какими вы видите место и роль профсоюзной организации в университете?», он ответил просто: «Какое завоюете, такое место и будете занимать!» Тезис очень неоднозначный, который можно понимать по-разному. Мы оказались в ситуации, когда действительно должны были завоевывать это место, доказывать работодателю, что мы что-то можем, что мы – организация, которая способна решать проблемы. В течение первых пяти-шести месяцев существования нового вуза нам удалось это сделать, в нас увидели серьезных партнеров.

Вторая проблема – формирование новой команды и новой системы управления вузом. Пришло много новых людей, причем многих привлекли со стороны, в том числе из бизнеса. Они задали резонный вопрос: «А зачем нам профсоюзная организация? У нас столько денег, что мы все можем делать сами». Не все наши профсоюзные лидеры на местах смогли ответить на этот вопрос. Сейчас мы продолжаем вести большую «воспитательную работу» с членами новой управленческой команды, реальными действиями показывая им, зачем нужен профсоюз.

Третья проблема связана с изменением технологий образовательного процесса. Изначально задача для университета была обозначена очень жестко: изменить технологический процесс, структуру, программы, средства обучения. Но обещанное повышение заработной платы не состоялось, люди разочарованы и даже разозлены. Мы сейчас работаем на тех же ставках, хотя работаем совсем по-другому, чем полтора года назад.

Перестройка технологий образовательного процесса обострила еще одну злободневную проблему, которую мы пытались решить в последние два года, говоря о ней на всех уровнях, – это нормирование труда преподавателей. Существующая структура нагрузки преподавателя не позволяет ему полностью проявлять свой профессионализм, так как он должен делать абсолютно все: и вести занятия, и руководить студентами, и выполнять научную работу, и вести методическую деятельность, и быть воспитателем, куратором. В течение года мы по просьбе Рособразования занимались разработкой различных систем оплаты труда, и ни одна из них не была принята, поскольку требовала выделения дополнительных средств. Думаю, если мы в ближайшее время напрямую не свяжем эти две проблемы и не добьемся увеличения оплаты труда, то национальный проект не будет успешен.

Кстати, когда говорят о повышении зарплаты, всегда получается одно и то же (по крайней мере получалось до сих пор). Что такое 15 процентов повышения в прошлом и позапрошлом году? Это 15% от базового оклада. Но ведь в вузе костяк коллектива составляют доценты и профессора, у которых есть надбавка за ученую степень, и ни разу ни при каких индексациях это не учитывали. Если бы мы в прошлом году не добились увеличения надбавок за ученые степени кандидатам и докторам наук до 3 и 7 тысяч рублей, сейчас мы бы даже не говорили о сохранении кадров, коллапс высшей школы давно бы уже наступил. Возраст преподавателей солидный, отток кадров просто сумасшедший, молодые специалисты практически не приходят, потому что работать ассистентом за 2700 рублей не хочет никто.

Еще одна проблема, которая тем, кто с ней не столкнулся, может показаться надуманной, – большие деньги. Наш вуз получил дополнительно три миллиарда рублей. Как это сказалось на коллективе? Неделю назад у нас проходило заседание экономического совета университета, который верстал смету внебюджетных расходов. Так вот, смета социальных расходов сократилась минимум в пять раз. Государство, дав нам сумасшедшие деньги, поставило при этом очень жесткие условия. Позволив купить практически все и ремонтировать практически все, оно не дало денег на содержание этого оборудования. Купив его на два с лишним миллиарда рублей, мы должны заплатить налоги, думать о том, как мы будем это оборудование эксплуатировать, а все это можно делать только за счет дополнительных внебюджетных средств. Фактически нам связали руки и сказали: «Плывите!» Что же нам предстоит делать в ближайшее время, чтобы сохранить коллектив и выполнить поставленные перед нами задачи? Первое – нам предстоит очень большая и тяжелая работа по заключению нового коллективного договора. Почему она будет тяжелой? Финансовые «торги», проведенные с администрацией, показали, что она не хочет выполнять даже те условия, которые записаны в нынешнем документе. Администраторы говорят: «Мы будем менять коллективный договор!» При заключении нового договора нам предстоит такое испытание, что, думаю, мы не сможем справиться собственными силами, и придется просить ЦК профсоюза о помощи и поддержке.

Вторая важнейшая задача – работа с членами профсоюза. Мы понимаем, что работать по-старому нельзя, и стараемся уйти от стереотипов. У нас появился штатный специалист по пиару. Его задача – выстроить систему, которая позволяла бы доводить до каждого члена профсоюза оперативную информацию. Но тут мы уже столкнулись с проблемами: система управления университетом строится как совершенно закрытая. Чтобы получить какую-то информацию, связанную с бюджетом вуза, требуется получить разрешение администрации. В результате система работает не оперативно. Между тем, в университете появляются документы, о которых нас не информируют, но которые способны решать те или иные задачи. Без помощи ЦК в оперативном снабжении информацией, которую распространяет в регионах Рособразование, нам не обойтись.

Думаю, можно было бы провести эксперимент в профсоюзе по информированию на базе двух федеральных университетов – Сибирского и Южного. Ситуация развивается в этих университетах по-разному, и профсоюзные организации ведут себя по-разному. Поэтому в результате эксперимента мы получили бы не один, а два опыта.

У нашего профсоюза не очень получается работа с наукой, а слово «наука» в названии профсоюза есть. Научные сотрудники и конструкторы составляют в нашем коллективе от 20 до 25 процентов. Их положение в 10 раз хуже, чем положение преподавателей. Научных сотрудников, работающих в вузе на полную ставку, практически не найти. Основная зарплата у них на стороне. Практически не осталось научных сотрудников моложе 40 лет. Пока работают наши ветераны, а потом заниматься наукой будет некому. Строить инновационно-предпринимательский вуз без науки – абсолютно бессмысленное дело.

Кстати, на заседании ректората нам уже объявили, что к лету мы должны стать автономным учреждением. Так что, думаю, нам предстоит жить не просто в эпоху перемен, а в эпоху, когда одна перемена тут же будет перекрываться другой.

Информация к сведению

В федеральных университетах сосредоточен большой научно-педагогический потенциал: в Южном профессорско-преподавательский состав включает 3,2 тысячи человек, в Сибирском – 2,8 тысячи. Контингент обучающихся в ЮФУ составит около 40 тысяч студентов, в СФУ – более 30 тысяч. Межведомственной рабочей группой были рассмотрены и одобрены предложения по развитию университетов на период с 2007 по 2010 годы.

29 февраля состоялась учредительная конференция профсоюзной организации Южного федерального университета. Многочисленные подразделения нового мегавуза направили на форум 177 делегатов, которые приняли решение о создании единой профсоюзной организации работников и студентов ЮФУ.

На должность председателя была выдвинута единственная кандидатура – руководителя профкома бывшего Ростовского государственного университета Вячеслава Семигука. За него проголосовали подавляющее большинство делегатов. Вячеслав Михайлович предложил ввести новую выборную должность президента, не имеющую аналогов в профсоюзе. После обсуждения и принятия соответствующего положения делегаты избрали на этот пост Юрия Борцова, экс-председателя профорганизации Ростовского педагогического университета, который обладает большим авторитетом и многолетним опытом работы с властными структурами.

Избраны профсоюзный комитет, ревизионная комиссия. Конференция делегировала своих представителей в состав территориальной организации профсоюза. Вячеслав Семигук направлен в состав наблюдательного совета университета как представитель работников.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте