search
Топ 10

Болонский процесс может быть только добровольным. В противном случае он принесет больше вреда, чем пользы

Олег СМОЛИН, заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по образованию: – Очень хотелось бы опровергнуть мнение международной организации «Репортеры без границ», которая за последние шесть лет по свободе информации ни разу не давала России места выше 121-го. Сегодня нам предложили обсудить образовательную часть Концепции социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года. В комитеты Государственной Думы был роздан проект этого документа. И пока концепция не утверждена окончательно, у нас есть возможность повлиять на ее социальную направленность и на ее содержание.

Дискуссии по поводу этого документа сегодня уже несколько стихли. А жаль! Начинались они довольно бурно, многие тогда окрестили этот документ программой нового «светлого будущего», и в какой-то степени это было обоснованно.

Этот документ обещает, что к 2020 году российская экономика станет пятой экономикой в мире. Правда, нельзя забывать, что 20 лет назад советская экономика была второй в мире. В этом же документе можно прочесть, что к 2020 году средняя заработная плата в Российской Федерации вырастет более чем в 5 раз – примерно с 530 до 2700 долларов.

Нам обещают, что средняя продолжительность жизни увеличится до 75 лет. Замечу только, что, согласно официальным данным Росстата, в 2006 году по сравнению с 2005 годом средняя продолжительность жизни сократилась на 2 года: у мужчины с 58 до 56 лет, у женщины – с 72 до 70 лет.

Обещано, что население страны начнет увеличиваться и вновь достигнет 145 миллионов человек (показатель, который мы имели примерно в 2002 году). При этом существует прогноз ЦРУ, где сказано следующее: если в России не произойдет радикального перелома, население продолжит сокращаться и к 2050 году составит 108 миллионов человек. Чей прогноз вернее, покажет время, а главное – проводимая в стране социальная политика.

Говорится, что к 2020 году в России должны исчезнуть беспризорники. Это радует. Но стоит напомнить, что после Гражданской и Великой Отечественной войны проблемы беспризорности решались в течение 3-5 лет. Видимо, после реформ 1990-х годов эта задача оказалась более сложной.

На семью из трех человек к 2020 году в России будет приходиться квартира средней площадью в 100 квадратных метров, то есть примерно по 33 метра на человека. В Европе сейчас примерно 35-40 квадратных метров, в Соединенных Штатах и Канаде – 70 квадратных метров.

Словом, в документе есть хорошие и многообещающие положения. Вместе с тем ряд людей, анализирующих программу, задают серьезные вопросы ее разработчикам.

Вопрос первый. Почему предполагаемый рост заработной платы определяется в долларах, учитывая, что доллар падает? Если, к примеру, анализируют эксперты, курс упадет до 15 рублей за доллар, то реально заработная плата вырастет не в 5 раз, а только в 3 раза.

Второй вопрос. Почему при ожидаемом росте заработной платы в 5 раз производительность труда предусматривается повысить в 2,5 раза? Как быть с известным законом о том, что производительность труда должна опережать рост заработной платы?

Третий вопрос. Почему даже в 2020 году средняя пенсия в Российской Федерации планируется на уровне 30% от заработной платы? Напомню: согласно 102-й конвенции МОТ минимально допустимый предел – 40%, согласно Европейской социальной хартии – 60%, а согласно законодательству, принятому в конце советского периода, пенсия у нас была установлена на уровне от 55% до 75% от заработной платы.

Обратимся к собственно образовательной политике. Мне очень нравится цель, которая заявлена в программе: повышение доступности качественного образования в соответствии с требованиями инновационного развития экономики и современными потребностями общества. В целом я не возражаю и против задач, которые поставлены в данном документе. Этих задач четыре: обеспечение качества образования, создание современной структуры образования, обеспечение его доступности и создание системы непрерывного образования.

Вместе с тем, читая положения Концепции, я бы условно разделил их на 4 основные группы: социально ориентированные, антисоциально ориентированные, противоречивые и непонятные. Приведу примеры из каждой группы.

Мне нравится установка программы на создание при университетах подготовительных отделений, доступных в первую очередь для граждан, проходивших военную службу по контракту. Это социально ориентированное положение. Оно направлено на то, чтобы бесплатное образование получили юноши, отслужившие полный срок по контракту. А слова «прежде всего» наводят на мысль, что, возможно, будут созданы дополнительные образовательные возможности и для других категорий граждан, как это было в советский период.

Я бы поддержал идею создания на конкурсной основе университетов, реализующих при взаимодействии науки и бизнеса инновационные программы развития, включая формирование научно-образовательных комплексов мирового уровня. К 2013 году согласно программе у нас будет 6-8 таких комплексов, а к 2020 году – 10-12. Правда, возникает вопрос, а есть ли в стране сейчас университетские комплексы мирового уровня или таковых в данный момент не существует?

Ректоры провинциальных вузов не без оснований задают следующий вопрос: что произойдет с остальными? Не получится ли так, что в России будет создана так называемая образовательная вертикаль, на вершине которой окажутся 2 вуза, немного ниже еще до 20 национальных университетов, а всем остальным средства будут выделяться по остаточному принципу, как это происходит и сейчас? Ибо, согласно данным Рособразования, в тот период, когда его возглавлял Григорий Артемович Балыхин, финансирование образования составляло 40 процентов от минимальной потребности.

Что, с моей точки зрения, нужно отнести к антисоциально ориентированным положениям документа? Перевод большинства школ и учреждений профессионального образования на подушевое финансирование. Не хочу повторяться, но я и правда другой такой страны не знаю, где бы существовал единственный принцип подушевой выдачи денег. Все другие страны применяют более сложную формулу, поскольку они прекрасно понимают: если делить деньги только по количеству учеников, резко увеличивается неравенство образовательных возможностей, например, в отношении сельских школ.

В концепции опять заявлен перевод на уровневые программы подготовки специалистов, другими словами, принудительная бакалавризация всей страны. Между тем Болонский процесс может быть только добровольным. В противном случае он принесет несравненно больше вреда, чем пользы.

Приведу несколько примеров, которые трудно оценить однозначно как положительные или отрицательные. Ключевая позиция связана с бюджетным финансированием образования. К 2020 году программа предлагает поднять образовательные расходы с 4,6% ВВП до 5,5-6% ВВП, в том числе бюджетные расходы – примерно с 3,9% процента от валового внутреннего продукта до 4,5 процента. Этого абсолютно недостаточно. Мне довелось участвовать в заседании Общественной палаты, на котором с докладом выступал известный российский либерал Ярослав Кузьминов. Он объявил, что, по оценкам Высшей школы экономики, в России расходы на образование составляют не 3,9%, а 3,5% от ВВП. И повышать их нужно не на полпроцента, а как минимум вдвое – до 7 процентов. Даже представители либерального лагеря стоят на этой точке зрения. Правительство нам обещает всего 4,5% и не быстро, а к 2020 году.

Наконец, документ говорит о том, что нужно поднять доходы работников образовательных организаций до уровня, сравнимого с оплатой труда квалифицированных работников в коммерческом секторе экономики, а для профессоров ведущих вузов и до более высокого уровня. Кто бы возражал? Но если посмотреть этапы реализации программы, то в 2008-2012 годах обещают только стимулирующие надбавки для преподавателей и управленцев, а более или менее серьезные меры отнесены к 2018-2020 годам. Если учесть, что средний возраст кандидата наук в Российской Федерации – 47 лет, а профессора – 59 лет, приходится сделать вывод, что программа рассчитана на долгожителей.

Наконец, есть четвертая группа положений, которая нуждается в расшифровке. Например, «максимально эффективное использование человеческих ресурсов». Я целиком «за», но никаких конкретных механизмов, которые бы объяснили, что нужно сделать для этого, в документе нет.

Предполагают создать систему профессионального обучения и профессиональных сертификатов по специальностям, которые востребованы российским рынком труда, для мигрантов. Это радует, но почему не для граждан Российской Федерации тоже?

На мой взгляд, стратегический документ в области образовательной политики должен включать следующие вопросы:

– уровень и механизмы финансирования;

– гарантии права на образование и социальные гарантии для обучающихся (к сожалению, кроме положения, что надо бесплатно учить контрактников, ничего иного нет);

– систему ограничения неравенства возможностей в сфере образования (ничего, поддерживающего людей с низкими доходами, в этом документе не обнаружено);

– уровень оплаты труда и другие параметры ставки педагогических работников (нам обещают зарплату на уровне квалифицированных работников коммерческих структур, но к 2020 году);

– систему и организацию управления, включая распределение полномочий и финансовые механизмы;

– содержание образования (об этом нет ничего, на ключевой вопрос, чему будем учить, документ не отвечает);

– ценности, на которые система образования ориентирует обучающихся (об этом нет ничего).

Думаю, нужно поддержать саму идею разработки долгосрочной образовательной программы, но социальная направленность Концепции-2020 должна быть резко усилена. В противном случае она превратится в паровоз для машиниста. То есть управленцы будут понимать, чего от них хотят, но ни учитель, ни ученик, ни студент, ни родитель ответов на ключевые вопросы из этой программы не получат.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту