search
Топ 10

Беспокойный возраст Наступает время, когда идеальный ребенок вдруг превращается в полную противоположность

Теперь я знаю, что наша родительская уверенность полна иллюзий. Когда сын был маленьким, я думала: вот чудо-ребенок, с которым мне несказанно повезло.

Когда я ходила с ним в магазин за покупками, он всегда старался помочь, нес либо хлеб, либо пакет с печеньем. С удовольствием Алешка помогал мне стряпать, стирал носочки, носовые платки. Его практически не за что было наказывать, хотя бывало, приходил с мокрыми ногами (не мог ни одну лужу пропустить) и разорванными штанами. Но я считала, что за это ругать не следует. Нам нравилось вместе топать голыми ногами по снегу на балконе, летом наперегонки плавать в озере, строить замки из песка. Перед тем как лечь спать, мы все целовались и желали друг другу спокойной ночи. В младших классах мы водили сынулю на танцы. Потом он стал ходить в художественную школу. Карате… Увлечения менялись. Считали, нормально. Значит, все еще не нашел что-то близкое, по душе.
Мне казалось, что между нами существует какое-то особенное притяжение, понимание, чувствование друг друга. Не так, как у всех! Сын делился успехами и неуспехами в школе, рассказывал об отношениях с друзьями. Никогда не читала ему морали. Пыталась вместе с ним порассуждать на ту или иную волнующую тему.
А потом случилось то, что должно было случиться: мой сын вырос. И о ужас! Я перестала его узнавать! Как будто подменили. Из идеального мальчика он стал превращаться в свою полную противоположность. Обожаемый взгляд сменился на критический. Ему перестала нравиться моя прическа. И насчет моих нарядов он стал отпускать колкие замечания. Я поеживалась от них, говорила: “Ты знаешь, как лучше?” И – оп! Ловила себя на мысли, что взрослые в отношениях с детьми всегда выступают в роли всезнаек, а знания, имеющиеся у младшего поколения, недооценивают. Потому и стараются управлять жизнью ребенка и контролировать каждый его шаг: нельзя читать в кровати, глаза испортишь, нельзя гулять долго, завтра контрольная, получишь двойку, нельзя ходить без шапки, простынешь. И нам говорили такое. Но мы простужались, портили глаза, получали заслуженные двойки. Вкушали сладость запретного плода и приобретали свой опыт. Чужой, как ни навязывай, никому не нужен ни за какие коврижки.
Умей поставить себя на место другого человека, говорят психологи, и понять, каково ему приходится. Всегда ли мы применяем эту известную мудрость к нашим детям? Гораздо проще “отрезать”: “Делай как я сказала”. “Режем” и теряем теплоту в отношениях.
Всей семьей как-то собрались поехать на участок, на прополку картошки. Встали поздно – выходной, поэтому трудовой десант предполагалось начать часа в два дня. Алексей заявил, что не поедет так поздно. Мол, если б с утра… На день у него другие планы. Наши с отцом возмущение, аргументы ни к чему не привели. Такие ситуации стали повторяться, и однажды дело дошло до ссоры…
А ведь ее могло бы не быть! Не быть и возникшего тогда непонимания. Мы, взрослые, и слепы, и глухи. Слышим и видим только себя. А у сына появилась личная жизнь, про которую мы с отцом ничего не знали. Подумаешь, друзья ждали! Подумаешь, у них там что-то намечалось! Это ж несерьезно. Вот запасы на зиму – другое дело, не только родителям они нужны, едят все. Да и к труду подростка приучать надо.
А Алешка не то чтобы совсем отказывался помочь. Просто выдвигал некоторые требования: когда и насколько мы можем им располагать. А мы? Взбесились от его волеизъявления: “Должны под него подстраиваться. Как же! Он ведь наша собственность”. А он не хотел ею быть. И претендовал на то, чтоб с ним считались. У него свой мир, свои интересы, которые, естественно, не всегда пересекаются с родительскими.
Скажем, на бытовые проблемы мы не можем смотреть одинаковыми глазами. Они – часть взрослого мира, устроенной и налаженной жизни. Для подростков быт – часть возложенных, зачастую неприятных (мытье грязной посуды, вынос мусорного ведра) обязанностей. Сами-то делаем что-то без особого удовольствия, а от них требуем беспрекословного исполнения. Не дай Бог что-то забудет – раскричимся, распалимся, словно преступление совершил.
Подросток хочет поступать по-своему. А родители желают, чтобы он действовал соответственно их понятиям о правильности поступков. Знаток детской души Ролан Быков говорил по этому случаю, что здесь не может быть золотой середины. Дети должны не слушаться, а родители обязаны запрещать. Для того, чтобы подростки смогли отстаивать свою точку зрения и иногда побеждать. Как же иначе проверить силы? Узнать себя? Свои возможности?
Иногда казалось, Алексей специально провоцировал нас на запреты. Убеждали: не стригись коротко, волосы красивые, волнистые. Он с бычьим упрямством мочил голову по утрам и надевал шапку, чтобы их приутюжить, и в очередной раз выклянчивал деньги на стрижку чуть ли не “под ноль”. “Что вообще вы понимаете в красоте?” – читалось в его скептическом взгляде.
А дурацкая “мода” ходить в расхристанной, даже зимой, куртке! Жалко, простынет же чудик, менингит какой подхватит. Ради чего рисковать здоровьем? До сих пор не понимаю, что за “крутость” тут кроется! А он дома застегивается, на улице – нараспашку. Независимость, видимо, отстаивает, на которую посягаем. Начнешь выспрашивать. В ответ: “Не лезьте в душу”. Его собственный внутренний мир словно “терра инкогнита”, который он ревностно оберегает от других. Даже от самых близких. Где-то в учебниках по психологии прочитала: в 13-14 лет рушится структура личности – меняются интересы, вкусы, привязанности. Теоретически понятно, но я никак не предполагала, что мой сын в один прекрасный день заявит: “Что может быть интересного в книгах?”. Представляете? До какой степени произошли разрушения. До основания! А по литературе задают много читать. Учительница на собрании стыдит. Что делать?
Вспоминаю беседу уважаемого психолога, который говорит, что правильно поступают дети, когда учат не все уроки. Это защитная реакция. Потому что учить все, что задают, – вредить себе, своему здоровью. Но как же без чтения? И как убедить сына? Сильнее собственного примера ничего нет, с книжками не расстаюсь. Но пример не убеждает. Выбрав свободную минутку, решила приобщиться к интересам моего молодого человека. Включила MTV. “Квин”, Дженнифер Лопес, Бритни Спирс. Кое-что понравилось, но “не зацепило”. А он балдел и удивлялся, как может нравиться Пугачева или Киркоров. Спорили долго. Бесполезно выяснять, чей идеал лучше. У каждого времени они свои. Моя мама тоже не понимала меня, слушавшую “Битлов”.
Не слишком ли быстро забываем, какими мы были, когда были молодыми. Пульс времени, воздух времени у молодых другой.
От увлечений у Алеши одна музыка осталась. Может, ди-джеем станет? На мою последнюю реплику сынуля так отреагировал: “Замучили будущим”.
Приходится признать, что он прав. Родители не устают талдычить про то, что будет, а у юношей жизнь бьет ключом, и они сосредоточены на том, что есть. “Не хочешь учиться, в ПТУ пойдешь”. До боли знакомая угроза. Да? Грязную посуду, музыку еще можно переварить. А вот “эмтивишных героев”… Таких, как Бивис и Батхед, у нас точно не было. Услышав впервые этих уродов, расстроилась до головной боли. Мой сын внимает такой ерунде!
– Нормально, мам, – успокаивал Алешка, – мультик с приколами о том, как не надо делать. Ничего себе приколы: “задница”, “снять”, “телка”…
И все-таки излишние эмоции и категоричность мешают взрослым вникнуть в суть происходящего. Не одна я, точно, потратила десятки нервных клеток на ругань по поводу того, что Алексей с друзьями бесцельно слоняются по улицам. По нашим понятиям, у них действительно нет цели. По их понятиям, цель есть – общение со сверстниками. На данный момент оно превыше всего. И учебы в том числе. В среде себе подобных они самоутверждаются, ближе знакомятся с противоположным полом. Для них открывается новый мир вне семьи и школы.
Мы боимся его туда отпускать, вдруг наделает ошибок, пристрастится к чему-нибудь дурному. Не доверяем – вот в чем вопрос. А почему? Разве сын так плох, беспомощен, труслив? Скорее это неверное представление, диктуемое страхом. Сын тут ни при чем. Ребенок изначально является положительным, ответственным, хорошим человеком и, как все другие, хочет справедливости, любви, взаимопомощи между людьми. И лучше вырабатывать у себя доверие к тому, что взрослеющий сын может и сможет сам принимать правильные решения. И стоит вместо вспышек гнева, раздражения, отрицательного внимания (осуждение, обеспокоенный совет) предложить ему дружественный и уважительный тон.
У него наступил “час пик”, когда он должен понять, что он – человек, личность, существующая отдельно от нас или кого-либо еще, человек, распоряжающийся своей собственной жизнью. Он не чья-то копия. Для него важно развить собственную индивидуальность. Для этого он должен принимать решения, отличные от родительских.
…Недавно Алеша проколол ухо и вдел серьгу… Я ничего не сказала. В конце концов это его ухо. А мне остается надеяться, что внутренняя перестройка когда-нибудь закончится, я подожду, буду терпеливой, и, надеюсь, придет время, когда мы вновь станем друзьями.

Валентина ШАЛАЙ, прозревший родитель
Курган

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте