search
Топ 10

Банкир с учительским дипломом,

или Зачем образованию новое движение “За возрождение экономики”

Мы уже привыкли к тому, что многочисленные партии и движения, желающие изменить нашу жизнь к лучшему (по крайней мере так утверждают их участники), создаются в Москве. И если уж захотят что-то менять, то обязательно во всей России сразу и где-нибудь поближе к выборам. Правда, есть случаи, когда вдохновителями нового союза становятся губернаторы. В Воронеже минувшим летом произошло событие, никак не укладывающееся в означенные рамки: заместитель председателя Сберегательного банка России, председатель Воронежского банка Сбербанка РФ Александр Соловьев организовал и возглавил Воронежское региональное общественно-политическое движение “За возрождение экономики”.

Чтобы было понятнее, что именно берется возрождать новое движение, поддержанное, кстати, большинством глав местных самоуправлений, руководителями крупнейших предприятий и ведущими учеными воронежских вузов, скажем два слова о нынешнем состоянии области. Крупнейшая и ведущая в недавнем прошлом область Центрально-Черноземного региона сегодня является глубоко дотационной, больше других задолжавшей своим бюджетникам и плетущейся где-то в самом конце списка после Орловской, Белгородской и других областей. Некогда богатейшие предприятия, выпускавшие продукцию для военной промышленности, сегодня еле сводят концы с концами, от заводов, обеспечивающих сельское хозяйство, остались лишь пустые цеха и многочисленные безработные, а само сельское хозяйство в этом году собрало рекордно минимальный за последние годы урожай зерновых. И все это – на фоне неуклонно возрастающего недоверия со стороны жителей области в адрес ныне действующей чиновной братии.

Ничего себе хозяйство?! Зачем Соловьеву, создавшему за пять лет ведущий среди региональных сбербанк, устоявший под напором рублевых обвалов, зачем ему эта лишняя головная боль? И каким образом участники движения намереваются решать непростые задачи возрождения экономики области? И вообще, что он за человек, как складывается его жизнь? Последнее интересно еще и потому, что первый диплом Соловьева – учительский.

– Александр Кириллович, поделитесь секретом, как из педагога получается первоклассный банкир?

– Когда я после школы поступал в политех, никак не планировал стать банкиром. Не поступил, провалился на экзаменах, вернулся в родное село и начал работать в школе лаборантом у любимого учителя физики Виктора Алексеевича Цапенко.

– Вы учились в сельской школе?

– Я родом из села Манино Калачеевского района. В общем, в школе я отработал два года и одновременно заочно учился на физмате в пединституте. И все же тянуло в производство, к технике. Потому и уехал в Воронеж, устроился рабочим на завод “Электросигнал”, где впоследствии был избран секретарем заводского комитета комсомола. Потом (как и многие) стал кандидатом в члены партии. В 75-м, после окончания вуза, ушел служить в армию. Вернулся на родной завод, избрали членом райкома партии, а затем был переведен на партийную работу. В то время для меня это было довольно лестно и немало дало в профессиональном плане, потому что работал со сложными коллективами. К таковым я отношу здравоохранение и просвещение. Это действительно непростые коллективы, так как в них сосредоточена наиболее интеллектуальная часть населения. И характеры соответственно непростые: каждый человек – личность… Ну а через некоторое время я опять ушел на завод, “по собственному желанию”. Был многим недоволен, бюрократическая работа стала в тягость. Я, кстати, не один такой тогда был, многие возмущались.

– Какие это были годы?

– Начало восьмидесятых. Ушел снова на “Электросигнал” начальником цеха. Затем – начальник ОТК, зам. начальника производства, потом еще один завод – “Полюс”. А потом партийная ответственность заставила подчиниться: под большим нажимом был направлен на должность председателя городской плановой комиссии, зам. председателя горисполкома. Сегодня за такие должности сражаются, но для меня этот переход был достаточно тяжелым. Хотя к тому времени уже получил второе образование – экономическое.

– Тоже заочно?

– Да. Времени не было на дневное. В Воронеже мне не на кого было опереться: родители оставались в селе. Отец до конца своей жизни работал кочегаром, даже до пенсии не доработал. Мать была лаборантом на молочно-приемном пункте. Брат родной – токарем на селе. Так что городскую жизнь осваивал самостоятельно. И то, чего добился, – это без чьей-либо помощи… В общем, где-то в году 85-м началась для меня макроэкономика – городское хозяйство, затем областное. Так и не распробовал по-настоящему хлеб учительский.

– Неужто сожалеете?

– Когда я работал в школе, у нас болела учительница физики, и я, будучи на втором курсе физмата, несколько месяцев ее замещал. Имел возможность познать, что такое преподавание и насколько горек учительский хлеб. У меня еще диплома не было, и я мог себе позволить, грубо говоря, подзатыльник оболтусу отвесить. Хотя, конечно, такого не допускал. Но порой очень тяжело было себя сдерживать, это я отлично помню.

– А сейчас дети еще сложнее…

– Представляю, что сегодня делается. Я ведь заканчивал школу еще в то время, когда мы при встрече с учителем снимали шапку и кланялись! Может, в старших классах этого не было, а в шестом-седьмом – да. Здоровались с поклоном и сняв головной убор. Но даже, несмотря на такое уважение, учителю все равно было непросто. А сегодня в десятки раз сложнее!.. Так что сожаления нет, а есть понимание.

Любая страна, и Россия в том числе, может возвратиться к своему могуществу только тогда, когда определенные слои населения перестанут бедствовать. В первую очередь – работающие в просвещении, здравоохранении, культуре. О них должно заботиться государство, если оно думает о своем будущем. Если жить одним днем, как сегодня происходит, тогда понятно. Но если заботиться о детях и внуках, то названные категории должны иметь возможность творчески работать и не задумываться, где взять денег на хлеб. Это не значит, что они должны быть самыми богатыми. Бизнесмены, занимающиеся прямым производством и дающие работу другим людям, будут наверняка более состоятельными. Но их единицы. А если говорить о широких слоях населения, то наиболее обеспеченными среди них должны быть учителя и врачи… А после них – чиновники. Чтоб не воровали и взяток не брали!

– Но ведь многие нынешние чиновники-взяточники – тоже ваше поколение.

– На самом деле мы сегодня больше обобщаем. Хорошо, когда о каждом таком случае становится известно через прессу. И это хорошо. Ведь вред, который может нанести людям и государству один чиновник-взяточник, в десятки раз больше, чем если бы это делали десятки работников-неуправленцев. Самое страшное, когда во властных структурах руководствуются не здравым смыслом, не целесообразностью или тем, как сделать лучше для людей, а своим личным интересом! При таком подходе можно нанести колоссальный вред той самой экономике, за подъем которой мы ратуем.

– Вы осознаете, что к вашему движению присоединяются не только люди с высокими помыслами, но и искатели личной материальной выгоды?

– Да, я допускаю это как осознанную необходимость на данном этапе. Пройдет не один год, прежде чем люди окончательно разберутся в целях движения, а те, кто пришел из корыстных побуждений, отсеются. Сегодня есть много неверящих и сомневающихся в том, что наше движение создано не с целью захвата власти и не затем, чтобы губернатором стал лидер этого движения, а с целью действительной консолидации знаний и практического опыта хозяйственников, хорошо зарекомендовавших себя, для выработки разумных решений и путей вывода экономики области из кризиса. Нам сегодня нельзя стесняться того, что мы чего-то не знаем. Это естественное состояние в условиях, когда страна полностью изменила свою государственность, социальную направленность, экономическую систему управления. Мы в кратчайшие сроки сделали прыжок от государственной собственности к частной и акционерной! Бесспорно, еще нет людей, которые знают ответы на все вопросы и не делают ошибок. Но избежать их можно. Надо опираться на коллективный разум, проверять, как лучше реализовать тот или другой проект на практике тех, кто уже смог чего-то добиться в рыночной экономике. В этом – главная цель движения. И не надо зависеть от воли одного-двух человек! Это вечное наше желание – то нас блоковский Христос за собой ведет со знаменем, то генсек, то еще кто-то! У многих россиян сохранилась потребность, чтобы этот кто-то указывал дорогу. В рыночной экономике такой путь очень опасен. Надо каждому искать свои пути, как решать проблемы в собственном деле. Надо учиться!

– От чего же все наши беды – нет хороших работников или умных руководителей?

– Сегодня проблема в руководителях! Если б в достатке было грамотных, профессиональных управленцев, то даже при таких, мягко говоря, нелюбимых правительстве и бывшем президенте ситуация была бы другой. Мы потихоньку решили ее менять. При поддержке ведущих ученых наших вузов фонд нашего движения и банк создали воскресную школу для будущих управленцев. В течение двух лет студенты четвертых курсов будут иметь возможность по воскресеньям слушать лекции наиболее знающих ученых-экономистов и, главное, непосредственно общаться с руководителями предприятий, сумевшими организовать и вывести из прорыва то или иное производство. Ведь студентам сегодня негде даже практику пройти! Большинство предприятий в кризисе, чему уж тут учиться? А мы дадим ребятам такую возможность – пусть смотрят, опыта набираются. Я сам возьму пару толковых студентов, научу их тому, что знаю.

– Но это все-таки работа, рассчитанная на перспективу. А что можно сделать уже сегодня?

– Мы хотим помочь сельскому хозяйству. Необходимо срочно укрепить гибнущую машинно-тракторную базу села. Прорабатывается вопрос закупки партии новых импортных комбайнов, уже хорошо зарекомендовавших себя. Но одной этой мерой не обойтись, поэтому в перспективе планируем разместить заказы на воронежских машиностроительных заводах. Второе: по минимальным ценам обеспечить село горючим и удобрениями. Третья задача – поднять крестьянские подворья. Сельское хозяйство на самом деле – не “черная дыра”, как многие привыкли считать, а поле для работы “коротких” и “быстрых” денег. Капитал оборачивается в ритме смены времен года. Если поддержать тех, кто хочет и может работать, мы сумеем нажить деньги именно в сельском хозяйстве, а потом начнем их вкладывать в промышленность и наукоемкие производства.

Кроме труда, тут ничего не поможет. Это самое страшное – когда государство не может позаботиться о своих гражданах, попавших в тяжелейшие условия. У меня нет права ненавидеть это государство, потому что оно – это все мы, вместе взятые. Мое возмущение переносится на тех, кто не умеет управлять этим государством. Потому-то мы, наше движение, не хотим и не можем больше сидеть сложа руки, надо попытаться что-то изменить, для начала хотя бы в своей области.

Татьяна МАСЛИКОВА

Воронеж

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте