search
main
Топ 10
Что будет, если оставить телефон рядом с собой во время сна - мнение ученых Земля ускорилась – ученые зафиксировали самый короткий день в истории Признаки нехватки витамина В12: не хочется есть, быстро устаешь, теряешь вес В Бразилии хирургам удалось разделить сросшихся головами сиамских близнецов Большинству учителей не хватает времени на подготовку к урокам Перегрузки и неудовлетворительные зарплаты – НИУ ВШЭ обнародовал мониторинг экономики образования Заслуженный учитель из Свердловской области умерла после 12-часового ожидания медицинской помощи Математик рассказала, как нужно проводить утро, чтобы оно стало идеальным Сергей Кравцов предложил учителям высказать свои идеи по проведению Года педагога и наставника Недостаток этих витаминов может помешать избавиться от лишнего веса Сборы в школу: как справиться и на что могут рассчитывать родители Граждане Египта и Узбекистана подали больше всего заявлений о признании их образования в России Подростки и вейпы: нарушение развития мозга и снижение когнитивных способностей – только верхушка «айсберга» Телепроект для учителей «Классная тема»: ответы на главные вопросы Почему нельзя есть сыр людям, страдающим мигренью Экспедиция Мининского университета отправится в эпицентр Тунгусской катастрофы В Академии Минпросвещения педагогов научат работать с современным оборудованием Нарисуем, будем жить: как 11-летний школьник создал свою страну Бумагогорию Бегом от рака: Артем Алискеров рассказал, как побороть болезнь и помочь другим

Авторитетный и авторитарный типы общения.

Вопрос о преимуществе первого перед вторым уже давно не является спорным и практически каждый преподаватель воспринимает эту формулу как данность. Однако за тщательным следованием педагогическим приемам от нашего внимания часто ускользает тот факт, что стиль общения состоит не только из тона разговора и сопутствующего ему выражения лица (т.е. КАК мы говорим), но и из того, ЧТО мы говорим. И, как это ни странно, в первую очередь данное замечание относится к синтаксису нашей речи. Обычно мы не отдаем себе отчета в том, что тип построения фразы (предложений) – это величина постоянная, изменение которой требует значительных усилий со стороны говорящего. В ходе урока мы преимущественно используем наиболее привычные для нашей индивидуальной речи типы конструкций. Эти синтаксические модели практически не меняются ни в процессе общения вне уроков, когда вы разговариваете с родителями школьников или коллегами, ни в классе, когда вашими слушателями или собеседниками являются ваши ученики.

Общаясь друг с другом в учительской до или после уроков, обсуждая новости или обмениваясь впечатлениями о пройденном дне, обратите внимание на то, как задаются вопросы. Вопрос – это самая популярная форма речевых конструкций, которые мы используем в своей профессиональной речи. Кажется, что нового мы можем о нем узнать? Мгновенно в памяти вспыхивает материал 3-го класса: в вопросе на первом месте стоит вопросительное слово, на втором – то, к которому этот вопрос задается, а за ним следуют все сопутствующие (дополнительные, второстепенные) слова. Так, к фразе Колумб открыл Америку, мы тут же выстраиваем ряд вопросов: кто открыл Америку? Что сделал Колумб? и Что Колумб открыл? (Конечно, попутно дополнив их мягкими просьбами – напомните / скажите / ответьте, пожалуйста).

Однако богатство русского языка в первую очередь и состоит в свободе сочетаний и легкости слов, распахивающих дверь перед целым фейерверком нюансов, делающих речь каждого отдельного носителя языка невероятно колоритной (безусловно, при условии, что активный словарный запас говорящего превышает лексикон Эллочки-Людоедки). Ведь помимо вышеуказанной (кстати, наиболее нейтральной с позиции коммуникации) модели вопроса мы весьма часто используем и другие, которые, с точки зрения авторитетного принципа общения, можно обозначить только как агрессивные.

Прислушайтесь: Неужели Колумб открыл Африку? Ведь это Колумб открыл Америку, да? Разве Америку открыл не Колумб? и т.п. Вопросительные частицы, бесспорно, обогащают речь, позволяя варьировать вопросы, избегать монотонности, но использовать вопросительные конструкции, построенные исключительно на их основе, для преподавателя, стремящегося к авторитетному принципу общения с учениками, просто недопустимо. Ведь фактически эти вопросы не оставляют даже тестового выбора между да и нет.

Формулировка вопроса предполагает только один ответ, изначально притупляя в ребенке основу процесса самообучения – самостоятельный поиск верного ответа. Даже мягкий штирлицовский вариант вопроса (Америку открыл Колумб, не так ли?) с этой позиции не перестает быть агрессивным. Ведь далеко не каждый ученик в том случае, если он не вполне согласен с учителем (например, до Колумба был как минимум Америго Веспуччи, не говоря уже о викингах), осмелится спорить с преподавателем для учащихся 4-8-х классов это равносильно открытой конфронтации, не говоря уже о начальной школе. Скорее всего, он согласится с вами или же просто промолчит. В этом смысле верхом авторитарности – со всеми вытекающими из этого типа общения последствиями – является столь излюбленная у ряда преподавателей фраза, завершающая то или иное объяснение: Разве я не прав? Или я не права? То, что будет восприниматься старшеклассниками как призыв к диалогу, давит на психику ребят в младших и средних классах.

Приходя на уроки в разновозрастные классы, разговаривая с коллегами и друзьями, мы, безусловно, непроизвольно меняем тактику и стиль общения, но чтобы кардинально перестроить привычные, годами устоявшиеся, зацементированные каркасы фраз, нужно сознательно приложить очень много усилий. Прислушайтесь к себе. Может быть, с нами не спорят вовсе не оттого, что мы правы, а всего лишь от усталости и нежелания сопротивляться. Тогда поистине: язык наш – враг наш.

Евгения Королькова, Москва

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте