search
Топ 10

Альтернатива

Доживут ли частные школы до следующего века?

Прогноз на будущее

На дворе конец девяностых. Частные школы уже не вызывают у большинства людей резкого неприятия только потому, что чем-то отличаются от государственных собратьев. К ним присмотрелись, привыкли. Многие семьи с высоким и средним достатком делают выбор именно в их пользу.

Москве сейчас 260 лицензированных НОУ. В России – чуть больше 600. Частные школы нередко закрываются. Одни не выдерживают испытания на профессионализм, другие – на финансовую состоятельность. И все же, несмотря на жизненные неурядицы, на обилие, к счастью, не состоявшихся драконовых законопроектов (вспомнить хотя бы события 94-го года, когда Комитет по вопросам науки, культуры и образования Совета Федерации предложил Госдуме проект Федерального закона “О внесении изменений и дополнений в Закон РФ “Об образовании”. Уже в пояснительной записке к проекту закона говорилось о возможной негативной оценке некоторых статей со стороны работников НОУ, поскольку этими статьями исключалось финансирование данных образовательных учреждений из бюджетов всех уровней. Если бы не поднявшаяся тогда волна общественного протеста, НОУ, как вымерший вид, уже значились бы в Красной книге), сегодняшние частные школы встают на ноги и стабильно работают. Но что принесет им день завтрашний?

Многие руководители НОУ смотрят в будущее с оптимизмом. “У родителей должен быть выбор, – считает Александр вильсон, президент московского лицея “Столичный”. – Мы отдали лицею пять лет жизни. За это время сложился педагогический коллектив, накопился опыт выживания. Мы получили помещение, лицензию и аккредитацию по всем трем образовательным ступеням, стали стабильным учреждением и добросовестно учим детей, выполняя те же задачи, что и государственная школа. Однако не имеем права на оперативное управление зданием и платим за аренду, как какое-нибудь ТОО, хотя в Законе “Об образовании” сказано, что аккредитованные образовательные учреждения освобождаются от всех видов налогов. К сожалению, в действительности это не так. В результате нет возможности снизить плату за обучение, сделать ее более доступной. И все же я оптимист. Мы создавали лицей с мыслью, что он будет работать всегда, а не год или два”.

Валентина Аб╡а╝ова, директор московской вальдорфской частной школы “Семейный лад”, тоже верит, что, несмотря на все трудности, у негосударственного образования есть будущее. “Полгода назад “Семейный лад” находился в критической ситуации. У нас был огромнейший долг по аренде, по коммунальным услугам – 120 миллионов! Тогда мы обратились за помощью к родителям, бизнесменам, разным организациям. Мир не без добрых людей. За три месяца мы собрали необходимую сумму. Все это время педагоги, чтобы внести свой денежный вклад, не получали зарплату. Мы выжили. Но до какой степени может расти оплата за коммунальные услуги? Негосударственные школы должны иметь реальные льготы. К ним нельзя предьявлять требования, как к коммерческим предприятиям”.

Татьяна ковалева, научный руководитель Томской школы “Эврика-развитие”, считает, что невозможно точно спрогнозировать будущее частного образования прежде всего из-за экономической ситуации. “Частная или государственная – это механизмы существования. Останутся интересные школы независимо от нормативно-правовой организации, которую они выбрали. В этом – главное”.

“Думаю, многие школы выживут, даже несмотря на финансовые трудности, – уверена начальник отдела негосударственных образовательных учреждений МКО Ольга де╡жицкая, – если поймут главное: жизнь требует от них высокого профессионализма, глубоких знаний в области психологии и управления школой”.

Вот такие оптимистичные прогнозы на фоне, увы, неутешительной действительности. Уже сейчас ясно, что наступающий год не принесет финансового процветания ни частным, ни государственным школам, ни образованию в целом. Снова придется затягивать поясок и тратить силы на выживание, а не на развитие. Ко всему прочему, несмотря на документально заявленные Министерством образования РФ “меры о поддержке НОУ” (см. материал на эту тему в “УГ” N 6 за 6 февраля 1996 г.), им придется нелегко. Поддержат в основном тех, кто имеет аккредитацию и “разрабатывает новые образовательные модели, методики, программы, учебные пособия, способствующие перспективному развитию государственных образовательных учреждений”. Неинновационные частные школы, которые решают государственные задачи традиционными методами (добавляя к этому углубленное изучение предметов, введение новых дисциплин, снижение наполняемости классов, комфортный уклад школьной жизни), останутся за бортом.

Директора НОУ признают, что новая редакция Закона “Об образовании”, принятая в 1996 году, во многом ухудшила положение российских частных школ. Равными правами при поступлении в вузы теперь обладают только выпускники НОУ, имеющих государственную аккредитацию (п. 5, статья 50). В то время как в редакции закона 92-го года равные права при поступлении имели и выпускники неаккредитованных НОУ.

В старой редакции право на отсрочку от воинской службы распространялось на всех учеников НОУ. Новая редакция распространяет “право на получение льгот, установленных законодательством”, только на аккредитованные НОУ (п. 20, статья 50). Из двухсот частных вузов таковых единицы.

В законе нет прежней статьи 42 о личном государственном образовательном кредите. Государство фактически отказывается от прямого бюджетного финансирования аккредитованных НОУ профессионального образования (см. п.7, статья 41). Новая редакция окончательно запретила приватизацию (разгосударствление) образовательных учреждений (п. 13, статья 39). Выкупить земельный участок “по ценам не ниже сложившихся в данном регионе” (п. 11, статья 39) современным НОУ не по карману, справиться бы с платой за аренду и коммунальные услуги!

Главный редактор журнала “Частная школа” Владимир Жуков считает, что все эти неблагоприятные для частной школы тенденции выльются в тяжелые последствия. Возрастает политическая зависимость НОУ от государства и властных структур. Возможно постепенное сокращение числа учреждений, работающих по оригинальным образовательным концепциям и программам. Дестабилизация экономического положения может привести НОУ к повышению платы за обучение и к снижению зарплаты преподавателям. Сокращение прав и социальных гарантий для учащихся в НОУ может снизить в глазах потребителя привлекательность получения там среднего профессионального и высшего профессионального образования (более подробно см. журнал “Частная школа” N 4 за 1996 год).

Таким образом, прогноз на будущее вовсе не утешителен. Он скорее в очередной раз напоминает государству о реальности серьезной утраты в лице негосударственного (и не только) образования. В этом случае российские дети потеряют возможность выбора, а значит, исчезнет альтернатива – важное условие развития образования в целом.

Ольга КУТАСОВА

Анкета “УГ”

Иветта ВОРОНОВА,

президент благотворительного

фонда “Новые имена”

1. Я сама педагог, закончила педагогический институт и хочу пожелать своим коллегам добрых учеников. Именно добрых, а не благодарных, как принято говорить (мы же работаем не ради благодарности!). Учеников, которые хотят учиться, познавать. Счастья вам, умиротворения. Хорошей погоды в нашем доме!

2. XXI век, по моему мнению, должен стать веком процветания талантливой личности. И мы уже сейчас прокладываем в него мостик. Появление нашей программы по поиску, поддержке одаренных детей в классическом искусстве – это попытка заложить фундамент для классического образования XXI века. К образованию будут стремиться больше. Не станут гордиться маркой машины, а скажут: “Я знаю латынь” или “Я уже закончил второй университет”.

3. Новый год можно встречать и на балах, и в ресторане, и под елкой в лесу, но, конечно, хочется всегда с семьей. У нас, например, есть традиция – муж, папа, а теперь дедушка, одевается Дедом Морозом и вручает подарки. Старшему внуку уже 20 лет, но когда на часах пять минут первого, все начинают звать Дедушку Мороза.

Однажды фирменный костюм, в который переодевается наш глава семьи, куда-то задевался: то ли я его кому-то отдала, то ли остался на работе… В общем, перед началом действия не хватает важной детали. Я начинаю лихорадочно искать, и первое, что нахожу в шкафу, – это длинный узбекский халат и тюбетейка. Выбирать не приходится. Говорю: “Валя, надевай”. Когда он вышел к столу в тюбетейке, все на минуту застыли. Тогда я быстро комментирую: “Сегодня Дед Мороз приехал из Узбекистана”. Это было страшно весело. Теперь каждый год меня спрашивают, из какой страны приедет Дед Мороз.

“УГ” – Новосибирск

…А верблюды полетят за горизонт

– Что за грохот в коридоре? – удивилась мама, не отрываясь от домашнего компьютера: срочная работа.

– Это мы, стая из двух верблюдов. Мы отправляемся за горизонт, – ответил старший сын, топоча на четвереньках из чувства справедливости и дружбы с младшим.

– Вместо того чтобы малыша учить ходить, ты сам превратился в младенца, – укорил папа, заглядывающий в оконце видеокамеры.

– Зачем учить? Ведь он уже сам ходит, только вам не говорит!

И тут девятимесячный, ясноглазый колобок в ямочках поднялся, цепляясь за старшего брата, чтобы не подводить его, постоял, примериваясь к миру, и… сделал первый самостоятельный шаг. Потом второй, потом побежал через всю комнату…

Мамины глаза от восхищения превратились в прожектора, папа увеличился от гордости в размерах, прабабушка рыдала от счастья… Все кинулись с малышом за горизонт.

Глядя на эту семейную одиссею, я вдруг поняла, о какой школе мечтаю: чтобы КАЖДЫЙ новый шаг КАЖДОГО ребенка отозвался в ней чьей-то гордостью, радостью, восторгом, счастьем… Восхищением!

Вот такой же мне видится будущая школа: ребенок в ней станет боготворить книгу и учителя, тянуться к ней, как к Солнцу, и от этого быстро расти. Она будет изысканно прекрасна, благородна в своих интерьерах – как 42-я кемеровская или 200-я новосибирская. В ней будут царить дух демократии и дерзких открытий – как в 12-й томской и 130-й новосибирской.

В ней санаторное оздоровление станет обязательным и ежедневным, во главе всего будут педагогическая и медицинская диагностика, забота о здоровье учителя и ребенка, об индивидуальном образовании и развитии личности – как во 2-й новосибирской гимназии.

В ней будет, как в подводной лодке, находящейся в автономном плавании, все жизнеобеспечение, “отсеки” естественных наук, эстетического и сенсорного развития, технических и точных дисциплин – как в бердском образовательном обьединении “Пеликан” – с полигоном, мастерской, лабораторией для каждого вида продуктивной деятельности.

Учебники заменит карманный компьютер с выходом в “Интернет”.

Экзамены и контрольные в сегодняшнем виде исчезнут – их сделает ненужным тестирование, подобное которому уже проводят в Новосибирском техническом университете. Психологические центры реабилитации подобные новосибирскому “Магистру”, будут разрабатывать в союзе с педагогами, медиками и художниками интегрированные уроки.

У каждой школы будет свой лагерь на Кипре или на Байкале, через который в течение года пройдут все дети.

По своим внукам, которые к трем годам полностью осваивают всю электронику в доме, так и не покорившуюся мне, я точно знаю – по части технического прогресса школа обгонит все мои фантазии и прогнозы.

Но вот сердечные связи, особая биоэнергетика, способность восхищаться каждым добрым усилием ребенка… что будет с этим?

Возможно: ведь компьютер и новый комфорт не заменили нам нежности влюбленного, улыбки любимого… Так будем же влюблены – в ребенка, в творчество, друг в друга, в жизнь – от первого взгляда до последнего вздоха. Запишем в начальной строке школьных уставов XXI века слова, пережившие во всех языках мира тысячелетия: ЛЮБОВЬ и ВДОХНОВЕНИЕ!

Галина ФРОЛОВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте